search
Топ 10

Расследование “УГ”

Трагедии не было. И все!

Интервью с человеком, который собирал ртуть руками

Чем может закончиться конфликт? Торжеством справедливости? Не всегда. Противник может оказаться, мягко говоря, непорядочным, и тогда все меняет знак на обратный. Черное становится белым, плохое – хорошим, а правота может обернуться виной. Тогда ощущаешь свою полную беззащитность. Не дай Бог оказаться в такой ситуации. Тем более если этот противник – власть.

Из приказа начальника управления образования города Кисловодска: “В ходе служебного расследования загрязнения школы ? 12 ртутью проявилась несостоятельность директора Лавровой Т.С. по руководству ликвидацией последствий чрезвычайной ситуации. Приказываю уволить Лаврову Т.С. по ст. 254 п. 1 КЗОТ РФ за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей при ликвидации ЧС”.

– Так вы руководили ликвидацией ЧС?! – спросил я Тамару Сергеевну.

– Я сама собирала эту ртуть. Ее разлили по лестнице и полу второго и третьего этажей. Это была ровная дорожка шириной около пятнадцати сантиметров, ведущая от кабинета физики на лестницу и далее – вниз. В течение десяти минут мы вывели из школы детей, после чего я стала звонить во все городские инстанции и бить тревогу. В течение часа приехали из ОВД, санэпидемстанции и городской службы ЧС. Мы ждали их и в школу не входили. Но вместо того чтобы действовать, они дали мне письменные указания о том, как надо проводить демеркуризацию школы. Вот копия акта – вы только почитайте, под чем я должна была подписаться: “Центр госсанэпиднадзора предписывает директору школы Лавровой Т.С. начать проведение мероприятий по очистке загрязненных ртутью участков школы с последующей обработкой согласно представленной инструкции”.

– Что за инструкция?

– По проведению демеркуризации разлитой металлической ртути, в которой говорилось, что ртуть нужно собирать совками, вакуумными отсосами или грушей с тонким наконечником, а затем пол засыпать сырыми опилками. Это ж сколько нужно ползать с грушей по полу, чтобы собрать ртуть с трехсот квадратных метров. Тем более что паркет в коридоре старый, растрескавшийся – его снимать надо. А в конце инструкции была приписка о том, что все мероприятия по выполнению контрольных замеров берет на себя санэпидстанция.

– В этом-то санэпидстанция права. В ее обязанности входит делать замеры, но не проводить демеркуризацию – это уже прерогатива службы ЧС. Как эта служба отреагировала на случившееся?

– Приехали двое: инженер Гусев и полковник Кавтасенков, но делать ничего не стали. Полковник подтвердил, что ликвидировать ЧП придется мне, и чем раньше я организую учителей – тем лучше. “В конце концов это ваша школа”, – сказал он мне. Я возразила, что школа муниципальная и незачем здесь Чернобыль устраивать…

В школе остались учителя-мужчины, уборщица и секретарь. Стали собирать ртуть пылесосом, но до меня только потом дошло, что воздух из нагретого пылесоса не менее ядовит, чем разлитая ртуть. Но было уже поздно. Десять учителей попали в больницу с диагнозом: отравление парами ртути средней тяжести, а я пролежала четыре дня в реанимации.

– Вам выдали какие-нибудь средства защиты, когда вы собирали ртуть?

– Ничего. Резиновые перчатки я покупала на свои деньги…

– И после всего, что случилось, вас уволили. Кому это выгодно? Следствие пришло к заключению?

– Не далее как на прошлой неделе я получила повестку из ОВД. Начато следствие… спустя два с половиной месяца после инцидента. Я высказала свою версию. Конфликт в школе начался в конце прошлого года, когда братья Грант и Арсен Агаджановы избили ученика десятого класса Игоря Кудрявцева. Об этом была моя первая докладная председателю городской Комиссии по делам несовершеннолетних, за которой последовали еще четыре. В докладных говорилось о вызывающем поведении Агаджановых по отношению к учителям и учащимся школы. Я считала их поведение социально опасным и просила принять меры воздействия на них и их родителей. Мои письма остались без ответа. В результате оба брата вообще перестали посещать школу. Но в день ЧП один из них явился. Я встретила его в коридоре во время четвертого урока, то есть за полтора часа до ЧП. Потом я много думала об этой встрече и пришла к выводу, что она не случайна. Если принять во внимание тот факт, что родители Агаджановых имеют частное предприятие по производству зеркал, вывод, по-моему, напрашивается сам собой. Ведь килограмм ртути, а именно столько ее было разлито по школе, обычному человеку взять неоткуда. Тем более что ртуть относится к сильнодействующим ядовитым веществам. А в промышленном производстве зеркальной амальгамы ртуть применяется.

– А существуют другие версии?

– Противоположная моей. Якобы я сама разлила ртуть для того, чтобы сорвать проверку школы, которую собиралось проводить городское управление образования.

Так или иначе, но на мое место был назначен новый директор. Произошло это как раз тогда, когда меня перевели из реанимационного отделения в терапевтическое. Я была поставлена перед фактом.

– Чье это распоряжение?

– Начальника управления образования. У меня, честно говоря, не было сил возмущаться: еще сохранилась резь в глазах и носоглотке, головная боль и общая слабость – типичные признаки отравления. Хотя возмутиться следовало бы – на случай болезни у директора имеются заместители.

– А компенсацию за причиненный ущерб здоровью вам выплатили?

– Ни копейки. Если вы посмотрите на список лекарств, которые потребовались на лечение, то убедитесь, в какую сумму обошелся мне мой “героизм”. Одна упаковка “Унитиола” стоит 428 рублей. Слава Богу, что не пришлось платить за квадратные метры, на которых стоит больничная койка.

– При несчастном случае на производстве вам обязаны возместить ущерб.

– А не было несчастного случая…

– То есть как это?

– А вот так. Не было и все. Так считает начальник ГУО, которая отказывается выдать мне акт о несчастном случае. А без него я не вправе обращаться в суд о возмещении ущерба.

Во время беседы с Тамарой Сергеевной Лавровой меня не оставлял вопрос: ради чего? Учителю труда Александру Муравьеву, принимавшему участие в демеркуризации, только 25 лет. А рентгеновские снимки показали отложение металлической ртути в позвоночнике…

В злополучной школе полным ходом ведутся ремонтные работы: вместо старого паркета настилается линолеум, красятся стены, белятся потолки. Санэпидемстанция дает “добро”: по всей видимости, занятия в школе возобновятся будущей осенью…

Все уже как будто позади. Ртуть, реанимация, увольнение. Тамара Сергеевна больше двух месяцев уже нигде не работает, сидит дома, и только иногда резь в глазах, одышка, головокружение напоминают о перенесенном отравлении. Щитовидка “чертей дает”. Управление образования, призванное, в общем-то, поддерживать своих коллег, не протягивает ей руку помощи, а наоборот, методично топит ее. Такой незначительный вроде бы факт: педагогический стаж Тамары Сергеевны оборвался на 25-м году. Каких-нибудь восьми месяцев не хватает до необходимой выслуги лет. И не дать ей заработать законную пенсию… Почему?

Дмитрий ЕГОРОВ

P.S.

Комментарий заместителя начальника Департамента мероприятий защиты населения и территорий Министерства по чрезвычайным ситуациям России Владимира Пучкова

Ртуть относится к сильнодействующим ядовитым веществам. Проводить демеркуризацию могут только прошедшие соответствующую подготовку специалисты МЧС, войск гражданской обороны или спасательных отрядов при наличии соответствующего защитного снаряжения: изолирующий противогаз или промышленный противогаз марки “Г” с черно-желтой коробкой (обычные противогазы от паров ртути не защищают); резиновые костюмы, перчатки и обувь.

Действия директора школы при обнаружении подобной чрезвычайной ситуации следующие: немедленно эвакуировать людей из школы и сообщить о случившемся в соответствующие службы ГО и ЧС. Если очаг заражения расположен так, что его невозможно обойти при эвакуации (коридор, лестница) для защиты органов дыхания необходимо применять марлевые респираторы или носовые платки, смоченные в воде.

Самим приступать к демеркуризации помещений категорически запрещается.

Комментарий юриста профсоюза работников образования Москвы Ирины Копаевой

Одна из основных обязанностей работодателя согласно КЗоТ – нести ответственность за создание здоровых и безопасных условий труда работников. Директор школы Т. Лаврова с этой обязанностью не справилась, поэтому действия ГУО по ее увольнению вполне обоснованны. Фактически учителя школы получили отравление по вине директора. И она должна нести за это ответственность. А если бы в школе случился пожар и кто-нибудь приказал Лавровой собирать учителей в команду и тушить огонь! Мало ли кто что говорит и требует. Есть элементарные нормы техники безопасности, которые работодатель должен соблюдать.

Что касается акта о несчастном случае по форме Н-I, который в подобной ситуации обязаны составить органы образования совместно с профсоюзами, Т. Лаврова вправе потребовать его через суд.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте