Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Палатки под угрозой. Пишут инструкции и проверяют лагеря те, кто из города-то никогда не выезжал

Учительская газета, №30 от 26 июля 2016. Читать номер
Автор:

После трагедии в Карелии губернатор Омской области Виктор Назаров распорядился проверить лагеря на предмет безопасности. В том числе должны быть изучены профессионализм вожатых и программы работы.

Этим летом в Омской области, по данным областного правительства, будут работать 564 пришкольных лагеря с дневным пребыванием, 36 загородных, 40 палаточных лагерей и туристических, 10 санаториев и реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями. По словам главного детского травматолога Омской области Бориса Злобина, каждый день в лагерях случается 1-2 происшествия, заканчивающихся ссадинами и разбитыми коленками. К концу первой смены, охватившей 22 тысячи ребят, впрочем, случилось и более серьезное происшествие – в лагере «Березка» пятерых ребятишек покусала и поцарапала собака. Не простая, а енотовидная, забежавшая из леса. Произошло это на глазах вожатых, которые в конце концов забили животное палками. Как позже выяснилось, бешеное, что для Омской области вполне типично: очаги этого заболевания отмечаются в 12 районах области, включая Исилькульский, где находится «Березка». – В школе вожатых нас учили мероприятия организовывать, а не зверей дрессировать, – объяснила одна из студенток, проходящая практику в лагере. – Теперь-то все умные, говорят, не надо было разрешать детям гладить собаку. Выживать в лесу, в поле, на воде учат в палаточных лагерях и турпоходах. Их проверяют сейчас особенно тщательно. Как сообщила Татьяна Вижевитова, заместитель председателя регионального правительства, маршруты с участием несовершеннолетних и вожатых будут внимательно изучены. О каждом выходе за пределы лагеря дирекция лагеря будет сообщать ответственному за оздоровление детей в районной администрации, который даст разрешение и понесет ответственность в случае чего. – Проверяют все – Роспотребнадзор, МЧС, УВД, прокуратура, – рассказывает Анна Порываева, директор палаточного лагеря «Зурбаган» на берегу Иртыша. – Это понятно, родители напуганы, уж на что наш лагерь работает 23 года, причем без всяких нарушений, ЧП и травм, и то 8 человек отказались от путевок. Требования бывают абсурдные. Например, пожарным нужен ящик с песком, хотя «Зурбаган» стоит на песке. Однажды поспорила с государственным инспектором по маломерным судам по поводу акватории. Говорит: «Почему купальня обозначена белыми поплавками?» Я удивилась – еще с советских времен инструкции рекомендовали «яркое, видимое в воде ограждение». Инспектор же мне продемонстрировал уже местную, омскую, инструкцию, в которой яркое преобразовалось в красное. Спорить не стала, просто пока проверяющий обедал, поменяли поплавки на те, что он попросил. Увидел – изумился: где ограждение? Красных поплавков в бурой воде Иртыша не видно. Я директор Азовской детской станции туристов, ребят своих вожу в походы больше 30 лет, реки у нас нет, они плавать учатся здесь, надо, чтобы границы были видны! Но пишут инструкции и проверяют их выполнение часто те, кто никогда за пределы города не выезжал. Лагерь «Чистые родники детства», руководит которым заслуженный учитель России, инструктор-альпинист Юрий Ермолаев, палаточный, но не стационарный: предполагает туристско-краеведческие экспедиции. – Проверяющие не видят разницы между палаточными стационарными и экспедиционными лагерями, – вздыхает Юрий Александрович. – Требования предъявляются одинаковые. Но ведь большая разница – обработать от клеща три квадратных километра лагеря или сто километров стандартного похода. Причем похода предстоящего. Я уж не говорю про то, что будет с живностью, которую мы потравим вместе с клещами. А если маршрут придется чуть изменить? Это ведь природа, всякие неожиданности случаются. Средства, которыми располагает государственный лагерь, складываются из денег, выделяемых бюджетом на каждого ребенка, и родительской доплаты. Тратить их можно только по целевому назначению – на питание воспитанников и на хозяйственные нужды. Городской бюджет в этом году выделил по 355 рублей в день на ребенка. – Почему по 355, если в прошлом году было по 400? – удивляется Анна Порываева. – Продукты подешевели? Причем выделили не на всех 240 детей, а только на 80. И не на обычную недельную смену, а только на 5 дней из нее. Мы-то проведем полную за счет собственных денег – у нас создан благотворительный фонд, но что будут делать остальные? «Зурбаган» – самый известный омский «палаточник», сюда едут дети со всей Сибири. Спонсоры чаще всего, как говорит Порываева, те же дети, только выросшие. Администрация Азовского района, в ведомстве которой находится лагерь, помогла за два десятка лет только раз, выделив деньги на новую цистерну для воды. Точнее, не совсем новую – Анна Викторовна сторговалась в военной части, где ею не пользовались. Лагерь «В краю пяти озер», руководит которым Ирина Водолажская, педагог-инструктор по туризму с 40-летним стажем, держался на господдержке – сюда направляли детдомовцев и малообеспеченных.- Не только потому, что он дешевый, – объясняет педагог дополнительного образования. – Такие «экстремальные» лагеря очень подходят не самым легким детям. Ребята быстро вовлекаются в действие: мы отправляемся в путешествия, экспедиции, робинзонады. Курить бросают подростки уже на третий день – дышать трудно при ходьбе. Очень расширяют общение – мы разговариваем с местными жителями, узнаем историю края. Бабушки-дедушки в гости зовут, ребята помогать им бросаются – дрова сложить, воды принести. Понимают, что они нужны кому-то, могут что-то сделать для земли, которую начинают ощущать своей. Главное – преподаем науку выживания, которая этим ребятам очень нужна. Особенно на природе – вряд ли они станут жителями больших городов, тем более что и детдома, которые их направляли, сельские. Правда, пять дней для такого лагеря – это очень мало. Край пяти озер – это Муромцевский район в трех сотнях километров от Омска. То есть день туда, день обратно, учитывая наши дороги. В день проходим по 20 километров, как минимум трое суток нужно и для нагрузки, и для сплачивания коллектива, и для того, чтобы действительно увидеть что-то интересное. А ведь важно еще и подготовиться, потренироваться перед путешествием, это не увеселительная прогулка, дети должны знать правила безопасности. Детдомовцев и малообеспеченных «В край пяти озер» нынче не направили. Обычно за три смены проходили 90 ребят, сейчас едва набирается 30. Сельские родители, которые еще в прошлом году охотно отправляли в лагерь детей, тоже путевки выкупают плохо – доплата подскочила с 1000 рублей до 2700. Но ведь и тех 350 рублей, которые пообещал городской бюджет в день на каждого ребенка, пока нет. – Городской Департамент образования предложил провести лагерь на свои, он потом, осенью, когда отчеты сдадим, оплатит, – говорит Водолажская. – Какие свои? Мои 10 тысяч зарплаты плюс родительская доплата за первую-вторую смены. На питание первой смене этого хватит, а что будем делать со второй? Юрий Ермолаев, директор «Чистых рек», первую смену все же организовал – снял собственные сбережения. Правда, в дальние походы детей водить не стал. Сплав тоже отменил – на такие серьезные мероприятия накоплений пенсионера не хватает:- Проблема в кадрах. Мне не нужны студенты из школы вожатых, которые умеют петь и танцевать. Природа не сцена, тут опасности на каждом шагу, а собрать, сориентировать детей на местности куда сложнее, чем в классе. Чтобы по равнине повести, и то требуется квалификация инструктора детско-юношеского туризма – и теоретический курс надо освоить, и учебно-тренировочный поход первой категории сложности совершить. В горах, на воде свои требования. Причем квалификацию необходимо подтверждать каждые пять лет. Палаточные – стационарные и экспедиционные – лагеря заслуга не государства, а энтузиастов, их создавших. Но энтузиасты стареют, уходят. Кадры обновляются, но…- У нас была создана стройная система, можно сказать, самообучения – «Палаточное братство», – считает Порываева. – Директора собирались вместе, делились опытом, учили друг друга, вожатых, инструкторов. Обычно это происходило на базе туристической станции, которых в Томской области, к примеру, 36, а у нас, в Омской, – 3, остальные оптимизировали. Кого назначают директорами палаточных лагерей, я видела, когда на своей базе такие практикумы-семинары проводила. Приезжают девочки в юбочках на каблучищах. А я их на турполосу! Потому что пока сам не поползаешь по полосе препятствий, по скалодрому не полазаешь, не поймешь, кто должен с детьми работать и что для этого нужно. Ничего мы у властей не просили, кроме помощи в организации. Я своих ребят сама учу и в другие города на семинары, на повышение квалификации вывожу. Повар у меня годами проверен, давно знает особенности хранения продуктов на природе. Медик опытный, не первый год работаем, и типичные травмы уже изучила, и возможные. С коллегами-«стариками», которые понимают так же, как я, конечно, общаемся, встречаемся. Только ведь нас немного таких осталось. Серьезных профессиональных палаточных лагерей от силы штук десять. Остальные директора вот такие, назначенные: и сами не знают, как лагерь организовывать, как технику безопасности выстроить, и вожатых не учат. Образовательно-воспитательную программу – что я буду с детьми делать, куда их поведу, куда отправлю – и то спросили перед самым открытием. Причем прокуратура!Почему программами интересуется прокуратура, а не ведомства, отвечающие за работу с детьми, объяснил советник Министерства образования Омской области Илья Крылич:- В нашем подчинении только пришкольные лагеря, все остальные по федеральному законодательству находятся в ведении муниципалитетов – и материальное их содержание, и моральное в виде программ.- Мы можем проверить только субсидирование, помочь методически, – вздохнула Любовь Дьякова, советник отдела по взаимодействию с муниципальными образованиями Министерства по делам молодежи, физкультуры и спорта. – Бюджетные субсидии в муниципалитеты поступили еще в конце мая – начале июня, если не выплачивают, это местная самодеятельность. Конечно, палаточные лагеря необходимы, дети туда рвутся, это настоящая школа жизни. Контролирующих органов много, но нужны правильная организация и достойное финансирование. Боюсь, их могут вовсе закрыть… Еще один контролирующий орган – аппарат уполномоченного при губернаторе Омской области по правам ребенка – проверил лагеря уже в трех районах. Уполномоченный Елизавета Степкина сообщила, что нарушений не выявлено.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту