search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Прошел первый урок «Высшей лиги» – Екатерина Костылева рассказала о трех китах педагогики XXI века Регионы вводят в школах дистант и закрывают детсады из-за коронавируса

Путешествие

А поведут судно “по морям, по волнам” сами авторы беспрецедентного маршрута – сотрудники клуба “Приключение” Николай Литау (капитан яхты) и Аркадий Гершуни (старший помощник капитана).

В штабе ВМФ считают, что это проект на грани безрассудства. И это-то 16-метровое спортивное суденышко собирается проплыть Великим Северным морским путем, который труднопроходим даже для ледоколов? Несмотря на особые параметры яхты, позволяющие выдержать штормы “ревущих сороковых” в Индийском океане и встречу со льдами в арктических морях, Литау благоразумно выбрал тактику нестолкновения со льдом. Северный морской путь бывает свободен ото льда в лучшем случае два месяца. Если яхта не успеет “проскочить” за это время, экипажу придется зимовать в Певеке. Льды руками не раздвинешь, яхту плечом не подтолкнешь, поэтому вероятность такой зимовки весьма велика.

А вообще-то, как утверждает Дмитрий Шпаро (а ему как путешественнику-профессионалу трудно не верить), главное в любом путешествии – это старт, а не удачный финиш. Именно стартовая черта, с точки зрения покорителя Северного полюса, является чертой подведения итогов. Само путешествие иногда занимает меньше времени, чем подготовка к нему.

Три года строилась яхта на вагоностроительном заводе в Твери. А еще точнее – в корпусе малых серий. В цехе, где производят вагоны для перевозки атомных боеголовок, заключенных и президентского состава.

Стоит яхта около 200 тысяч долларов. Поэтому строили ее всем миром. Особенно Дмитрий Шпаро благодарен Тверской администрации, которая выручила в трудную минуту. Завод штампов, где была распита первая бутылка шампанского в честь начала строительства, раздумал быть спонсором и предьявил клубу счет на 7 млн. рублей за аренду помещения. Прожектеры были в панике, и спас положение тверской глава – Александр Белоусов, который оплатил счет и взял строительство яхты под свой патронаж.

Из Твери судно выплыло безымянным. “Как вы яхту назовете, так она и поплывет”, – говаривал старина Врунгель, отправляясь в кругосветную регату на “Беде”. Наверное, именно это соображение заставило создателей проекта не торопиться с будущим названием яхты и очень тщательно его обдумать. Обратились за советом к патриарху Московскому и Всея Руси. Алексий II почел справедливым назвать яхту в честь апостола Андрея Первозванного: флаги с Андреевским крестом до октября 1917 года развевались на военных кораблях Российской империи. Таким образом, имя покровителя российского флота должно защитить яхту и ее экипаж от бурь и подводных камней.

По поручению Алексия II, чин освящения яхты перед отплытием из Москвы совершил иеромонах Иероним. В конце сентября “Апостол Андрей” покинул Северный речной вокзал. Семь футов под килем пришли пожелать экипажу вице-мэр Москвы Валерий Шанцев, мэр Твери Александр Белоусов, политик и путешественник Артур Чилингаров, командование ВМФ. Даже они, опытные адмиралы и капитаны первого ранга, сомневающиеся в успехе предприятия, с восхищением провожали в путь семерых смельчаков. Теперь главное – не оглядываться назад и верить в бело-голубой Андреевский флаг и счастливое число “семь”.

Наталья БУНЯКИНА

На снимках:

На стапелях;

На корме – директор клуба “Приключение” Дмитрий Шпа╡о и капитан яхты Николай Литау

Певучий стан гитары просветили с десяток раз. Развинтили и собрали снова колки. “Прощупали” струны. Обнюхали каждый пестик и каждую тычинку цветка… Ничего не нашли, а время у жениха украли. У жениха и невесты.

Но успел Сергей к Татьяне. А после свадьбы взял в рейс – полгода под парусами “Крузенштерна” второй помощник капитана Сергей Туников и радиооператор Татьяна Малькова шли по морям и океанам аж до Штатов и обратно. Для всех это была регата “Колумбус”. Для Татьяны и Сергея – свадебное путешествие.

Впрочем, оно длится до сих пор. Так как Татьяна и Сергей плывут под парусами по жизни в одной келье-каюте вот уже пять лет. В море они проводят десять месяцев в году. Друзья шутят, что настанет момент, когда под потолком их каюты придется подвешивать люльку, а в штат парусника брать акушера и детского врача.

В любой шутке есть доля шутки (так в последнее время перефразировали афоризм). Ведь не многие верили, что состоится их свадьба, назначенная на 1 апреля.

Дома на берегу у Татьяны и Сергея пока нет. Но вот что интересно: каюту они “обставляют” под квартиру, о которой мечтают. А когда получат (или купят) квартиру на берегу, обставят ее под каюту.

Я спросил Татьяну о “бабьем счастье”, в чем, мол, оно? А она с обезоруживающей откровенностью сказала, что такового не испытала. Я усомнился. На самом деле, миллионы женщин Земли мечтают всю жизнь путешествовать бок о бок с любимым мужем и при этом ничегошеньки “по дому” не делать. Ведь кормит Сергея другая (корабельный кок), стол накрывает третья (матрос-буфетчица), обстирывает четвертая (матрос-прачка), хлеб да пироги печет пятая (матрос-пекарь)… Даже каюту убирает матрос-уборщица…

“А все хочется сделать самой, – с грустью говорит Таня. – Море – не среда обитания женщины. И не от хорошей жизни женщина уходит в море”.

Беспощадна Таня к себе в этой сентенции, хотя она-то как раз счастливее многих. А вот женщины вышеперечисленных профессий на самом деле в море ушли не от огромного личного счастья.

Море дарит не только встречу с прибоем и расцвеченным мечтой берегом чужой стороны. Море, увы, дарит ИЛЛЮЗИЮ быта, ИЛЛЮЗИЮ покоя, ИЛЛЮЗИЮ твоей женской востребованности. Таня Малькова (несмотря на свой еще очень молодой возраст) это поняла. А потому берег ее манит сильнее, чем море.

“Я знаю, – говорит Сергей, – может наступить момент, когда нам станет страшно жить на берегу. Мы, не дай Бог, отвыкнем от него. РАСТРЕНИРУЕМСЯ жить, как все нормальные люди. Я боюсь наступления этого момента. Я счастлив, что пока он не наступил”.

Да. На берегу много проблем, и решения здесь надо принимать самому. А это не всем по вкусу и по силам.

“Семью цементирует тайна, – говорит Татьяна. – Человек имеет право на одиночество. Больше того, он его просто заслужил. Мы же с Сергеем всегда на виду друг у друга. В настроении ты или нет, в форме или без оной… Расклеиваться нельзя. В городской-то квартире необходимо уединиться, а уж тут – тем более”.

И на палубу не выйдешь погрустить: кругом кипит работа, а ночью кружочком курят курсанты… Да и спать надо, если не вахта. Потому как твой личный сон – это не твое личное дело, а дело (и часто здоровье, безопасность, спокойствие) всей команды.

Есть, правда, возможность побыть врозь в иноземных портах. Предложил им в Лиссабоне: “Завтра гуляйте по разным улицам. Таня осматривает левую часть города, а Сергей – правую. Потом поменяетесь. Дома обменяетесь впечатлениями”.

Категорически возразили: “Берег – это праздник, а уж в праздники семья должна быть в сборе”.

Вот и пойми их.

“Мы интересны друг другу, – говорит Сергей. – У нас много общего. Мы любознательны, и деньги в портах тратим не на шмотки, а на музеи. Как правило, берем напрокат автомобиль и уезжаем в глубину страны. Едва успеваем на борт к назначенному времени, за что попадает от капитана. Но за это и получить на орехи не обидно”.

Сергею до рабочего места – 14 секунд. Татьяне чуть больше -17. Ему – в штурманскую, ей – в радиорубку. Спрашиваю: “На работе задерживаетесь?” Татьяна, как правило, нет, а вот Сергей, как и “положено” мужчине, бывает. Но по уважительной причине: снимает на кинокамеру заходы солнца. Я ему позавидовал: пройдут годы, он посадит на колени сначала сына (или дочь, или того и другого сразу), потом – внуков, нажмет кнопку пульта и “видик” напомнит ему закат возле Таити. Или – в Чили, Японии, Австралии, Намибии, Гонолулу, на Гаити… Ухо малышки будет щекотать его седой ус. “Дед” расскажет внукам о том, что видел, что пережил. И о том, как он любил и любит их бабушку…

К слову, часть мечты Сергея Туникова сбылась в его 31 год. В детстве он загадал, что увидит все страны мира. Увидел, конечно, далеко не все, но те, что видел, многим и многим жителям Земли не увидеть и за всю жизнь. “Какая, – спрашиваю, – страна понравилась больше остальных?”. Подумал. Прикинул. Стал вслух размышлять: “Таити экзотична. Этакий земной рай. В каждом растении – касание Бога. Но… Слишком ярко, слишком щедро для русского человека.

Рио-де-Жанейро просто разочаровал: вонь, грязь, бомжи… У капитана во время прогулки вырвали сумочку с 500 долларов. Матрос вернулся из увольнения в одних семейных трусах – все украли на городском пляже.

Токио напугал суетой и смогом.

Австралия очаровательно чужая, хотя и яркая. Она кажется недоступной даже вблизи.

Не поверите, но ничего красивее Санкт-Петербурга не видел…”

Татьяна молча кивала, пока муж размышлял.

Спрашиваю Сергея: “Ревнуешь жену? По палубе бродит столько молодцев с обнаженными торсами – как с витрины секс-шопа…”

“Нет, – отвечает, – не ревную. Ни у меня, ни у Тани нет возможности “маневра”. Мы абсолютно свободны в условиях неволи – остров “Крузенштерн” с его деревянной палубой замкнут: сто три метра в длину и около двадцати – в ширину”.

“Вы часто ссоритесь?” – продолжаю “диверсию” я.

“Бывает, – говорят. – Но быстро миримся. Больше суток не разговаривать друг с другом не получается”.

“А ссоритесь шумно? Особенно-то не разбежишься – кругом каюты с коллегами по работе…”

“А у нас, – говорит Таня, – тарелки каучуковые. Не бьются, когда об пол брякнешь…” “И ковер на полу с высоким ворсом”, – подхватывает шутку Сергей.

“Люди должны иногда ссориться, – серьезно говорит Таня. – Это признак того, что они еще не равнодушны друг к другу”.

…В Бремерхафене Татьяна и Сергей купили мягкую мебель. Команда помогала грузить и поздравляла с обновкой. А я увидел в этом надежду: судьба семьи двух моряков все-таки тесно связана с берегом.

Счастья вам, мореходы!

Сергей РЫКОВ

Фото автора

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте