search
Топ 10

Встав на лыжи, Густав стал королем “УГ” на Vasaloppet

История гласит: в 1520 году молодой швед Густав Эрикссон Васа попытался поднять местное население на восстание против оккупировавших страну датчан. Но крестьяне, более всего ценившие мир и покой, никак не могли решиться на это. Раздосадованный Васа, опасаясь ареста датчанами, решил укрыться в Норвегии, встал на лыжи и начал свой путь из небольшого городка Мора.
Тем временем крестьяне решили, что иго датчан все-таки невыносимо, и направили двух лучших лыжников догнать Васу. Те настигли его в селении Сэлен. Все вместе они вновь вернулись в Мору. Восстание было поднято, и через два с половиной года Швеция добилась независимости, а Густав Васа стал ее королем.

Шведы свято чтут свою историю, потому они не могли оставить без внимания столь примечательный факт. В 1922 году Андерс Перс, редактор местной газеты, предложил увековечить его лыжным пробегом из Сэлена в Мору. С тех пор многие тысячи лыжников совершают этот 90-километровый путь. Марафон стал самым престижным в мире. Для лыжников он имеет не меньшее значение, чем Мекка для мусульман. Несмотря на то, что лыжный фестиваль здесь длится целую неделю, число желающих преодолеть полную дистанцию столь велико, что организаторам приходится ограничивать их количество.
За всю историю Vasaloppet преодолели почти 340 тысяч лыжников. Если бы они бежали эстафету, то смогли бы 757 раз обогнуть земной шар или 38 раз достичь Луны и вернуться назад. Главная гонка уже многие годы традиционно проводится в первое весеннее воскресенье. В этом году, 4 марта, в ней приняли участие почти 12 тысяч человек, включая около тысячи представительниц прекрасного пола. Значимое количество – около пяти десятков приехали из нашей страны. Без сомнения, большая заслуга в этом Российского лыжного любительского союза, взявшего на себя всю организационную работу.
Одна из особенностей марафона состоит в том, что он стартует в одном городе, а финиширует в другом. Это привносит ряд неудобств, но организаторы историю переписывать не намерены. В частности, участники вынуждены делать выбор, где им размещаться, – в Сэлене или Море. Наша группа остановилась в частных домах по месту финиша – в Море, чтобы после окончания гонки не тащиться назад.
Предприимчивая молодая хозяйка с простым русским именем Мария, приехавшая из Финляндии, чтобы отработать кредит на образование, выделила нам две комнаты. Крохотные настолько, что перед тем как раздвинуть диван, приходилось выносить часть вещей. Особой радости это у нас не вызывало, поскольку питомцы владелицы – здоровенная овчарка, шестимесячный щенок и кот-шалун имели свой взгляд на наш инвентарь. Они могли как минимум придать ему другой запах, погрызть скользящую поверхность лыж, играючи перекусить палку.
Мы втихую завидовали другой части нашей группы, которая имела в своем распоряжении целый этаж. Но их счастье было кратким. Ребята, приступив к подготовке лыж, имели неосторожность использовать неказистый, но крепкий стол. Опять же хозяйка нагрянула внезапно. Увиденное поначалу лишило ее дара речи, а потом вызвало вспышку прямо-таки итальянского темперамента. Оказалось, что столик срубил топором ее пращур больше трехсот лет назад, и каждая капля парафина на нем пронзила сердце мадам, как копьем. Неудивительно, что вся компания, подобно бременским музыкантам из известного мультфильма, вскоре обнаружила себя на крыльце, а свой нежно оберегаемый инвентарь и того дальше.
В итоге мастерская по подготовке лыж естественным образом переместилась к нам, что, впрочем, в наше собачье царство не привнесло заметных перемен. Нужно особо сказать, что подготовка лыж к гонке – процесс очень сложный, даже филигранный. Сегодня победитель любых более-менее значимых соревнований – это средоточие высших достижений во многих сферах, включая разработку лыж, палок, пардон, нижнего белья, фармакологию, питание, науку, тренерское искусство, безусловно, талант спортсмена и еще очень многое другое. Все это может быть перечеркнуто на последней стадии – смазке лыж. Даже на нашем любительском уровне на подготовку одной пары уходит около полутора часов. При этом в помещении стоит дым и запах, как в цехе с вредным производством, а на полу – груды стружек снятого парафина, как в столярной мастерской.
Можно, конечно, пойти по другому пути – сдать лыжи в специальные сервисные пункты фирм “Токо”, “Свикс”, “Инновакс”, которые гарантируют пусть не высшее, но добротное качество. Тем не менее большинство россиян этим не пользуются. Во-первых, мы к этому не приучены, во-вторых, заранее уверены, что в сервисе обязательно должны быть изъяны, мы уверены, и лучше нас самих эту работу никто не сделает, хотя часто убеждаемся в обратном, в-третьих, цена в 25-30 долларов кажется завышенной. Можно это сделать за очень короткие секунды и совершенно бесплатно, но уже на дистанции и в определенных местах.
Таким образом, наши приготовления закончились ближе к 23 часам. В добавление к этому марафонец должен пополнить свой энергетический запас с вечера, чтобы утром не тащить на дистанцию полный желудок. Спать нам пришлось совсем немного потому, что не позднее трех часов утра уже нужно было вставать. Столь ранний подъем вызван необходимостью заранее занять место в своем стартовом секторе, а до него еще нужно ехать, напомню, не менее 90 км.
Правда, будем справедливы. Организаторы четко учитывают личный рейтинг гонщика в международных марафонах. При регистрации в мае месяце, когда плата за участие в гонке минимальна, мне выделили номер 4626, но на месте функционер, посмотрев паспорт World Loppet и сверившись с базой данных, переместил меня во вторую “волну”, т.е. в сектор не далее второй тысячи. В дальнейшем я убедился, что “арифметика” не подвела, и я оказался во вполне соответствующей компании.
Ко времени нашего прибытия, около шести часов утра, стартовая долина напоминала бивуак кочевников – поставленные в козлы лыжи и палки, костры, громадные шатры, урчащие автобусы, спальные прицепные вагончики, массы снующих людей, восклицания на десятках языков и наречий. Хорошо, что мороз оказался слабее, чем обещали синоптики, – всего лишь 15 градусов, но с ветерком. Поэтому народ быстро проходил электронную регистрацию, занимал место на старте, ставил лыжи и скорехонько бежал в теплые шатры, где надевал маски, заклеивал пластырем нос и щеки, чтобы не отморозить, жевал овсяную кашу. За этими делами время ожидания проскочило быстро. Ровно в восемь всем одновременно был дан старт.
Каждый раз это волнительное и немножко нервозное действие. Что вполне понятно. С места снимаются многие тысячи людей. Каждый решает свои тактические задачи, занимает более удобную позицию, отслеживает положение соперников и коллег по команде. Слышны отрывистое, еще не установившееся дыхание, стук лыж и палок. В этой сутолоке самое главное – уберечься от травм и сохранить инвентарь. Очень много надежд бывает перечеркнуто именно в первые минуты гонки. Конечно, есть пункты технической помощи, но до них нужно дотянуть, да и качество замененной палки (замена лыж ведет к дисквалификации) совсем не то.
После старта начинается резкий двухкилометровый подъем. Чувствую, что организм еще “не вработался”, поэтому не форсирую его – за 90 км все разберемся. Поскольку я лыжник-репортер или репортер-лыжник, то пытаюсь все-таки хоть отрывками, но фиксировать происходящее. А зрелище стоит того. В долине еще утренний полумрак. Людская лавина без конца и края. А над ней стелется пар выдыхаемого тысячами легких воздуха. Такое приходилось видеть в лютую стужу над незамерзающими горными потоками. Ученые подсчитали, что выделяемой гонщиками энергии хватило бы добела раскалить 221000 стоваттных ламп.
Подъем закончился, началась “пересеченка”, дыхание установилось, еще через десяток километров уже можно, практически не глядя, толкаться палками. А вот перед тем как перескочить из лыжни в лыжню, приходится оглядываться постоянно, чтобы избежать столкновения. Дальше остается только “упираться” и терпеть, терпеть и “упираться”. На этой гонке нельзя высокомерно проскакивать пункты питания. Наказание может последовать быстро в виде слабости в ногах, тумана в глазах, холодного липкого пота, судорог мышц, да и просто потери сознания. Поэтому на каждом из семи пунктов я пусть на ходу, но старательно плескал в рот по полстакана отменного черничного киселя и минерального напитка, насыщенного солями и микродобавками. К концу хотелось что-нибудь еще пожевать, но с булочкой побоялся не справиться, а другого не предлагалось. На семидесятом километре пришлось достать из кармана комбинезона НЗ – энергетический гель – и насильно выдавить его из упаковки в рот. Многие взяли с собой собственные фляжки с индивидуальным питьем. Профессиональных спортсменов подкармливали тренеры и представители команд.
Иногда появлялись отвлеченные мысли. Почему-то приходили мысли о Боге. Вообще я некрещеный, но хотелось бы знать, кто покровительствует лыжникам. Наверное, Георгий Победоносец. Он поддерживает в праведных делах всех воинов и путников. Если это так, то более благодарных последователей ему не найти. Каждый гонщик за такую гонку отбивает, толкаясь, не менее десяти тысяч глубоких поклонов.
Иногда тянуло на упрощенную статистику. Предположим, что каждый лыжник теряет за марафон в среднем около трех килограммов веса. В основном это пот. Получается, что мы оставляем на дистанции 36 тонн такого концентрата – это же почти железнодорожная цистерна.
Немало времени занимали отслеживание и расчеты графика бега. Изначально я ставил себе задачу уложиться в 6 часов 10 минут. Не скрою, хотелось получить медаль, которую вручают гонщикам, не превысившим полуторный лимит от времени победителя. В последние годы чемпионы побеждали со временем 4.02 – 4.11. Рекорд был установлен шведом Петером Герансоном в 1997 году. Он промчался за 3 часа 38 минут, то есть со скоростью почти 30 километров в час! И это на такой-то дистанции! Покажите мне хоть одну лошадь, которая выдержит такой темп. Воистину велик человек!
Если верхнего предела результатов не установлено, то нижний – вполне реален. В целом нужно уложиться в 12 часов, да и каждый из семи контрольных нужно пройти в рамках определенного лимита. Иначе закончишь гонку досрочно.
Чтобы стимулировать гонщиков, в этом году организаторы выставили два главных приза – автомобили. Один – за победу, второй за возможное побитие рекорда трассы. Вручен был лишь первый. Рекорд вновь устоял – не те условия. После семидесятого километра зрители сообщили, что победитель – Хенрик Эрикссон, двадцать с небольшим лет назад буквально родившийся на этой трассе, – идет на время 4.00 – 4.05.
Получив это сообщение, вновь сверил свой график, убедился, что значительно превышаю его. Видимо, и опыт сказывается, и накату уже почти тысяча километров. Закончил с результатом 5.26. Вполне прилично для моего возраста и тем более профессии. Попутно скажу, что среднестатистический участник Vasaloppet пребывает в возрасте 41 года, названный марафон пробежал уже четыре раза и тратит на это в среднем 8 часов, 23 минуты 24 секунды. Между прочим, в Швеции существует клуб “тридцатников”, то есть тех лыжников, которые пробежали марафон больше тридцати раз. Три человека “махнули” его по сорок девять раз! После каждого юбилейного марафона – 10-го, 20-го и т.д. участнику вручают специальную медаль.
Мой младший брат служит в Косово. В ноябре минувшего года интернациональное командование миротворческих сил решило провести там марш-бросок на 100 километров. Выиграл пакистанский спецназовец, кстати, участник боев в Афганистане. Брат стал вторым и получил медаль Организации Объединенных Наций с надписью “Победителю “Марша смерти”. Юбилярам Vasaloppet вручают очень похожие.
Друзья меня часто спрашивают, зачем тебе это нужно? Однозначного, внятного ответа я еще не нашел. Но, приняв душ, я взял фотоаппарат и вновь пошел к финишной черте, где стал снимать участников. Плотность была очень высокой. За минуту финишировали от 15 до 25 гонщиков. И на каждом лице были написаны великая радость и удовлетворение. Кто-то целовал лыжню, кто-то вскидывал руки, кто-то просто смеялся и принимал объятия жены. В действе участвовали многие сотни болельщиков. Вскоре я стал физически ощущать это биополе массового счастья. Я купался в нем, как весенний лист в солнечных лучах, и долго не уходил. Все снимал и снимал счастливые человеческие лица. Разве только ради этого не стоит надеть лыжи и прокатиться со своим сыном по зимнему лесу?
Лыжный сезон подходит к концу. Закончен седьмой марафон World Loppet. Надеюсь, следующей зимой мне покорятся еще три. Если мои рассказы тронули вас, дорогой читатель, я буду рад услышать или прочитать ваши мнение, совет, предложение.
Вячеслав НЕКРАСОВ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте