search
Топ 10

Психологическая служба

Скоро во многих школах РФ приступят к работе учителя – беженцы из Украины. Как коллегам вести себя при общении с ними? С чем мы можем столкнуться?

Хотелось бы особо отметить, что посттравматическое стрессовое расстройство, которое испытывают беженцы, не может пройти за пару месяцев. Необходима длительная и кропотливая работа по реабилитации пострадавших. Пострадавший – это каждый беженец. Даже если у человека нет физических увечий, он получил психологическую травму от увиденного в местах боевых действий и еще долго не будет чувствовать себя в полной безопасности.При этом педагоги могут вполне профессионально работать, поэтому их не стоит отстранять от трудовой деятельности, за исключением особых случаев, но с такими людьми будете работать не вы, а совсем другие специалисты – психиатры, неврологи.Заботу профкома нельзя исключать из помощи пострадавшим. Учителя сами станут приходить и просить посодействовать в чем-либо. Во время беседы, наблюдая за педагогами, нужно учесть ряд важных моментов.Накормив и обогрев, вы удовлетворите первичные физиологические потребности человека. Предоставив убежище, крышу над головой, решите проблему безопасности. Затем у пострадавших закономерно возникнут потребности более высокого уровня – в принятии, признании, самовыражении. Это означает, что развитие личности не остановилось, оно продолжается.Любой педагог захочет создать о себе благоприятное впечатление. Он будет пытаться контролировать и регулировать свое поведение при разных обстоятельствах. Но из-за пережитого это не всегда будет получаться так, как ожидают окружающие.Стараясь реабилитировать себя в собственных глазах, некоторые люди станут искать поддержку. Например, человек невыразимо страдает оттого, что не успел кого-то спасти. Компенсируя несделанное, он может либо оправдываться, принимая на себя всю вину, либо преувеличивать свои достижения, выдавая желаемое за действительное. Например, станет рассказывать, как и сколько людей спас, хотя на самом деле не смог их уберечь, да это было и не в его власти. Сознательно он все понимает, но в данное время его рассказ – лекарство от душевных ран для него самого. Позвольте человеку выпить это лекарство, то есть не упрекайте его ни за что. Предоставьте возможность выговориться. Покажите, что вы сочувствуете и понимаете его. Например, просто благожелательно кивните. Не забывайте: там, откуда он приехал, совсем не мирное время, и человеку приходилось думать о том, как спасти собственную жизнь. Поэтому он не должен считать себя виновным, хотя какое-то время так и будет делать.Некоторые могут демонстрировать слабость и беспомощность. Не осуждайте их открыто, но не позволяйте оставаться в таком состоянии и дальше. Вы поможете человеку и уйдете по своим делам, а он по-прежнему будет ощущать свою беспомощность.Если коллеги просят о чем-либо, демонстрируя собственную слабость, помогите им правильно предпринять какие-либо действия, стать более решительными. Учите, но не делайте за них. Излишне опекая человека, вы можете усугубить его проблему, боль от пережитого и затруднить социализацию – процесс вхождения в социум.Среди пострадавших, хотя это маловероятно, могут найтись педагоги, которые начнут проявлять агрессию, оказывать манипулятивное силовое давление («Если не предоставите нам место в общежитии, мы покажем, на что способны»).Конечно, никто не имеет права нарушать ваше личное жизненное пространство, угрожать вам. Однако необходимо помнить, что нельзя реагировать на угрозы так, как вы ответили бы человеку, живущему в мирном пространстве. Агрессия, негативные реакции – это опять-таки последствия увиденного. Лучше спокойно напомнить человеку о нормах поведения в мирное время, постепенно отогревая своим теплом, заботой и участием.При правильном отношении к пострадавшим через определенное время эти особенности в поведении начнут ослабевать, а затем и вовсе пройдут. Но это время нужно пережить.Может, мы что-то делаем не так, если педагоги-беженцы то страдают, то злятся, то молчат, когда мы желаем их разговорить?Педагоги поначалу станут подчеркивать чувство собственной уникальности, понимая, что на них смотрят как на людей «оттуда». Кого-то из беженцев расспросы будут раздражать, если человек пожелает забыть пережитые события, кто-то же, напротив, будет до мельчайших подробностей постоянно рассказывать о перенесенных страданиях.Будьте крайне внимательны при разговоре с коллегами. Общаясь, пытайтесь понять, хочет ли этот конкретный учитель рассказывать о горе, потерях или нет. Если он заговорит сам – используйте правила активного слушания: не прерывайте собеседника, говорите: «Да, конечно». Эмоционально реагируйте на рассказ. Не зевайте, даже если для вас его повествование ничего не значит.. Не будьте «каменной стеной», безучастным к чужой беде человеком. Позвольте человеку выговориться, но только если он этого очень хочет. Не заводите разговор первым, а если кто-то не желает общаться, не нужно бередить рану вопросами.Далеко не во всех случаях стоит рассказывать о похожих примерах из вашей жизни, что так любят делать словоохотливые граждане: «Вы знаете, и у меня когда-то сосед умер, мы так переживали…» Поначалу пострадавший буквально не слышит никого, кроме себя, и любую информацию может подсознательно оттолкнуть. Это потому, что его сознание переполнено горем.Затем, по мере ослабевания впечатлений от увиденного, педагоги начнут интересоваться и событиями мирной жизни.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте