search
Топ 10

На днях специально достал с книжных полок программки десяти-двадцатилетней давности. Отобрал из них майские и июньские номера. Я довольно часто бывал в театрах 9 Мая – в День Победы и 22 июня – когда началась Великая Отечественная война. И ведь знаете, друзья, ежегодно в каждый из этих дней практически все театры давали спектакли о войне: “Русские люди”, “Неизвестный солдат”, “А зори здесь тихие…”, “Фронт”, “Эшелон”, “Соловьиная ночь”, “Василий Теркин”, “Бравый солдат Швейк”, “Живи и помни”, “Завтра была война”, “Память сердца”, “Раскинулось море широко”, “За тех, кто в море!”, “Молодая гвардия”, “Вечно живые”, “Барабанщица”…

В начале 90-х военный репертуар обрывает так называемый процесс демократизации нашей жизни. Историки театра, вероятно, назовут это время неслыханным в...

Начну почти как в “Покровских воротах”: “Шестидесятые…” Но дальше по-своему: большой город на берегу большой реки. Юг Украины, лето, жара. Бочки с квасом на каждом углу. Арбузы в холодильнике. Местная молодежная газета бурлила полмесяца. Поменяли начальство, из Киева прислали двух интеллектуалов-красавцев: главного редактора и его зама. Говорили они на правильном украинском языке, посещали местный драмтеатр, пили только двойной кофе и только в маленьких чашечках и почти не обращали внимания на трех редакционных красавиц. Старшей из них – Ларисе – было уже лет двадцать. Ее парень служил в армии. Сама она училась на заочном в местном пединституте, на филфаке, и работала в секретариате. Аня была средней среди них. Училась на вечернем в машиностроительном и писала для отдела спорта. Все местные спортсмены были в нее влюблены: тоненькая, сероглазая, русоволосая. Самая младшая – Ирина – после школы не поступила в Московский университет, проработала год монтажницей на радиозаводе, потом устроилась в редакцию по договору, то есть зарплату не получала, а только гонорары. Отец ее был старой закалки, войну прошел, на большом заводе ведал кадрами, дочку свою очень любил, но никак не мог понять, что же это за работа такая – по договору. Ирина, вернувшись домой, часто находила на своем столе газетные вырезки о том, как стыдно быть тунеядцем и что с этим пороком надо нещадно бороться. Приехавшие из Киева начальники были постарше девчонок – им уже перевалило за тридцать, у них были жены и дети, но троице все равно хотелось, чтобы в них если не влюбились, то хотя бы обратили на них внимание.

Однажды Ирина столкнулась с обоими на крыльце редакции. Редактор куда-то уходил, зам откуда-то возвращался. "Послушай, - сказал зам начальнику. -...

Студенты всех времен и народов похожи друг на друга. Они полны идей, порой хотят переустроить мир, и материальные обстоятельства многих оставляют желать лучшего. От времени и “места проживания” зависит то, как юным жрецам наук удается справляться с решением таких разнообразных задач. Начало XX века в России дало, казалось, учащейся молодежи для того блестящие возможности. Бури общественные, революции и войны не позволяли мозгу студента погрузиться в состояние покойного, умиротворенного бодрствования на радость себе и окружающим. Общее настроение эпохи – поиск во всех областях жизни: искусстве, политике, экономике, новых форм существования – будило мысль и активность учащихся не хуже декабристов. Сходки, митинги, борьба за свои и общечеловеческие права для одних, проправительственные провокации с черносотенной окраской для других, пребывание над схваткой третьих – вот что, кроме учебы, составляло значительную часть досуга учащихся. Кто ратовал за царя; кто за демократию; кто бродил анфиладами античной истории или изучал теорию видов Дарвина, сиюминутным не увлекаясь. Все были при деле. К 1910-му ситуация меняется. Позади 1905-й, государев манифест об учреждении в стране свобод, 3-июньский переворот 1907 года. И молодежь, и профессура, и всевозможные министерства, кажется, рады установившемуся, пусть худому, миру. В институтах занялись по преимуществу делами академическими. Студенты вернулись с политических ристалищ в стены своих alma mater. В высшей школе и своих “проклятых вопросов” хватало. Существующая лекционно-экзаменационная система обучения эффективна меньше, чем хотелось бы. Знания, полученные учащимися в вузах, не всегда соответствуют реальным требованиям жизни. Отношения учащихся и преподавателей нередко оставляют желать лучшего. Во многих учебных заведениях студенты из энергичных и часть “либеральной” профессуры взялись выпускать свои периодические издания: всевозможные “Бюллетени”, “Листки”, “Вестники”. В журналах этих – занимательные “человеческие документы” той поры, разнообразные сведения о повседневной жизни студентов, быт времени. Киевский коммерческий институт (ККИ), учрежденное при нем общество взаимопомощи студентов издают в 1913-1914 гг. “Бюллетень”. Воронежский сельскохозяйственный в 1916-1917 гг. – сборник “Студенческое слово”.

"Бюллетень" коммерсантов - журнал академический, поначалу даже профессорский. В нем почти нет витийств на "общественно значимые темы", нет ни монархических,...

Выйди эта книга не в 98-м, а лет на десять раньше, и название, очевидно, было бы другое: “Культура и языки народов СССР” вместо настоящего “…народов России, стран СНГ и Балтии”. Профессор А.А.Леонтьев, автор этого учебно-справочного пособия, мог бы, наверное, написать несколько отдельных книг о народах России, о народах Балтии, о народах любой республики бывшего Союза, но тем не менее все они собраны вместе. Действительно, за длительное время пребывания в составе одного государства (Российской империи, позже СССР) народы, населяющие его территорию, во многом оказались связаны не только в смысле исторических судеб, но и в языковом и культурном плане. Как результат постоянного общения, культурных взаимовлияний появилось немало общего в хозяйственной жизни, образовании, искусстве и пр. Это позволило объединить описание различных народов ныне суверенных государств.

Впрочем, если бы содержание книги состояло только из перечисления и кратких характеристик этносов России и сопредельных стран, то скорее всего...
Реклама на сайте