Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Мониторинг

Воспитание самостоятельности

Школа должна не только учить детей, но и готовить их к жизни в обществе
Учительская газета, №47 от 24 ноября 2020. Читать номер
Автор:

ФГОС общего образования требуют от нас развивать самостоятельность и ответственность в обучающихся. Но как это сделать? Давайте разберем несколько практических ситуаций и рассмотрим теорию.

Два экзамена

В прошлом году выпускник 9‑го класса не смог сдать два основных государственных экзамена из четырех и не получил аттестат.

Можно сказать, что он остался на второй год обучения. Но это не совсем верно: он был аттестован по всем предметам программы 9‑го класса и на основе этой аттестации допущен до ОГЭ. Возникла двоякая ситуация. С одной стороны, ему не нужно ходить ни на какие уроки и получать оценки. С другой – ему нужно немного улучшить свои знания по двум предметам, чтобы сдать по ним ОГЭ. Определенный объем знаний у него уже был, ему не хватило лишь нескольких баллов.

Родители и школа решили, что ребенок должен посещать все уроки 9‑го класса, чтобы не болтался без дела и был под присмотром.

Вскоре педагоги стали жаловаться, что ученик ведет себя, «как студент»: прогуливает уроки, опаздывает на них, приходит без школьных принадлежностей, задания не выполняет.

Спокойно смотреть на абсурдную ситуацию, когда 16‑летний интеллектуально, физически и нравственно полноценный мужчина, изнывая от тоски, бессмысленно слоняется по школе, я не мог. Я пригласил этого ученика на консультацию и рекомендовал ему не ходить в школу…

Я предложил ему план из нескольких пунктов:
1. Родители пишут заявление о переходе на семейное образование и получают полную независимость от школы.
2. Ребенок самостоятельно в течение года готовится к сдаче двух ОГЭ по учебникам и интернет-ресурсам.
3. Парень устраивается на работу.
4. Продолжает заниматься в свободное от работы и учебы время спортом.
5. Следующим летом сдает два ОГЭ и получает аттестат.
6. Поступает в техникум.

В результате этого плана за год ученик должен пройти большой путь развития, стать сильнее, умнее, образованнее, опытнее, независимее, богаче. Через год он должен прий­ти в техникум уверенным в себе молодым мужчиной, умеющим преодолевать трудности и упорно трудиться для достижения своих целей.

Либо он мог продолжать идти по уже намеченному пути и бесцельно проболтаться в школе этот год. В итоге он, скорее всего, сдаст эти два ОГЭ и поступит в техникум. Но велика вероятность, что техникум он не потянет. Он и в школе учился недостаточно усердно, поэтому не сдал ОГЭ. Если он еще целый год будет деградировать в стенах школы, то его способность прикладывать усилия настолько атрофируется, что в техникуме его будет ждать провал.

Естественно, позитивная и наполненная смыслом картина будущего понравилась парню гораздо больше, поэтому он без моей помощи смог убедить родителей написать заявление о переходе на семейное образование. Следующим летом из-за пандемии коронавируса ОГЭ-2020 был отменен. Этот ученик, как и все предполагаемые участники экзамена, получил аттестат.

Мораль этой истории в следующем:
1. Дети хотят быть самостоятельными, стремятся к независимости, ищут осмысленной жизни и сознательной деятельности.
2. Взрослые боятся самостоятельности детей и часто выбирают их инфантилизацию вместо поощрения независимости.

Три уровня развития

Теперь немного теории. В норме человек должен пройти три уровня развития:
1. Зависимость.
2. Независимость.
3. Взаимозависимость.

Мы все рождаемся слабыми и зависимыми от других людей.

Затем человек должен стать независимым: думать своей головой, зарабатывать себе на жизнь, быть уверенным в себе и не оглядываться постоянно на мнение окружающих.

И, наконец, независимый и зрелый человек должен научиться самому сложному: сознательно, целенаправленно вступать с другими независимыми людьми во взаимозависимые, взаимовыгодные отношения для удовлетворения интересов всех сторон.

Но нередко люди идут по другому пути: естественную зависимость меняют на патологическую созависимость.
Взаимозависимость – это здоровые отношения зрелых, уверенных в себе людей.

Созависимость – это нездоровые отношения незрелых, неуверенных в себе людей.

Взаимозависимость – это горизонтальные отношения равных, независимых людей.

Созависимость – это вертикальные, иерархические отношения, в которых кто-то доминирует, а кто-то подчиняется.

Взаимозависимые люди про любовь говорят: «Я без тебя могу прожить, но с тобой я буду счастливее, поэтому я хочу быть с тобой».

Созависимые люди про любовь говорят: «Я без тебя не могу».

У Эриха Фромма есть книга «Бегство от свободы». В ней он подробно описывает, почему отдельные люди и целые народы отказываются от независимости и выбирают нездоровые отношения созависимого доминирования-подчинения. Главное в том, что свобода влечет за собой ответственность за свои решения. А ответственность – это тяжело, часто так и говорят – «груз ответственности». Поэтому есть большой соблазн снять с себя ответственность и переложить ее на доминирующее лицо.

Самостоятельность и уроки

Можно ли как-то развивать независимость детей внутри классно-урочной системы? Нет, нельзя. Все более-менее хорошие способы развития самостоятельности школьников, которые я видел, реализуются во внеурочной или внешкольной деятельности.

Любые попытки развивать самостоятельность на уроке выглядят сомнительно. Например, на последнем конкурсе «Учитель года» один из конкурсантов после урока с гордостью несколько раз заявил жюри, что ученики сами (сами!) сформулировали цель урока. Однако мы видели, как на уроке учитель наводящими вопросами подвел детей к единственно возможной цели урока, а потом показал ученикам бумагу с прописанной целью урока. То есть цель урока учитель до урока зафиксировал на бумаге. Возможность поставить какую-то другую цель на уроке учитель не рассматривал. И при этом он был убежден, что дети сами поставили эту цель.

Это симуляция самостоятельности детей. Педагог зажат в тиски ФГОС, календарно-тематического плана, программы, электронного журнала, ВПР, ОГЭ, ЕГЭ, контроля администрации и родителей. Может ли учитель современной российской школы в этих рамках выбрать цель и тему урока? Не может. Ученики тем более не могут.

Чтобы дети сами поставили цель урока, нужно так детям и говорить: «Ребята, какую тему вы хотите сегодня изучать? И какую цель ставите в изучении этой темы?» Затем путем голосования дети выбирают тему и цель из предложенных вариантов.

Ничего подобного ни на одном уроке я не встречал.

Волонтерство

Пожалуй, лучший способ развития самостоятельности школьников – волонтерство. Волонтер добровольно и безвозмездно помогает другим людям.

Например, ученики моей школы разносили престарелым людям продукты во время эпидемии коронавируса. Правда, потом несовершеннолетним запретили подвергать себя риску заражения из-за такой помощи.

Другие ребята помогали в осуществлении театральных постановок, где играли дети-инвалиды. Еще одна ученица помогает в городской библиотеке проводить киноклуб для подростков.

В России волонтерство находится в зачаточном состоянии. А на Западе оно распространено гораздо шире. Американский учитель Рон Кларк в одной из своих книг описывает путешествие с учениками в ЮАР. Одним из главных пунктов этой поездки была волонтерская работа его учеников в детском доме для ВИЧ-инфицированных детей. То есть даже в туристической поездке они помогают местным жителям. Кстати, эта поездка и само существование школы Рона Кларка оплачиваются благотворительными взносами частных лиц и организаций. Таким образом, на Западе добровольная помощь независимых граждан и организаций друг другу в виде благотворительности и волонтерства составляет огромную часть общественной жизни.

Общественно полезный труд

А наш советский общественно полезный труд то же самое, что волонтерство? Он способствует воспитанию самостоятельности и привычки помогать другим? Нет.

Волонтерство – это добровольный индивидуально полезный труд. Когда волонтер оказывает помощь, он точно знает выгодоприобретателя. Часто получатель помощи – это конкретный человек, которому можно посмотреть в глаза и услышать от него благодарность.

Советский общественно полезный труд – это принудительная работа.

Наталья Кириченко в заметке «Школьник и тряпка» («Учительская газета» №40 от 6 октября 2020 года) выразила огорчение из-за отсутствия законодательно закрепленной возможности привлекать всех школьников к общественно полезному труду. Она пишет, что «слово «общественный» предполагает труд во благо школы без ожидания персональной похвалы».

Здесь возникает вопрос: а школа – это кто конкретно? Кто является выгодоприобретателем? Кто скрывается за словом «общество»?

Почти все школы в России учреждены государственными или муниципальными органами власти. Учредители и администрации школ обязаны обеспечить надлежащее техническое и санитарное состояние помещений. Если бы всех школьников принуждали заниматься уборкой, то выгодоприобретателями стали бы директора, мэры, губернаторы и президент.

Эти должностные лица не просят о помощи, они требуют подчинения. Это не добровольная помощь конкретным нуждающимся лицам, как в волонтерстве. Это принудительное подчинение власти.
Наталья Кириченко отмечает серьезные проблемы с организацией общественно полезного труда в современной российской школе: «Если одни родители учащихся класса согласны выдавать своему чаду тряпочку и порошок на мытье парт, а другие такого согласия не дали, то как объяснить детям, почему эти моют, а эти не должны?»

Я думаю, что никак это детям объяснить нельзя. Эта проблема неразрешима. Общественно полезный труд имел место только в тоталитарном обществе всеобщего принуждения и контроля.

К счастью, в волонтерстве и благотворительности такой проблемы вообще не существует. Дети-волонтеры испытывают огромное моральное удовлетворение от своего труда, а иногда чувствуют себя настоящими героями. Например, про ребят, которые в период эпидемии разносили продукты пожилым людям, журналисты снимали репортажи. Этих волонтеров показывали по телевизору. И они были огорчены, когда им в целях их же безопасности запретили заниматься такой помощью.

Мы все хотим быть полезными и значимыми. Мы все хотим заботиться об окружающих. Но мы не любим, когда нас заставляют что-то делать.

Броский заголовок статьи Натальи Кириченко – «Школьник и тряпка» – и ее тоска по массовому принуждению школьников к общественно полезному труду напомнили мне эпизод из автобиографической книги Эдуарда Лимонова «Торжество метафизики». В ней он описывает свое отбывание наказания в колонии. Новых заключенных офицеры колонии по очереди заводили в туалет, велели взять тряпку и мыть унитаз. Тех, кто отказывался, избивали. Офицеры ФСИН сразу выясняли, кто из новых заключенных сможет легко влиться в общество этой колонии и соблюдать ее порядки, а кого нужно активно «социализировать».

Наталья Кириченко отмечает, что большинство родителей против привлечения их детей к общественно полезному труду. На мой взгляд, в этом нет ничего удивительного. В общественно полезном труде все неправильно, все противоречит природе человека: человек не любит подчиняться силе, не любит заниматься бессмысленным делом и не любит неблагодарности (отсутствия персональной похвалы).

Волонтерство же вполне соответствует сущности людей: добровольная, понятная помощь конкретным людям и организациям в решении конкретных проблем и получение благодарности и признательности за эту помощь.

Школа должна не только учить детей, но и готовить их к жизни в обществе. Вопрос лишь в том, к жизни в каком обществе мы готовим детей. К жизни в тоталитарном обществе всеобщего подчинения тюремного типа или к жизни в демократическом обществе независимых граждан, обладающих правами и достоинством?

Кирилл КАРПЕНКО


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt