Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Учитель года

Самая непредсказуемая профессия

Учительская газета, №19 от 12 мая 2020. Читать номер
Автор:

Услышав имя Достоевского, мои ученики вспомнят именно меня

Сельская школа отличается от городской, и Александра ПАНАРИНА это хорошо знает. В городской училась сама, когда семья переехала в Липецк из Казахстана. А в сельскую пришла работать после окончания Липецкого государственного педагогического университета. И увидела совершенно другую жизнь, другое отношение: увидела, насколько родители могут доверять учителям и директору, как отзывчивы и открыты дети, как здорово и комфортно здесь работать. Здесь – это в школе села Плеханово Грязинского района Липецкой области, куда Александра Александровна пришла работать восемь лет назад сразу после вуза. А теперь, став победителем регионального этапа конкурса «Учитель года России»-2019 и получив не одно лестное предложение дальнейшего, более перспективного трудоустройства, она точно знает, что никуда отсюда не уедет. Потому что для своей жизни выбрала именно это место с его замечательной школой, красивым современным селом и живописной природой. Как говорит сама Александра, здесь есть все, что нужно для жизни, – центр досугового творчества, Сбербанк, магазин, школа, а еще лес, речка и, самое главное, хорошие, достойные люди.

Дом там, где вы прекратили попытки к бегству

– Это наш небольшой микромир, в котором идет своя интересная жизнь! – говорит Александра Панарина. Школа – центр этого мира, и я отсюда никуда не хочу уезжать. Я выбрала это место для своей жизни. Как говорят, дом там, где вы прекратили попытки к бегству. Это про меня, именно отсюда я не хочу ни бежать, ни уходить.

А чтобы закрепиться по-насто­ящему и надолго, они вместе с мужем строят в селе дом и растят дочку, ей сейчас 11 лет. Глава семьи по специальности тоже педагог – учитель технологии, но переквалифицировался в профессиональные строители, в школу работать не пошел отчасти из-за зарплаты, а с другой стороны, как говорит Александра, с современными детьми общий язык найти сложно, не у всех это получается. Она свой первый класс помнит очень хорошо, тем более что встретили ее не маленькие первоклашки, а десятиклассники под два метра ростом. Говорит, в первый момент даже испугалась, особенно с учетом того, что в ней метр шестьдесят. Но проверку на прочность выдержала, дети по-настоящему подружились с молоденькой учительницей русского языка и литературы, хорошо сдали выпускные экзамены и до сих пор поздравляют Александру Александровну со всеми праздниками, а еще пишут, что скучают по школе.

Не читать – это плохо

Сегодня у Александры Панариной классное руководство в 11‑м классе, его она ведет с 5‑го, нагрузка 30 часов плюс элективные и факультативные курсы по современной литературе. На мой вопрос, когда почувствовала себя настоящим учителем, говорит, что это произошло как-то незаметно, будто с самого первого дня в школе поняла, что она на своем месте.

– Я вижу, что дети получают от меня нужную информацию и потом могут ее использовать. Я понимаю, что лет через 20‑30, услышав имя Достоевского, они вспомнят именно меня, будут ассоциировать какое-то произведение, которое мы проходили, именно со мной. Так же как я ассоциирую литературные произведения с именами тех учителей, которые учили меня. Это неразрывно. Я каждый урок вкладываю в детей и потом получаю от них взамен и понимаю, что усилия не проходят напрасно.

Ее любимые писатели – Достоевский и Бунин. Спрашиваю, есть ли среди ее учеников те, кто любит их читать. Отвечает, что, к сожалению, сегодня дети вообще мало читают классиков, зато развиваются в другом плане – они сегодня более подкованы информационно, намного больше, чем были мы в свое время. Так что сказать, что все дети перестали читать, нельзя. В классе есть ученики, которые читают запоем, но это, как правило, не книги из программы по литературе. По мнению Александры Панариной, понять и осознать Достоевского с Толстым могут более взрослые люди, годам этак к тридцати. А учитель вынужден добиваться осмысления великих произведений от 16‑17‑летних подростков, которым безразличны метания Андрея Болконского и непонятны душевные муки Родиона Раскольникова.

– Ребята не могут понять, к чему все эти переживания приводят, потому что в свои 16‑17 лет они такими проблемами еще не обзавелись. Я думаю, программу нужно пересматривать с точки зрения современных веяний. Это поможет пробудить интерес к чтению. Мы на факультативных курсах по современной литературе, а иногда даже и на уроках рассматриваем те произведения, которые нравятся моим детям. Например, они любят Брэдбери. И я жалею, что на классических уроках литературы мы его не изучаем. Если ученикам это нравится, почему нет? Я всегда открыта. Плохо не читать! А читать хотя бы что-то, что вызовет добрый отклик в душе, – это хорошо.

Она часто рассказывает ученикам о книгах, которые читает сама. Так уж устроены филологи, что в любую минуту готовы нести окружающим свое новое литературное открытие: если книга понравилась учительнице, вскоре про нее обязательно узнают дети. Александра с улыбкой рассказывает, что вообще филологи – это отдельная каста учителей, люди очень душевные, эмоциональные, им обязательно надо вложить частичку себя в своих учеников. Если это удается, учитель чувствует себя счастливым. Такое же чувство возникает и после хорошо сделанного открытого урока. На своем конкурсном уроке Александра Панарина и ее одиннадцатиклассники изучали грамматическую норму, для чего постарались задействовать всю информацию, полученную ребятами еще с начальной школы. Рассматривали, как грамматическая норма влияет на грамотность человека, ведь без знания правил русского языка ни писать, ни говорить грамотно не научишься. Разбирали определенные предложения, встречавшиеся на ЕГЭ, и грамматические ошибки, которые допускали герои видеосюжетов: учительница заранее подобрала отрывки из известных фильмов, таких как «Доживем до понедельника», и из современных песен, вот где настоящий кладезь грамматических ошибок и всевозможных отступлений от нормы! Вместе с учениками они находили эти ошибки и исправляли. По мнению Александры Александровны, ребятам намного больше нравится работать с примерами из жизни, нежели из учебника. Поэтому практико-ориентированный подход в своей работе учитель считает основным, ведь все, что дети изучают в школе, они изучают не ради того, чтобы забыть, а чтобы потом быть успешными в жизни.

– В учебнике часто встречается какой-нибудь большой, сложно написанный параграф или дается упражнение с длинными и непонятными предложениями, и дети не понимают, ради чего надо вчитываться и мучиться, когда можно ту же тему изучить доходчиво и более интересно. Мы берем конкретные тексты из газет и журналов, часто разбираем объявления, среди них очень много безграмотно написанных. Я даже в учебниках начальной школы, по которым учится дочь, находила ошибки. И мы с ребятами в средних и старших классах их исправляли. Именно через такие задания дети понимают, для чего нужно писать грамотно – чтобы уважать себя, уважать свой язык и уважать собеседника. А не ради того, чтобы сделать энное количество упражнений и получить за это оценку.

Зачем филологу компьютер?

Когда мы общались с Александрой Панариной, повсеместное удаленное обучение еще только обсуждалось, но в Липецкой области оно было введено в одной из первых. Стало абсолютно ясно, что учителю русского языка и литературы без компьютерной техники не обойтись даже на обычном уроке, что уж говорить о дистанционном. Часто бывают моменты, когда мультимедийное оборудование очень помогает, например, во время синтаксического разбора предложений, особенно в классах с восьмого по одиннадцатый. Обычно большое сложносочиненное или сложноподчиненное предложение сначала записывается на доске, затем ученик выходит и разбирает его вместе с классом. По словам Александры, если сравнить время, которое тратили на разбор такого предложения лет шесть-семь назад, когда в школе еще не было интерактивных досок, с временем, затрачиваемым сейчас, оно сократилось в среднем в три раза. Сегодня учитель сразу выводит на интерактивную доску предложение, а у каждого ученика на столе уже есть распечатанный вариант, несколько минут, и класс идет дальше, к следующему заданию. Моя собеседница считает, что новые информационные технологии – это главный плюс современной школы. Например, их школьное здание, построенное в 60‑х годах прошлого века, порядком отличается от сельских школ-новостроек последнего десятилетия, но в нем сегодня есть Интернет, проекторы, интерактивные доски в каждом классе, в общем, все, что нужно для современной организации образовательного процесса. Всего в школе 250 учеников, а в одиннадцатом классе у Александры четыре человека. Она шутит, что в этом году у нее пятеро детей: один ребенок свой и еще четверо выпускников. Такая наполняемость для сельской школы дело обычное. В десятом сейчас восемь учеников, зато в начальной школе и среднем звене в параллелях по два класса. К десятому-одиннадцатому в школе остаются только высокомотивированные ученики, которые собираются в вузы.
– У нас прекрасные дети. Я вообще считаю, что ученики сельской школы кардинально отличаются от учеников городской школы. У нас в селе более трепетное отношение к учителю. К тебе идут за советом, тебе доверяют своего ребенка, и твой труд вызывает уважение. Наша школа – это центр села, а наш коллектив – это семья! Администрация – профессионалы, директор Елена Михайловна Шептий – это наш капитан, который может повернуть корабль так, чтобы он не попал в шторм. Ее заместители – замечательные помощники. У нас в области вообще много прекрасных учителей, которые мне дадут фору, у каждого своя изюминка, и я не считаю себя самой-самой, наверное, мне больше повезло в какой-то момент. Когда я готовилась к конкурсным испытаниям, коллеги мне много помогали, морально очень меня поддерживали, писали добрые пожелания в мессенджеры, все за меня болели, и я эту поддержку ощущала на протяжении всего конкурса.

Что самое трудное в профессии учителя?

Наверняка сегодня очень многие педагоги ответят, что самое трудное – это дистанционное обучение, когда учитель-предметник в один миг вынужден стать режиссером, актером, оператором и продвинутым пользователем ПК. Только ведь и то главное, о чем говорили до дистанционки, никуда не делось: учитель по-прежнему должен уметь найти время для каждого ученика и оторваться от каждодневной рутинной бумажной работы! Она сегодня тоже никуда не исчезла, даже, говорят, бумаг стало еще больше. Но главным остается то же, что и было, – вызвать ответную реакцию у ученика и желание учиться. Только раньше при этом надо было вытащить ученика из Интернета или отвлечь от гаджетов. А теперь все то же самое, но с применением Интернета и гаджетов! Новая реальность – новые условия. К чему они приведут потом, когда наконец начнется привычная учебная жизнь, пока никому до конца неясно. Зато понятно, что новые подходы, технологии и приемы, к которым учитель обращался, чтобы разнообразить урок в классе, теперь во многом стали привычными, а то и устаревшими. То ли еще будет.

Спрашиваю Александру Панарину, что удерживает ее в такой непредсказуемой по нынешним меркам профессии учителя.

– Факторов много. Прежде всего удерживает желание оставить что-то хорошее после себя. И своим ученикам я так говорю: каждый человек, когда приходит в этот мир, должен сделать что-то хорошее. Мы должны идти не по пути разрушения, а по пути созидания, и чем больше этого созидательного начала будет в жизни, тем лучше. Работая учителем, я могу вложить в своих учеников не только знания по литературе и русскому языку, но и любовь к чтению, я считаю, что человек, который перестает читать, перестает мыслить. А кроме этого, я прививаю детям морально-этические нормы, необходимые им в жизни, через литературные произведения, беседы, общение. Потому что общение между учителем и учеником – это первооснова любого образования. Профессия учителя – это созидающая профессия!

Татьяна МАСЛИКОВА, Липецкая область


Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt