Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Скандал

По второму кругу?

Межличностные конфликты - раковая опухоль педагогического коллектива
Учительская газета, №36 от 08 сентября 2020. Читать номер
Автор:

Учитель обществознания Алексей Марцун, 26 лет отработав в омской гимназии №43, был уволен с «волчьим билетом». Суд встал на его сторону, но конфликт продолжает разгораться.

Возможно, немногие бы обратили внимание на увольнение рядового педагога, если бы в июне не появилась петиция родителей и детей, которую подписали 270 человек. В ней говорилось: «Несправедливость в этой гимназии восторжествовала. Мы хотим изменить это и вернуть честное имя и должность замечательному учителю Марцуну Алексею Юрьевичу».

Алексей Марцун, педагог высшей категории, награжден Почетной грамотой Министерства образования и науки РФ, воспитал немало всероссийских и областных олимпиадников. Мнения о нем разные: одни утверждают, что он хороший учитель, дающий качественные знания, другие говорят, что слишком строг. Но всем понятно, что человек он не слишком удобный.

– Три года назад ко мне подошли по очереди классный руководитель 11‑го класса и директор школы, – рассказывает Алексей Юрьевич. – Просили исправить оценки двум ученицам, одна из которых внучка солидного омского чиновника. Нужно было вытянуть их на медаль. И если одна девочка вполне могла получать пятерки, не будь столь невнимательной, то «внучке» отличные оценки ставить было просто не за что. Я отказался – оценками не торгую. Для них, впрочем, все равно придумали какую-то пересдачу, я должен был разработать вопросы.

Принимать этот странный экзамен Марцуну уже не доверили, и заветные пятерки девочки все же получили. Впрочем, он и прежде отличался принципиальностью, которую любят не все администраторы. Во всяком случае с директором Ольгой Одинцевой, которая стала руководить гимназией в 2014 году, отношения у Марцуна не сложились. Возможно, еще и потому, что он был членом комиссии по распределению стимулирующих выплат. Задавал неприятные вопросы. Например: «Правда ли, что часть полученных выплат некоторые педагоги потихоньку возвращают обратно в бухгалтерию?» Или: «За какие заслуги секретарь и сотрудник отдела кадров получают 100%‑ную надбавку?»

Когда директор гимназии объявила Марцуну второе в 2018 году дисциплинарное взыскание за неисполнение приказа, запрещающего учителям заниматься репетиторством с детьми, он его оспорил с помощью юристов Омской областной организации Профсоюза работников образования. В октябре 2019‑го суд признал выговор незаконным, постановив его отменить. В марте 2020‑го Марцун написал жалобу в Департамент образования Омска с просьбой создать комиссию совместно с районным комитетом Профсоюза работников образования для объективной оценки действий руководителя директора гимназии: «…О.А.Одинцева, используя свое служебное положение, поощряет лояльность, услужливость моих коллег, не замечает нарушений собственного приказа «О запрете на занятия учителями предпринимательской деятельностью (репетиторством)…». Сама не прочь, используя свои связи с педуниверситетом, организовывать учеников 9‑х и 11‑х классов на коммерческие пробные экзамены без заключения договора и соответствующих квитанций об оплате, не исключаю того, что дело не касается ее альтруизма… В настоящее время О.А.Одинцева готовится к тарификации, собирая на меня компромат… До сегодняшнего дня продолжаются следственные действия по делу о распределении фонда стимулирования…» ОБЭП в гимназии, кстати, появился тоже с легкой руки Марцуна. Уволили его 30 мая 2020 года после служебного расследования с привлечением специалистов Департамента образования Омска по пункту 2 статьи 336 ТК РФ – «применение методов воспитания, связанных с физическим или психическим насилием над личностью обучающегося».

– Никогда начальства не боялся, в глаза не заглядывал, – говорит он о себе. – Еще в 90‑х, когда не выплачивали зарплату, руководил забастовочным комитетом школы. Работал всегда много, но школа никогда не была для меня средством заработка. Платили учителям последний раз хорошо разве что на стыке СССР и России. Система стимулирующих выплат исправила положение не слишком, к тому же она в Омске стала активно использоваться лет десять назад, да и то не во всех школах. Так что подрабатывал тем, что продавал книги, пока этот бизнес не стал убыточным.

По данным бухгалтерии гимназии №43, представленным суду, зарабатывает Марцун 1400 рублей в день. Выходит чуть больше 30 тысяч в месяц – ниже официальной средней зарплаты в Омске, которая составляет около 35 тысяч рублей. В принципе, если отец троих детей ведет уроки, готовит после них к ЕГЭ, занимается бизнесом, неудивительно, что от усталости он может применить не те методы воспитания. Но обвинения звучали странно. Главное в материалах служебного расследования описывается администрацией школы так: «26 февраля на уроке обществознания Марцун жестикулировал руками, развел руки в стороны и, наклонившись к лицу обучающейся 8‑го класса, громким голосом задал ей вопрос о готовности к ответу и о понимании вопроса. В результате этих действий у ученицы возник испуг, она оказалась в ступоре и не смогла ответить на вопрос. Кроме того, у нее возникли чрезмерное эмоциональное напряжение и переживание, душевное расстройство, психическое возбуждение, истерия, душевные страдания, угрожавшие полному отказу от обучения, негативные чувства по отношению к учителю, нарушение сна, страх, повышение температуры, длительный пропуск занятий, перевод на индивидуальный образовательный маршрут по предмету».

Сам Алексей Юрьевич рассказывает эту историю несколько иначе:

– Мы с этим классом долго не виделись – он был на карантине. Стал задавать вопросы, чтобы вспомнить темы. Оценок в этот день не ставил. Как разговаривал с этой девочкой, не помню вообще, но все было обычно, ни у кого ступора не заметил. Более того – позже, на собрании, встречался с ее родителями, у них не было ко мне претензий, разговаривали доброжелательно. Вполне допускаю, что мог говорить громко – я стал хуже слышать, и как-то автоматически речь стала звонче.

Второй случай «психического насилия» произошел в конце апреля: педагог поставил двойку ученице 11‑го класса, от чего она «…понесла моральный вред, душевное расстройство, чувство подавленности, обиду и негодование. В связи с получением негативной оценки законный представитель обратился с заявлением о переводе ученицы на обучение по предмету «Обществознание» по индивидуальному образовательному маршруту». Это происшествие Алексей Юрьевич тоже объяснил: ученица выполнила не то задание, которое он ей задавал, упорно не желая делать нужное. Есть еще и третий случай, но о нем Марцуну известно мало. Материалы служебного расследования ему не показали, добывать их пришлось по-партизански, а ни родители, ни администрация, по его словам, не пытались разрешить конфликты на начальном этапе.

Алексей Марцун с помощью профсоюза подал иск к БОУ «Гимназия №43», и 8 июля 2020 года Октябрьский районный суд восстановил его в должности, обязав гимназию выплатить 15 тысяч рублей компенсации. Казалось бы, справедливость восторжествовала, но… Через несколько дней в местных СМИ появилось сообщение, что уже другая родительница обратилась с жалобой на Марцуна с просьбой оградить ее ребенка от «психа», а по гимназии вдруг поползли слухи о попытках неформальных отношений, которые Алексей Юрьевич предпринимал по отношению к некоей ученице. При этом, по его словам, его личные вещи из кабинета обществознания исчезли сразу после увольнения, несмотря на заявление, что будет обжаловать приказ. Более того, его вызвали в отдел полиции для объяснений, почему он забрал оставшееся имущество.

– Мои философские книги, учебники, хрестоматии, гиря, лыжный тренажер – все исчезло куда-то, не могу добиться, куда, – говорит Алексей Юрьевич. – Решил забрать то, что осталось, – старые стол, шкафы, привезенные из дома, на них и опись есть, но меня, получается, еще и в грабеже обвинили?

Директор гимназии Ольга Одинцева надеется, что апелляционная инстанция обжалует решение Октябрьского районного суда, не комментируя эту историю в СМИ. Алексей Марцун уходить из школы не собирается – во-первых, там учится его дочь, и он опасается, по его словам, что на ней отразится вся эта история. Во-вторых, не хочет быть побежденным и оклеветанным. Наверное, обоих понять можно. Но это значит, что конфликт, в который втянута вся школа, включая детей и родителей, будет продолжаться.
Еще в марте 2020 года, обращаясь в Департамент образования с жалобой, педагог просил организовать встречу с председателем Октябрьской районной профсоюзной организации для совместного рассмотрения проблем гимназии. Директор департамента Лариса Ефимова письменно ответила, что в связи с самоизоляцией организовать такую встречу не представляется возможным. Режим самоизоляции был снят 11 июня, но встречи до сих пор не произошло. 21 июля 2020 года по проблеме гимназии №43 заседал совет по этике при Департаменте образования Омска. По словам Марцуна, ему предложили воспользоваться услугами службы медиации. На том дело и остановилось – никто его на медиацию так и не пригласил. 10 августа на жалобы Марцуна о том, что конфликт продолжается, Министерство образования Омской области ответило, что О.А.Одинцева привлечена к дисциплинарной ответственности за нарушение норм трудового законодательства. И «дополнительно сообщило», что «межличностные отношения не являются предметом правового регулирования законодательства об образовании», посоветовав обращаться в суд. То есть по второму кругу. Похоже, эта фраза как раз и объясняет нежелание чиновников от образования помочь в разрешении конфликта – закон от них этого не требует.

Кстати говоря, совет по этике при Департаменте образования создан в сентябре прошлого года после не менее затяжного конфликта между родителями и администрацией другой гимназии, за которым так же беспомощно наблюдали департамент и Министерство образования Омской области. Решение о его создании приняли не в образовательных структурах – это сделала мэр Омска Оксана Фадина. Она предполагала, что совет, по ее словам, «будет принимать коллегиальные решения по прецедентам, давать профессиональную оценку тем или иным действиям школьных администраций». Думаю, рассчитывала как минимум не допустить очередной публичной ругани. Но напрасно. В конфликт между директором и учителем гимназии №43 уже втянут не только педагогический коллектив, родители и дети, но и весь город: история стала громкой, освещается в СМИ. Вряд ли такие истории поднимают статус учителя в целом, о чем любят говорить чиновники от образования. И вряд ли есть вероятность его поднять, пока они не считают межличностные отношения подчиненных предметом своего регулирования. Так кто виноват в том, что общество теряет уважение к педагогам?


Комментарии

Будете ли вы использовать в работе “образовательный интернет”, созданный Минпросвещения?
Архив опросов
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt