search
Топ 10

Социология

Люби меня, как я тебя

Есть родители, готовые помогать школе даже больше, чем на то надеются учителя

Еще недавно принято было считать, что сфера образования весьма консервативна. Неизменные методики, учебники, выдержавшие по два десятка изданий, а главное – сформированные за десятилетия стереотипы отношений в классическом школьном треугольнике: учитель – ученик – родители. Столь же устоявшимися казались и отношения на следующем этаже длинной педагогической лестницы. Городские (районные) педагогические начальники все решают, директора и учителя все исполняют.

Перемены в первую очередь коснулись российской школы. Рождались и умирали методические школы, как грибы, росли разнообразные экспериментальные площадки, гимназии, лицеи… Следующая волна выбросила разноцветье учебников. Ушли в прошлое черно-белые книжки с миллионными тиражами. Их место заняли разноцветные учебники по всем предметам, задачники, напоминающие комиксы про Микки-Мауса, и, увы, любая волна несет с собой и пену – тысячными тиражами обыкновенные шпаргалки, которые наши мамы и папы, портя глаза, изготовляли кустарным способом в виде гармошек.

Радикально изменились пропорции в школьном треугольнике. Ясно, что в частной школе, где новорусский родитель ежемесячно выкладывает тысячу долларов, и его не слишком высоколобое чадо об этом прекрасно знает, учитель вряд ли станет лупить это чадо линейкой по голове или отправлять его по любому поводу за родителями. Другое дело – провинциально-элитарная гимназия, чуть ли не единственная на маленький городок, куда стремятся поступить дети всего местного бомонда. Там учитель, а тем более директор, – уважаемый человек, с которым раскланиваются за квартал.

Но все эти революционные перемены мало затронули муниципальный уровень взаимоотношений между школой и органами, которые раньше назывались гороно. Причина прозаична – бюджетные деньги. На смену кумачовому лозунгу “Народ и партия едины” пришел не афишируемый, но безукоризненно действующий постулат – “кто платит, тот заказывает музыку”. Отработанная десятилетиями схема общения вполне традиционна: на бесконечных методических конференциях, “августовских педсоветах” начальство из президиума что-то вещает, директора (завучи, учителя) что-то записывают. Затем выступают по одному представителю от передовиков (директор, завуч, учитель-новатор), скромный фуршет в организованном буфете, и все расходятся до следующего года.

Сложившуюся форму общения кое-где пытаются сломать или скорректировать. Этим озабочены пока еще редкие управленцы новой волны, усвоившие, что время министров-новаторов закончилось. Что потенциал педагогических “реформ сверху” исчерпан, ответы на проблемы сегодняшней школы надо искать внизу, в учительской среде, в сопоставлении мнений обучающих и заказчиков обучения. Наш рассказ – об эксперименте, организованном Комитетом по науке, образованию и делам молодежи мэрии Краснодара.

Накануне педагогической конференции организаторы обратились к группе московских социологов, аспирантов МГУ с предложением провести социологическое исследование среди учителей школ Краснодара и родителей. Опрос проводился в период школьных межчетвертных собраний, что обеспечивало максимальный охват респондентов.

В руках социологов оказался уникальный материал – данные по 16 тысячам опрошенных. Сравнительные статистические данные, отражающие мнения учителей и родителей, покажем на нескольких ключевых вопросах.

Какова должна быть роль школы в преодолении существующего в обществе нравственно-идеологического кризиса? 31% учителей и 37% родителей уверены в ведущей роли школы в формировании идеологии молодого поколения. Вспомогательной роли школы, лишь помогающей семье и государству формировать нравственный облик молодежи, отдают предпочтение 47% учителей и 40% родителей. Наконец, 21% учителей и родителей считают, что школа должна лишь учить детей, оставив идеологическое воспитание другим социальным институтам.

Как сделать профессию учителя уважаемой в городе? Мнения распределились так: 14% учителей и 17% родителей считают, что проблемы нет – профессия учителя достаточно престижна; соответственно 7% и 11% убеждены, что многое зависит от самого учителя – без серьезного повышения его профессионализма говорить об уважении не приходится; подавляющее большинство учителей (76%) и 64% родителей считают, что все дело – в учительской зарплате, стоит ее поднять – и престиж профессии поднимется автоматически.

Наиболее актуальным оказался вопрос о путях финансирования школы в нынешних условиях.

Несмотря на то, что государственные школы должны полностью финансироваться за счет бюджета, реально ситуация вынуждает школу искать средства собственными силами. Каким вы видите решение этой проблемы? 59% учителей и 48% родителей считают недопустимыми любые альтернативы бюджетному финансированию; на благотворительность спонсоров в решении школьных проблем рассчитывают 19% учителей и 28% родителей; школа должна сама искать дополнительные источники финансирования (аренда помещений, организация платных мероприятий и пр.), уверены 9 и 11% опрошенных соответственно. Интересно, что 9% учителей и 10% родителей считают реальным ресурсом дополнительного финансирования помощь самих родителей. А вот замена бесплатного образования платным малопопулярна: 4 и 3% среди учителей и родителей соответственно.

Приведенные примеры и анализ полных результатов анкетирования свидетельствует о заметно большей безапелляционности учителей при ответах (что вполне ожидаемо), но также и об их большей консервативности. Корпоративный взгляд на проблему, даже выраженный решительным большинством, увы, не всегда является конструктивным и может стать основой грамотных управленческих решений.

Вторым этапом исследования стал так называемый кластерный анализ полученных результатов. В переводе с профессионально-статистического языка это означает, что вся совокупность опрошенных разбивается на несколько групп по принципу однотипных ответов на вопросы анкеты.

Попытки разбить всех опрошенных на два или три кластера приводили к абсолютному большинству респондентов в одном из них. Оптимальным было признано разделение всех опрошенных на 4 кластера, что позволило наблюдать внутренне устойчивые группы с ярко выраженной позицией по большинству вопросов. Так, кластеры по учителям содержат соответственно 38%, 46%, 13% и 3% опрошенных.

Как же отвечают на вопросы анкеты учителя из различных групп? Наиболее ярко принцип разделения проявляется на вопросе о финансировании школ. Самыми консервативными оказались учителя из первого кластера: целых 77% (!) не допускают мысли о добывании школой средств, во втором кластере таких чуть меньше, но все равно много – 64%, в 3-м и 4-м кластерах этот ответ почти никто не выбрал. Чаще всего на помощь спонсоров надеются учителя из 2-го кластера (24%), меньше всего – из 3-го (1%). Явное предпочтение поиску новых решений отдают учителя 4-го кластера (30%), помощи родителей – двух последних кластеров (32 и 46%), наконец, за платную школу выступают лишь большинство 3-го кластера (52%) и небольшая часть четвертого (14%).

Диаграммы наглядно показывают распределение выбранных ответов по кластерам. Другие вопросы анкеты не выявили столь резкого отличия между группами, но в той или иной мере специфика проявляется регулярно.

Для анализа ответов родителей также было принято разделение на 4 кластера. Проценты респондентов по кластерам распределились так: 34%, 41%, 17% и 8%.

И здесь качественным рубежом оказался вопрос о финансировании школ. Важно, что мнения родителей существенно отличаются от мнения учителей. Например, о недопустимости добывания школой средств высказались 62% в 1-м кластере, 52% – во 2-м, 36% – в 3-м и никто – в 4-м кластере. Из тех кластеров учителей, кто поддерживал это мнение, в процентном отношении таких было больше: 64-74%. Родители значительно чаще выбирали ответ о помощи спонсоров: во всех кластерах от 25 до 36% (у учителей не более 24%). Возможно, родителям мало известно о трудностях, связанных с таким способом добывания средств. Ответ о поиске новых финансовых ресурсов выбирался родителями с теми же частотами, что и учителями. Первые два кластера скептически настроены по этому поводу: 7 и 9%, а 3-й и 4-й – более оптимистично: 19 и 23%. Помощь родителей оба первых кластера не посчитали адекватным ресурсом (как и учителя). Третий кластер выбирал этот ответ в 16% случаев, а 4-й – в 61%. У учителей были варианты 32 и 46%. Так что есть родители, готовые помогать школе даже больше, чем на то надеются учителя. Наконец, о необходимости платного образования говорят лишь 4% в 3-м и 16% в 4-м кластерах, среди учителей, напомним, была группа, полагающая это единственным выходом из положения в 52%.

В вопросе о социальном статусе профессии учителя родители в большинстве также видят проблему в деньгах, однако не столь категоричны в этом ответе, как учителя. Этот ответ выбрали от 58% родителей (1-й кластер) до 70% (в 3-м кластере). Напомним, что у педагогов минимальный уровень составлял 74%. Родители чаще, чем учителя, считают, что профессия учителя уважаема в городе, и чаще полагают, что уважение к учителю должно формироваться на идеологическом уровне в увязке с профессиональным уровнем – 19% в 1-м кластере.

Разделились мнения учителей и родителей относительно тезиса о чрезмерных нагрузках, испытываемых современными школьниками. Родители в целом оказались гораздо более солидарны, чем учителя. Они чаще заявляли о том, что стоит снизить требования к образованию: от 9% в 4-м кластере до 18% в 3-м. У педагогов в среднем лишь 10 процентов выбрали этот ответ. Родители гораздо менее склонны к тому, чтобы проводить специализацию обучения (от 32 до 39%), в то время как у учителей такие настроения преобладали (до 62%). Гораздо охотнее родители выбирали пункт о внедрении в образование новых технологий (26-34%) (учителя – от 19 до 28%). Довольно стабильно по кластерам пятая часть родителей считала, что образовательная программа современных школьников не стала сложнее. У педагогов этот вопрос вызывал большие разногласия (от 5 до 43% в зависимости от кластера).

Последняя гипотеза, получившая статистическое подтверждение, – о значительной зависимости возрастного состава учителей и характера их ответов. (Возрастной состав родителей гораздо больше объясняется демографическими факторами, и таких зависимостей не прослеживается). Анализ показал, что в первых двух учительских кластерах, характеризуемых более консервативными ответами, практически все респонденты старше 60 лет и практически нет учителей младше 35 лет. Наоборот, в третьем и четвертом кластерах очень мало учителей старше 44 лет и подавляющее большинство тех, кому меньше 30. Корреляция между возрастным составом кластеров и уровнем консервативности ответов слишком велика, чтобы быть случайной…

Игорь ФЕДОРЕНКО,

председатель Комитета по науке, образованию и делам молодежи мэрии Краснодара;

Екатерина КРУПЕЦКАЯ,

аспирантка кафедры социологии ИГУиСИ;

Юрий ЧАЙНИКОВ,

аспирант кафедры математического анализа мехмата МГУ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте