search
Топ 10

Ступени: одни школу делят, другие множат

В конце прошлого года вдруг возникла проблема деления школ на ступени. Пришло письмо из Сызрани: “Не считаясь с мнением учителей, родителей, городу навязывают эксперимент с делением школ на ступени. Объяснение одно: под эксперимент Мировой банк реконструкции и развития выделяет огромные средства”. Кроме того, вызрел и распушился скандал в Самаре, когда из-за непродуманных действий управленцев разумный вариант слияния двух школ и создания одной, но трех ступеней был сорван.

СЫЗРАНСКИЕ ВАРИАЦИИ
Реализация проекта реструктуризации школ по ступеням рассчитана на 2002-2005 годы. Первый этап в 2002 году коснется пяти сызранских школ третьей ступени: N 3, N 14, N 22, N 29 и лицея. Они расположены во всех основных районах города.
– Процесс назрел. Детей становится все меньше, вот директор и задумывается, что сделать, чтобы они пошли именно в его школу. Сызрань – не Москва. У нас четыре школы – забор к забору. Мы взвесили свои возможности: почему бы и нам не создать школу третьей ступени, сконцентрировав в ней материальные, кадровые и иные ресурсы? – говорит Владимир Мавринский, директор школы-новостройки N 33. – В большой школе, где нет возможности детей разделить по секциям и все “варятся в одном котле”, много негатива.
– Слева от моей школы N 14 – гимназия, справа – лицей. Она для всех, кто туда не поступил. Мы открыли технологические классы на базе профессионального лицея N 41, чтобы социально не защищенные дети быстрее прошли социализацию. И теперь нам логично стать школой третьей ступени, – считает директор Татьяна Хвастунова.
– Из других микрорайонов к нам малышей водят из-за того, что для начальной школы выделено отдельное здание и созданы хорошие условия. Мы разместили начальную школу в ДОУ, набрав три первых класса, – выступает в защиту школы первой ступени Людмила Бурцева, директор школы N 21.
– Четыре окраинные школы решали, какими им быть. Две не захотели ничего менять, а наша и школа N 6, посоветовавшись с коллективами, написали проекты, – констатирует Татьяна Стягова, директор школы N 26. – Судите сами, первоклассники, которые занимались в детсаду, отдельно от учеников основной школы, очень отличаются в параллелях. Они более сплоченные, у них меньше неврозов.
– Если мы в каждом микрорайоне города создадим школу третьей ступени, своего рода образовательный центр, это не значит, что все остальные закроем, – такова тактика Розы Непопаловой, председателя комитета по образованию, физической культуре и спорту, вопросам семьи и молодежи. – Мы создадим условия, а дети и родители пусть выбирают. Необязательно делить школу на ступени резко. Мы не делаем третью ступень в чистом виде. Даем школе право выбора, с какого класса ее целесообразнее начать – с седьмого или восьмого.
– Как быть с привязанностью к школе, если ученик окончил, по сути, три разные школы?
– Запоминается личность учителя, а не стены. Я помню свою учительницу начальных классов Александру Ивановну Комарову из школы N 7 и Ольгу Михайловну Демину из школы N 1. Выпускник идет туда, где его любимый учитель.
– Вы уговаривали директоров идти на реструктуризацию?
– Нет. Еще идет разработка идеи деления школ по ступеням, формирование общественного мнения по отношению к ней. Ясно одно: перемены неизбежны. Нынешние десятиклассники – уже не те, что 10 лет назад. Надо ли учить в одной школе пятиклассника и уже сформировавшуюся женщину из 10-го класса? У них разные запросы, психология. А в Законе “Об образовании” не написано, что я должна исключить из школы беременную десятиклассницу.
– Мы создали программу школы первой ступени “Школа-сад”. Два садика поблизости – с валеологическим и художественно-эстетическим направлениями – хотелось бы объединить со школой, создав Дом детства для малышей. С массажными кабинетами, ЛФК, фитобаром, тренажерным залом. – Сложно заподозрить в конъюнктурных соображениях Татьяну Осипову, директора средней школы N 4. – Мы вдоволь намечтались. Раз под программу выделяются немалые деньги, то почему бы и не сделать, как хочется? Но новое всегда сопряжено с противостоянием части коллектива. Я знала, что не все учителя будут играть по заданным правилам. Учитель биологии Вадим Кожевников сразу высказался против: “Я могу оказаться не ко двору в другой школе”. Многие учителя поняли, что им ничего не светит, так как их предметы учебным планом не предусмотрены. Но у всех горели глаза, когда увидели зафиксированные на бумаге мечты.
Из-за ложной паники школа потеряла 11 учеников. Они ушли в соседнюю школу N 10, директор которой гордится, что от реструктуризации отбилась. А в связке со школой N 4 она могла бы стать второй ступенью. Не сложилось. Как меня уверяли, процесс реструктуризации будет плавным. Без нажима. Если в соседней школе N 3 создадут третью ступень, а там уже сейчас существует центр довузовской подготовки, в выпускном классе занятия по физике, математике, информатике ведут вузовские преподаватели, то старшеклассники школы N 4 охотно уйдут туда. Кроме того, там открывается “юкос-класс”, где на конкурсной основе будут учиться дети со всего города. И это логично. Они хотят заручиться стабильностью в будущем, ибо знают, что смогут выучиться на факультете нефтепереработки СГТУ и получат гарантии компании “Юкос” в трудоустройстве.
В школе N 3 сами стали задумываться, нельзя ли заполучить побольше классов третьей ступени. Жалко было своих хороших учеников отдавать в лицеи и гимназии. Но сразу замахиваться в третьей ступени только на 10-11-е классы как-то рискованно. Не оставить ли и девятые? А если и седьмые тоже? Вопросов возникло много. Куда девать первоклассников? Можно перевести в детсад N 56. Будут изолированы от травмирующего их психику общения с учащимися основной школы. Родителям эта мысль понравилась. Так что начальная школа выделится в отдельную структуру. В школе останутся ученики с 5-го по11-й класс. Позже среднее звено из школы уберут. Коллектив – “за”, родители – “за”. Выходит, это тот идеальный вариант, когда желания и обстоятельства совпали. Но основная школа, похоже, никому не нужна?
“Если нам оставить только третью ступень, мы рискуем остаться без учеников, поскольку очень большая конкуренция – колледжи, лицеи, гимназии, – реабилитировала вторую ступень завуч Наталья Ивашина. – А реально нам оставить 7-9-е классы. Школа N 4 готова присоединить к своей первой ступени пятые и шестые”. Так что две близлежащие школы (N 3, N 4) по обоюдному согласию и не в ущерб детям вторую ступень вполне могут поделить меж собой. А каковы аргументы за школу первой ступени N 4? Нет дорог, которые надо преодолевать малышам. В начальной школе у всех учителей высшая и первая квалификационные категории, все аттестованы. Ну и психологический комфорт, соответствующие возрасту спортзалы, мебель. Не согласится школа N 10 стать основной, неужто изящно выстроенная администрацией школы N 4 конструкция рухнет? Как бы не так! Есть запасной вариант. Придется ей стать школой двух ступеней.
Вроде бы все утрясается в Сызрани с делением школ на ступени. Но определенности нет. Не уверена, к примеру, Татьяна Осипова, что ей окажут такое доверие и возьмут школу в программу реструктуризации. “Это нормально, если МБРР даст нам деньги?” – спросила она. “А жить в долг разве нормально?” – уклончиво ответила я. Неужто кому-то надо разъяснять, что просто так, без корысти чужой дядя денег не даст.

НЕ РЕЗАТЬ ПО ЖИВОМУ
– Дети в школе вступают в разновозрастные отношения, а поделенные на ступени, из-за изоляции не научатся существовать в многогранном мире, – высказала свое мнение Людмила Баринова, победитель конкурса “Учитель года-1999” Самарской области. – На каждом этапе вводятся новые правила игры, и ученик должен их постичь, не понимая, что же будет дальше. Нарушаются традиции, дружба например. Все, кто со мной работал в научно-методическом центре, идею реструктуризации встретили отрицательно. Директора тольяттинских школ тоже против, ибо они хотят видеть не только начало пути ученика, но и результат, к которому тот придет.
Так ли уж все против? Идея создания начальной школы N 92, распахнувшей свои двери в 2001 году, принадлежала мэрии и лично Любови Бедновой, тогдашней заведующей гороно, прорабу, дневавшему и ночевавшему на стройке, а ныне директору этой новостройки. Из соседней школы N 86 вместе с педагогами перешли сюда первый и второй классы. Такая школа в городе одна. Задумывалась как учреждение, где у детей не будет негативного опыта общения с разновозрастным контингентом. Постепенно она выйдет на проектную мощность – 33 класса. Здесь сосредоточатся высокие профессионалы. Это главный аргумент “за”. А “против” – проблема преемственности. Но она при переходе из начального звена в среднее всегда была сложна. Труден и переход от одного учителя к предметникам. Да и программы недостаточно “на стыках” скоординированы. И все же такая интеграция, где в районе 3-4 школы, не только возможна, но и необходима, считает директор школы первой ступени.
Вся серьезная работа по развитию детей идет не только на уроках, но и во второй половине дня. В переполненной школе это было бы нереально. Начальную же сделали школой полного дня, и в клубные часы, а также интегрированные с учреждениями дополнительного образования с детворой возятся музыканты, хореографы, спортсмены. Как раз благодаря тому, что дети могут после занятий общаться с разными педагогами, проблема преемственности не будет столь болезненной. Хотя, прогнозирует Любовь Беднова, сложности при переходе в среднюю школу останутся, но они будут нивелированы. За счет чего? Соседняя, в ста метрах, школа N 86 должна будет перестроить работу своего коллектива под начальную. “Она по идее должна иметь такую же базу, как у нас. К примеру, мы даем междисциплинарное обучение по программе Ирины Шумаковой. Так что я понимаю сложности директора основной школы, которой предстоит принимать наших детей через четыре года”.
Борис Левицкий, директор тольяттинской школы N 13, поначалу был против деления школы на ступени, так как всегда считал ее единым организмом да и ему вообще милее умножение. Обучение детей каждого возраста имеет свои особенности: начиная с мебели и заканчивая психологией. Физкультура на каждой ступени должна вестись по-разному. Старшеклассникам предпочтительней не буфет, а кафе для общения. Но если каждая ступень будет дудеть в свою дуду, дела не будет. Нужна единая образовательная стратегия, пронизывающая все ступени, где реализуются общие цели, задачи, традиции. Директор школ всех ступеней должен быть один, а замы – в каждой из трех. Директор обязан четко видеть, что имеет на входе и что получит на выходе. Начальной школе необходимо работать под заказ среднего звена, а среднему – под заказ старшего, и тогда преемственность обеспечена.
– Когда делаются попытки механически соединить разные школы, нельзя резать по живому. Ни за какие деньги я этим заниматься не буду. Хотя учеников вдвое больше проектной мощности, если мы соединимся с другой школой, будет двухсторонний поток жалоб родителей. Другое дело – в одном здании ДОУ открыть школу первой ступени, в другом – третьей, а в основном – оставить вторую.
– Что первично – идея деления школ по ступеням или интересы детей?
– Главный детский эпидемиолог Тольятти ратует за то, чтобы детей начальной школы обучать в детских садах. Что касается кредитов, они должны даваться под плодотворную идею.
Чтобы все было по уму и по чести, Борис Левицкий обязан разместить детей из выделенного ему ДОУ в соседние и трудоустроить кадры. Ему предлагали подгрести соседнюю школу – не смог и решил пробиться к воплощению своей разумной идеи через тернии. Думается, его трехступенчатая школа с эстетическим уклоном ни для кого не станет костью в горле. А все аргументы “против” просто отпадут.
– Кстати, в Оренбурге одна из новых школ откроется как многопрофильная третьей ступени. Там есть все условия для этого. При формировании школ по ступеням речь не идет о том, чтобы убрать малышей, набрать старших или наоборот. К школам первой ступени очень хорошее отношение: N 33, N 75 пользуются очень большим спросом. Даже если приходится детей в них возить, преимущества того стоят. В чем они? В отсутствии унижающего малышей контакта со старшеклассниками, в испытываемом ими чувстве безопасности – нечего добавить к словам начальника ГУО Исаака Калины, кроме того ,что никакие кредиты на это дело им не светят.
Лично у меня есть свое мнение по поводу кредита Мирового банка, но, как говорится, я с ним не согласна. Зато я согласна с тем, что действительно перекраивать эффективно работающие школы вряд ли целесообразно. Чтобы открыть какую-то ступень, нужно либо иметь новое здание, как в тольяттинской школе N 92. Либо между вблизи расположенными школами должны быть по закону доброй воли выстроены отношения, как в сызранских школах N 3 и 4. Либо это должна быть одна школа с изолированными друг от друга ступенями, как предполагается в тольяттинской школе N 13. Что рациональнее, покажет жизнь. Мне почему-то модель Бориса Левицкого более по душе. Похоже, милее общинность, свойственная нам, россиянам.

Галина СЮНЬКОВА
Сызрань – Тольятти – Самара

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте