Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Всего одно мгновение… Трагедия

Учительская газета, №32 от 9 августа 2016. Читать номер
Автор:

Когда случается чужая беда рядом, чувствуешь себя виноватым и бессильным. Бессильным что-либо изменить. Виноватым, что не смог предотвратить. И даже несколько мгновений не повернуть вспять. Хочется рассказать о трагедии, свидетелем которой стала 27 июля, когда возвращалась на поезде домой.

Моя замечательная поездка «Москва – Саранск» подходит к концу. Переполненная впечатлениями, возвращаюсь домой. Из столицы Мордовии до Ростова-на-Дону только проходящие поезда. Я в поезде «Новосибирск – Адлер». Плацкартный вагон. Общительные и доброжелательные попутчики – сибиряки: молодая мама Лиля с тринадцатилетним сыном Сашей и пожилая симпатичная женщина Валентина Николаевна. Попутчицы вообще сначала мне показались приятельницами, но нет – их сблизил многодневный маршрут: Валентина Николаевна из Новосибирска едет, а Лиля с сыном – из Омска. В беседах время пролетает незаметно. Утром оживление – скоро конец пути. В Ростове покинуть поезд предстоит троим: ночной попутчице, совсем юной Насте, пожилой даме и мне, за нами в Кущёвке должна выйти Валентина, а Лиля с сыном едут до конца. Зато их ждет море, и еще одна ночь – пустяки по сравнению с уже прошедшими. А пока разговоры людей, оказавшихся рядом: о предстоящем отдыхе, о родных, которые будут встречать, о детях, о разных случаях, об увиденном (у заботливой Валентины Николаевны все никак из головы не идет растерянный мужчина с булочкой на перроне, отставший от поезда в Тюмени). Вагонные разговоры неспешны и подробны… Через три часа Ростов, а до него на станции Лихая долгая стоянка – 28 минут. Выхожу и удивляюсь большой платформе: между двумя путями расположено небольшое здание вокзала и, как принято, придорожные ларьки и лотки, поэтому платформа похожа на площадь – так непривычно далеко до противоположного поезда. Пока осматриваюсь, выходят Лиля с Валентиной Николаевной. Им на всех стоянках нравится беседовать возле вагона на просторе, а я ухожу к хвосту поезда – надо размяться. Затем иду к голове поезда. Ухо ловит стандартное вокзальное объявление, что поезд «Ижевск – Адлер» отправляется (он напротив), скользящим боковым зрением вижу закрывающиеся двери тронувшегося состава. Впрочем, что обращать внимание на обыденную вокзальную картину. Мой взгляд притягивают ярко-желтые дыни, сложенные в сетки как наборы мячей. Конечно, к ним устремляются северяне. А мы-то на это богатство еще успеем – дома почти. Снова повернув вдоль поезда, у какого-то вагона слышу взволнованный сбивчивый рассказ: «Она сама, сама… А потом соскользнула… А теперь на проводника заведут уголовное дело!» Поворачиваю голову к противоположному пути: на платформе поезда уже нет, но рядом с путями кто-то лежит. В страшное не верится: сорвался человек, ударился, но уже подоспели на помощь, все обойдется. Вот и полицейские подошли к пострадавшей и уже отходят, только орут на всю платформу: «Понабирают молодых!» (Чем им не нравятся молодые? У нас вон какой внимательный проводник Артем. Молодые – они разные.) Полицейские, оказывается, видели все происшествие с переходного моста, кричали про стоп-кран, но разве можно услышать в вокзальном шуме пару голосов. Подхожу к своему вагону и слышу подробности. Молодая светловолосая женщина срывающимся голосом говорит, что женщине ногу отрезало. Женщина висела на двери вагона метров двести. Из сбивчивого рассказа не совсем понятно: проводник тронувшегося вагона то ли пытался удержать зацепившуюся за отходящий поезд женщину, то ли в шоке смотрел на нее и напрочь забыл про стоп-кран. Стою в оцепенении, разворачиваюсь на возглас Лили: «Вали нет в вагоне!» Спокойно отвечаю: «Наверное, в туалет зашла». (Вагон у нас новый с биотуалетом. Канули в Лету санитарные зоны советских времен.) По-другому и быть не может – там другой путь, там другой поезд стоял, там другой человек лежит. Только нет Валентины и в туалете. Лиля бросается к носилкам, на которых уносят пострадавшую. К ним подаюсь и я. Не накрыта с головой – значит, жива! Лиля узнает попутчицу, я тоже… До отхода нашего поезда остается минут десять. Возвращаемся в вагон на свои места. Бутылки с водой на столике, кружки, сок яблочный в пакете, купленный Валентиной Николаевной, необходимые ей в дороге мелочи в сетке над полкой, только человека нет рядом. Тронулись вроде бы без опозданий, но уже с другой реальностью: поиски проводницей паспорта пострадавшей, опись имущества начальником поезда, доклад по телефону по инстанциям: «Год рождения, адрес проживания. Да, из нашего поезда, каким-то образом, видимо, перепутала и бросилась за уходящим поездом…» Полицейские опрашивают нас, близких попутчиков: «Адекватна, спокойна, не употребляла, общественный порядок не нарушала… Прочитайте и распишитесь!» «Главное, жива!» – утешают полицейские. «Жива!» – надеемся мы. Обсуждаем нелепое стечение мелочей, хочется заглушить чувство какой-то вины. Лиле, разговаривавшей с Валентиной на перроне, спустя считанные минуты стоянки захотелось проверить в вагоне сына-подростка. Валентина Николаевна взялась за телефон поговорить с родственниками, встречающими в Кущёвке. Я, прогуливаясь вдоль поезда, в это самое время рот на дыни в сетках разинула, как будто видела их в первый раз. «Главное – жива!» – твердим мы. Обмениваемся контактами. Уже дома на следующий день получаю сообщение от попутчиков: «Валентина Николаевна скончалась!» Так судьба человека приоткрылась перед нами и окончилась в считанные мгновения. Отошли на несколько метров, отвлеклись, просмотрели человека. На что и на кого списать эту нелепую гибель спокойной, рассудительной женщины? На 60-летний возраст? На ее впечатление о запомнившемся отставшем от своего поезда пассажире? На разговор по телефону, заставивший потеряться во времени и пространстве? На молодого проводника, забывшего про стоп-кран? На поезда, которые красят в один цвет и не подписывают их маршруты крупными буквами, как было раньше? Сама я работаю в школе. Конечно, расскажу ученикам, когда начнется учебный год, в очередной беседе про безопасность на железной дороге. Так хочется, чтобы все были внимательными, берегли своих близких.

Наталья ГЕРАСИМОВА, учитель русского языка и литературы, Константиновск, Ростовская область


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту