Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Член редакционного совета «Учительской газеты» назначена заместителем министра просвещения России
Экономия во вред: как дешевые средства по уходу за ванной, посуда из пластика и новая мебель влияют на здоровье
Самым популярным заграничным направлением для путешествий россиян в июне стала Армения
Минтруд назвал сроки подачи заявлений на выплату в 10 тысяч рублей школьникам
Пять миллионов за врачебную ошибку: студенту удалили часть кишечника, перепутав анализы
В Калининградской области Роспотребнадзор обратился в прокуратуру из-за несанкционированных детских лагерей
Главврач Коммунарки рассказал, что лечить новых пациентов с COVID-19 стало сложнее
Углублённая диспансеризация ждёт россиян, переболевших ковидом
Рособрнадзор напомнил основные правила подачи апелляции в 2021 году
Главные новости образования – дайджест
Член редакционного совета «Учительской газеты» назначена заместителем министра просвещения России Экономия во вред: как дешевые средства по уходу за ванной, посуда из пластика и новая мебель влияют на здоровье Самым популярным заграничным направлением для путешествий россиян в июне стала Армения Минтруд назвал сроки подачи заявлений на выплату в 10 тысяч рублей школьникам Пять миллионов за врачебную ошибку: студенту удалили часть кишечника, перепутав анализы В Калининградской области Роспотребнадзор обратился в прокуратуру из-за несанкционированных детских лагерей Главврач Коммунарки рассказал, что лечить новых пациентов с COVID-19 стало сложнее Углублённая диспансеризация ждёт россиян, переболевших ковидом Рособрнадзор напомнил основные правила подачи апелляции в 2021 году Главные новости образования – дайджест
Учитель года

Окрыленная педагогика

Главный учительский конкурс страны перешагнул свое тридцатилетие
Учительская газета, №04 от 26 января 2021. Читать номер
Автор:

Конкурс «Учитель года» – живая история российского образования. Каждое новое поколение его участников вписывает в нее свою страницу, сохраняет все лучшее и открывает новое, задает важные параметры качества учительской профессии. Волгоград встретил участников Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2020 из всех Российских регионов. Финальные состязания пройдут в школе №55 «Долина знаний», где преподает русский язык и литературу Лариса Арачашвили, которая на предыдущем конкурсе одержала победу и стала обладательницей Большого Хрустального пеликана.

Увидеть то, что скрыто

С тех пор, как волею судьбы в моих руках оказался Хрустальный пеликан – главный приз конкурса, прошло без малого тридцать лет. Пришла в газету летом 1991‑го по приглашению главного редактора Петра Григорьевича Положевца, за несколько недель до известных событий, изменивших страну. В списке должностных обязанностей оргработа по конкурсу стояла под номером один. К этому времени уже прошел 2‑й Всесоюзный конкурс «Учитель года», и мне поручили отнести в Администрацию Президента СССР эту важную птицу, изготовленную на Гусь-Хрустальном стекольном заводе во Владимирской области (позднее и сейчас приз делают на Дятьковском хрустальном заводе в Брянской области), чтобы передать ее помощнику президента и рассказать о том, что она символизирует. На следующий день в Кремле произошла встреча Михаила Горбачева с Валерием Гербутовым, физиком из Минска, победителем конкурса «Учитель года СССР»-1991, где президент вручил ему того самого Хрустального пеликана, оказавшегося в моих руках в первые месяцы работы в «УГ». Того самого, которого осторожно и трепетно, боясь уронить, я несла из редакции, в то время еще в Ветошном переулке возле ГУМа, по Красной площади, через Спасские ворота в Кремль первому лицу государства.

Что рассказала я о призе помощнику главы государства, почему на самом деле именно пеликан стал символом конкурса? Согласно легендам и мифам его давно считают символом безграничной любви, жертвенности, сострадания.

На гербах древности эту птицу обычно изображали вполоборота, чтобы было видно, как она клювом разрывает себе грудь и оттуда капает алая кровь.

Первые христиане видели в пеликане не только символ всеобъемлющей и всепоглощающей родительской любви, но и воскрешения. В геральдике птица традиционно изображается сидящей в гнезде в окружении птенцов, ее грудь растерзана и кровоточит. Пеликан как яркий символ охотно использовался и в Российской империи, с 1834 года чины благотворительных учреждений императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны носили мундиры, на золоченых пуговицах которых было «изображение пеликана, питающего птенцов».

Почему же именно в последние годы советской эпохи, когда уходила в прошлое одна страна и рождалась другая, журналисты «Учительской газеты» запустили, словно ракету в космос, идею проведения такого конкурса? Все ли участники нынешнего конкурса, многие из которых практически его ровесники, в должной мере осознают его сверхзадачи, смыслы и ценности, изначально определившие идеологию этого педагогического явления? Средний возраст участников в последние годы и сейчас колеблется от 36 до 37 лет: кто-то родился в ту пору, кто-то в 1989‑м, когда конкурсная идея широко обсуждалась на страницах газеты, пошел в первый класс, а у кого-то, вполне вероятно, были учителя, которые прошли через этот конкурс. Новичкам совсем не лишним будет узнать, каковы истоки теперь уже признанного и авторитетного педагогического проекта. И хотя краткая информация на официальном сайте дает некоторые факты и хронологию конкурса, есть то, что помимо сухих цифр, процедур, правил непременно нужно конкурсанту усвоить и понять, для того чтобы «иметь смелость увидеть то, что скрыто», чему предложил нам следовать Морис Метерлинк в своей сказке «Синяя птица».

Нерассказанная история

Началом истории конкурса «Учитель года» принято называть 1989 год, когда на страницах нашего издания была представлена эта идея, дискуссия вокруг нее продолжалась несколько месяцев. Так оно и есть, однако истоки конкурса следует искать раньше, в середине 80‑х, в период, скажем прямо, расцвета педагогической свободы и творчества. Тогда газета поддержала педагогов-новаторов, и этот этап в ее истории связан с именами выдающихся журналистов – главного редактора издания Владимира Федоровича Матвеева и известного его автора Симона Львовича Соловейчика, которые дали жизнь манифесту «Педагогика сотрудничества», во многом изменивших взгляды на цели и задачи образования, а также на идеологию и технологию преподавания, на профессию учителя в целом. Именно в тот период устои авторитарной педагогики пошатнулись, открылись новые возможности и пути к достижению подлинной гуманизации школы.

Наступила эпоха перестройки, пришло время масштабных перемен в идеологии, экономической и политической жизни СССР. Провозглашалась политика гласности, начались смягчение цензуры в СМИ и снятие запретов на обсуждение тем, которые раньше замалчивались. В политике основной доктриной становится «новое мышление». Дух свободы и ветер перемен, как тогда говорили, продолжают витать в обществе, особенно в педагогической среде, в том числе среди тех, кто был ориентирован на новые идеи и ценности в образовании.

В 80‑е годы, с началом перестройки, разворачивается и активная общественная деятельность историка образования Эдуарда Дмитриевича Днепрова. Он выступает с рядом ярких и острых критических публицистических статей в «Правде» и «Учительской газете», решительно призывая к кардинальному обновлению сложившейся системы образования. В начале июня 1988 года Эдуард Днепров принимает предложение руководителя Государственного комитета по образованию Геннадия Алексеевича Ягодина (ведомство появилось в результате объединения  в 1988 году трех центральных министерств – высшего и среднего образования, просвещения и профессионально-технического образования. – Прим. авт.) возглавить для создания концепции новой школы Временный научно-исследовательский коллектив (ВНИК) «Школа», ставший в ту пору знаменитым в передовых образовательных кругах. В июле 1990 года Эдуард Дмитриевич избран на должность министра образования РСФСР, а принятый 10 июля 1992 года Закон «Об образовании», разработанный под его руководством, назван ЮНЕСКО самым прогрессивным и демократичным образовательным актом конца XX столетия. Рупором и площадкой демонстрации нового педагогического мышления по-прежнему остается «Учительская газета», которая уже с середины 80‑х годов убедительно, ярко и остро писала о необходимости перемен в школе, выдвигала и провозглашала принципиально новые подходы к обучению, воспитанию и развитию личности ребенка.

Опровергая мифы

В декабре 1988 года главным редактором газеты становится Геннадий Николаевич Селезнев, который за два с небольшим года работы на этой должности вместе с коллективом «Учительской газеты» не свернул курс на обновление и демократизацию школы, хотя ему долго и упорно приписывали как раз обратное. Этот миф, рожденный в большей степени субъективными факторами, не соответствовал реальности.
Разумеется, газета видоизменилась, стала иной по некоторым параметрам и стилистике, но она не утратила интереса ко всему новому, рождающемуся в реальной школьной жизни. Кому-то не хотелось замечать, а кто-то и сейчас не хочет признавать того факта, что газета, как и раньше, поддерживала в переходный для страны период идеи педагогики сотрудничества, публикуя статьи педагогов-новаторов: свои рубрики вела Софья Лысенкова, народный учитель СССР (Софья Лысенкова, «Про первого кита», «УГ» №40, октябрь 1991 года), Шалва Амонашвили, публиковались материалы о развивающем обучении, об идеях вариативности в образовании ученого-психолога Александра Асмолова, выходили острые полемические статьи известных директоров московских школ Евгения Ямбурга, Анатолия Тубельского, Анатолия Пинского, работавших в инновационном режиме. О смелых и прогрессивных взглядах Эдуарда Днепрова читатель по-прежнему узнавал со страниц нашего издания. В августе 1990 года выходит большое интервью тогда еще заместителя главного редактора «УГ» Петра Положевца с Эдуардом Днепровым, концептуальное и программное по сути, раскрывающее известного историка, ученого-реформатора в новом качестве – как управленца высшего уровня, первого министра образования новой России (Петр Положевец, «Не ломать – строить. Интервью с Эдуардом Днепровым», «УГ» №34, август 1990 года).

Миф о «консервативности» газеты «послематвеевского» периода без особых усилий опровергается архивом издания. Если, конечно, ты хочешь «дойти до самой сути» и готов признать это. Печатное слово – доказательный и красноречивый свидетель времени. Листая архивы «Учительской газеты» того периода, убеждаемся в неоспоримом факте: в переломный и противоречивый исторический период, 1989‑1990‑е годы, журналисты издания выдвигают авангардную, инновационную для того времени идею проведения в СССР конкурса «Учитель года», в основу которого они закладывают принципы гуманной, свободной, творческой педагогики. И нынешнее поколение участников конкурса, который перешагнул свое тридцатилетие, конечно же, должно знать об этом, как и о том, что идею поддержали педагоги-новаторы.

Председателем первых двух конкурсов, проведенных в СССР, становится Софья Николаевна Лысенкова, яркий представитель плеяды учителей-гуманистов. В разные годы истории конкурса и по сей день в нем активно участвует в качестве члена Большого жюри Шалва Амонашвили – академик РАО, последовательный сторонник гуманистических идей в образовании, автор многочисленных книг, раскрывающих его концепцию гуманной педагогики. В состав жюри первого конкурса «Учитель года СССР» вошли Владимир Караковский, Виктор Шаталов и другие яркие представители педагогов-новаторов того времени. В 1993 году педагогическое мастерство учителей оценивал в качестве члена Большого жюри Ролан Антонович Быков, известный актер, режиссер, сценарист, педагог, человек невероятно талантливый и свободолюбивый, который так выразил впечатление о конкурсе: «Какие классные учителя! Прямо Царское Село. А я вот, кстати, фильм задумал о Царскосельском лицее». Была свидетелем того, как он, пристально взглянув на Олега Парамонова, который стал победителем конкурса «Учитель года России»-1993, предложил ему роль одного из наставников лицеистов, на что почти без паузы учитель словесности ответил согласием, вспомнив, что Александр Иванович Галич, подвигший юного Пушкина на «Воспоминания в Царском Селе», – его земляк, родившийся на Брянщине…

Все это и многое другое – очевидные свидетельства того, что новая когорта журналистов, пришедших в газету в 1990‑е годы, приглашала на конкурс таких экспертов, которые поддерживали идеи новаторов, отстаивали ценности культуры в образовании, интеллекта, широты кругозора у носителей этой профессии, ибо в основу конкурсного проекта легла педагогика, исповедующая гуманность, сотрудничество, свободу и достоинство учителя, и сам конкурс становился площадкой, открывающей новые возможности для распространения и культивирования ее принципов и постулатов.

Существенно и другое. Вначале газета предложила обсудить саму идею и лишь потом принять решение о том, нужен ли нашему педагогическому сообществу такой конкурс, как его проводить, каким он должен стать и может ли он оказаться полезным для образования в целом. Годы перестройки и гласности открыли доступ к источникам получения информации о зарубежных образовательных проектах, о практике проведения подобных конкурсов в разных странах. Журналисты «Учительской газеты» изучили заокеанский опыт проведения конкурса (в США его история началась в 1952 году). По инициативе газеты в Москву приглашают 38‑го национального учителя года США Мэри Василику Биковарис (Виктор Мисюченко, «Знакомьтесь: Мэри Василику Биковарис, 38‑й учитель года США», «УГ» №113 от 21 сентября 1989 года). В Кремле ее принял М.С.Горбачев.

Этот фактор вкупе с другими, более глубинными причинами, такими как необходимость поиска в эпоху перемен новых идей и талантливых учителей, демонстрирующих авангардные подходы в преподавании своих школьных дисциплин, потребность в новых лидерах, в открытии звезд в педагогике, о которых должно узнать общество, признать и поощрить их, поднять на новую высоту, отдать дань уважения профессии в целом, вдохновили нас на проведение творческого, масштабного, нетрадиционного для нашего образования в те времена педагогического состязания.

Фундамент учительского конкурса

Современному поколению конкурсантов, по нашему мнению, важно знать и то, что именно в первом десятилетии, которое многие сегодня относят к мрачному периоду российской истории, закладывались главные опоры и доминанты конкурса. Времена в самом деле оказались непростыми, газета едва выживала, потеряв финансовую поддержку государства, конкурс хотя и был подхвачен Министерством образования и профсоюзами, финансировался минимально, многое делалось на энтузиазме, держалось на увлеченности и романтическом бескорыстии его организаторов, не было никаких коммерческих, политических и других составляющих, благодаря чему, вероятно, он выжил и состоялся, завоевал свое достойное место, получил признание. Исчезли сомнения, которые часто возникали в начале конкурсного пути: нужен он или нет? Вектор вопросов изменился в направлении решения конкретных задач: как его улучшать и совершенствовать.

С первых лет (начиная с 1990 года) интерес к конкурсу постепенно возрастал, внимание к этому профессиональному педагогическому состязанию усиливалось. Причем не только в педагогической среде, но и в обществе, в государстве, в средствах массовой информации. Конкурс, несомненно, становился частью истории российского образования, его новейшего этапа – политически и экономически сложного и противоречивого, в определенной мере драматического и судьбоносного для страны. За эти годы сменились властные структуры. Многое менялось и в нашей стране, и в нас самих. Происходили трансформации и перемены и в самом конкурсе. Но неизменными оставались главный его приз, классический символ самопожертвования и любви к детям – Хрустальный пеликан – и важная сердцевина педагогического состязания: открытые конкурсные уроки, публичные выступления учителей, мастер-классы, демонстрирующие их профессиональную позицию, уровень компетентности и глубину мышления, эрудицию, мастерство, кругозор, любовь к профессии. И главное – укоренилась его сверхзадача, сформулированная еще в 1989 году: поиск звезд в учительской среде, открытие новых ярких имен в педагогике, утверждение принципов гуманистической педагогики, отстаивающей достоинство и свободу личности учителя и ученика.

В те годы благодаря усилиям и упорству соучредителей – Минобразования РФ, ЦК Профсоюза работников народного образования и науки, «Учительской газеты» – конкурс набирал силу, постепенно расширял свои границы. Первый российский в 1992‑м прошел в 17 территориях РФ. Цифра росла: в 1993 году – 45, в 1994 году – 56, в 1995 году – уже 63. В последующие два года 58 регионов представили своих победителей, в 1998 году 73 участника приехали в столицу на финал, в 1999‑м за победу соревновались 69 претендентов. Последние годы все субъекты РФ делегируют своих представителей на российский финал.

Личность, а не урокодатель!

Что еще важно знать, на наш взгляд, начинающему конкурсанту, приехавшему в Волгоград на всероссийский финал? То, что конкурс «Учитель года» признали не сразу и не все. Профессиональное состязание педагогов критиковали, поскольку конкурс разрушал образ авторитарного учителя, создавал его новый облик: приоритет мы отдавали не урокодателю (даже отличному), а личности, наделенной талантом и дарованием. Поиском именно таковых и занимался все эти годы конкурс. Кого-то шокировало, что на сцену вышел (да и вообще, как посмел и почему оказался на ней?!) не только блестящий педагог, но и вполне состоявшийся актер, музыкант, поэт, исследователь, творец. Человек, способный общаться с большой аудиторией на понятном для нее языке. Остроумный, находчивый, обаятельный. «Это шоу, – говорили оппоненты. – Оно противоречит природе учительской профессии». Кто-то и сейчас мыслит такими штампами и клише, не замечая самого главного: в результате тех подходов и моделей, которые мы отчаянно отстаивали и в тот период, и на протяжении всей конкурсной истории, в 90‑х годах в победители выходили суперпрофессиональные педагоги. И тогда, на конкурсе, и в дальнейшей своей профессиональной жизни они подтвердили свой высокий звездный статус. И в последующие два десятилетия практически не было ошибок в выборе победителей, за редким, на мой взгляд, исключением…
Время разрушило еще несколько негативных околоконкурсных стереотипов и показало их несостоятельность: «все заранее известно и решено», «регион, победивший в прошлом году, не имеет никаких шансов на лидерство в следующем», что опровергается фактом одной за другой победы учителей из Рязанской области: в 1995‑м Зинаиды Климентовской, а в следующем, 1996 году,
Екатерины Филипповой, триумфом Московской области в 2012 и 2013 годах подряд благодаря Александру Демахину и Андрею Сиденко.

А тем, кому конкурс и сегодня видится больше творческим, чем профессиональным, можно предложить посмотреть на лидеров конкурса из тех «мрачных» 90‑х, например, на Артура Зарубу (1992), Олега Парамонова (1993), Михаила Нянковского (1994), Зинаиду Климентовскую (1995), Екатерину Филиппову (1996), Александра Глозмана (1997), Владимира Ильина (1998), к сожалению, уже ушедшего из жизни… и других победителей, чтобы убедиться в их неоспоримом профессионализме. Эти учителя достигли вершин педагогического искусства, они стали, по сути, представителями одухотворенной, вдохновляющей, интеллектуальной, эмоциональной (назовем ее, прибегая к метафоре, окрыленной) педагогики: она несет высокие идеалы и смыслы учительской профессии, в которой нет места шаблонам, штампам, формализму, авторитарности, консерватизму, в ней торжествуют гуманность, культура, мастерство и творчество, свобода и достоинство.

«Есть ценностей незыблемая скала»

Все мифы о том, что на конкурсе недостаточное внимание уделяется предметной компетентности учителя, также никогда не имели под собой реальной почвы. Основным стержнем конкурса, его профессионально-педагогической «кухней» изначально были и оставались ученики, школа, урок, где решалась судьба конкурсантов. Уровень их квалификации и мастерства оценивали профессионалы: предметное и Большое жюри, компетентные специалисты, ученые, известные педагоги, сами дети, а позже и родители, которые с первых лет конкурса также входили в состав групп ученического и родительского жюри. И здесь мы проявляли особую тщательность в подборе жюри и работе с ним, осознавая роль экспертов в конкурсе. Со временем он приобрел более серьезную научную базу, постоянно шел процесс расширения границ участия в нем самых разных специалистов, профессионалов, ученых, методистов, даже академиков. Тот факт, что в 1995 году предложение стать председателем жюри принял Виктор Антонович Садовничий, ректор МГУ, академик РАН, говорит сам за себя.

Важно отметить и другое: многие региональные институты повышения квалификации учителей уже в 1990‑е годы стали разрабатывать свои подходы к системе оценивания, тестирования конкурсантов, начали появляться специальные брошюры и сборники, посвященные конкурсу, обобщающие опыт и методику преподавания предметов его участниками и победителями. Заметно менялось научно-методическое обеспечение профессионального педагогического состязания, формировалась исследовательская, научная лаборатория конкурса «Учитель года России», появились первые диссертации по этой проблематике.

За первые десять лет конкурс сделал главное – он дал возможность его участнику независимо от того, стал ли он лауреатом или победителем, ощутить себя личностью. Одно дело – профессиональное общение в своей школе, среди коллег, другое – когда ты демонстрируешь мастерство, представляешь собственный имидж профессионала, соревнуясь в профессиональном мастерстве на всероссийском уровне.

Существенно и то, что региональные конкурсы «Учитель года» все более становились значимыми событиями, праздниками, в которые вовлекались не только учителя, но и ученики, родители, общественность, журналисты, издатели, руководители всех уровней, включая губернаторов и президента. Развивающаяся в эти годы практика региональных конкурсов превращалась в нечто большее, чем определение лучшего учителя, что в такой формулировке, по сути, не совсем точно, всегда и сейчас подчеркиваем: конкурс – это почти волшебное место, где мы узнаем, открываем одаренных личностей с особыми педагогическими способностями, которые обладают мастерством, незаурядным талантом, личностным обаянием, высоким творческим потенциалом. Получить этот титул и стать обладателем Хрустального пеликана имеют шансы те, кто в рамках заданных параметров, критериев, концепции конкурса, его сверхзадач и целей, обладая всеми этими качествами и профессиональными умениями, сумел успешно продемонстрировать их здесь и сейчас, на этом педагогическом состязании, сделал это по сравнению с другими наиболее убедительно, профессионально, ярко, глубоко, целостно и гармонично.

О первых итогах  конкурса «Учитель года» пятилетнего российского этапа (а в целом семилетнего, если учесть два общесоюзных конкурса) в 1996 году мне довелось поговорить с Марией Николаевной Лазутовой, председателем оргкомитета, заместителем министра образования РФ в 1993‑1996 годах. Это было не традиционное интервью журналиста «Учительской газеты» с чиновником высокого ранга, а беседа-диалог председателя и члена оргкомитета, отвечающего за формирование жюри, то есть тех, кто непосредственно занимался организацией конкурса. Была предпринята совместная попытка оценить все то, что происходило на конкурсе все эти годы, вернуться к его прошлому и наметить перспективы развития и влияния конкурса на систему образования в целом (Ирина Димова, «Конкурс «Учитель года»: до, после и всегда», «УГ» №29‑30 от 23 июля 1996 года). Многие мысли и прогнозы, прозвучавшие в интервью, воплотились со временем в конкретных проектах, нашли свое подтверждение в жизни учителей после конкурса, да и в послеконкурсном движении в целом, которое также зарождалось в тех же 90‑х. Сегодня клубы, общественные организации учителей года все более набирают обороты, играют важную роль в региональных системах образования.

К числу заметных итогов первого десятилетия можно отнести и тот факт, что в 1990‑е годы формировался некий общий портрет, образ учителя-победителя, которого благодаря конкурсу и хотели открыть его создатели. Этот период в истории конкурса «Учитель года» – некая точка отсчета, старт в будущее, определивший перспективы его роста и развития. Закладывалась традиция, «незыблемая скала» («Есть ценностей незыблемая скала // Над скучными ошибками веков», – О.Мандельштам), благодаря которой утверждалась негласная истина: лауреаты, победители должны нести и демонстрировать высокий профессионализм, общую высокую культуру, широту мышления и кругозор, уметь вдохновлять других, талантливо представлять свой опыт и мастерство для широкой аудитории. Поколение победителей и лауреатов конкурса первого, да и последующих десятилетий, когда в профессиональном состязании участвовали учителя уже с солидным опытом преподавания, задавали в этом отношении яркие образцы, примеры, эталоны. И позже молодые победители с более скромным опытом работы в школе в подавляющем большинстве соответствовали этим параметрам, еще раз подтверждая главные приоритеты конкурса, его смыслы и ценности.

Энциклопедия творческих портретов

В становлении конкурса «Учитель года» в разные его годы наша газета как его соучредитель наряду с Министерством просвещения РФ, Общероссийским профсоюзом образования всегда выполняла важную функцию, поскольку занималась разработкой моделей конкурса, содержательным его наполнением, формированием конкурсного экспертного пула, сообщества, часто выступала его оператором и непосредственным организатором. Разумеется, газета максимально использовала свой ресурс как печатного издания и потому стала важным «письменным» историческим источником для будущих исследователей конкурса, авторов книг, монографий, пособий. «Учительская газета» как автор, инициатор идеи, на протяжении всей ее истории соучредитель конкурса из года в год тщательно описывала хронологию педагогического состязания, публиковала репортажи, статьи, посвященные этим педагогическим событиям, анализировала его итоги и результаты. Газета стала практически единственной «летописью конкурсного движения». Новое поколение организаторов, участников активно пользуется наработанным «УГ» конкурсным контентом: на сайтах, в сетях немало ресурсов, которые описывают разные сюжеты из истории конкурса, заимствованные из журналистских публикаций, на них размещен богатейший фотоархив нашего издания. Да, конкурс живет, и газета по-прежнему создает на своих страницах своеобразную энциклопедию творческих портретов учителей года России. Арслан Хасавов, став нашим главным редактором в 2019 году, поддержал идею и активно развивает конкурсную тему, инициированную его предшественником Петром Положевцем, в чьи надежные руки передал конкурс тридцать лет назад Геннадий Селезнев, человек, стоявший у его истоков, руководитель издания. Связь временен, идей, поколений! В каждом номере, как и прежде, появляется очерк об участнике финала Всероссийского конкурса. 2020‑й и наступивший новый год не стали исключением. Заинтересованному читателю такие публикации открывают мир педагогических взглядов учителя, позволяют находить полезную информацию, постигать секреты мастерства, брать на вооружение лучшие технологии и практики преподавания своих коллег. А значит, прямо или опосредованно вместе с ними расти и совершенствоваться, подниматься на новые высоты и вершины педагогического творчества. Не это ли и есть главное в профессии учителя, в его судьбе?

Послесловие

Каждое десятилетие конкурса «Учитель года России» по-своему интересно и заслуживает отдельного внимания. На сей раз мы погрузили читателя в первые годы становления конкурса, его ранней эпохи, чтобы, как говорил Козьма Прутков, «отыскав всему начало, многое понять». В наших «записках бывалого» с позиции накопленного опыта хотелось сказать новым конкурсантам, вступающим на эту стезю, о самом главном, существенном, непреходящем, ценностном в нем, чтобы, придя в конкурс, учитель смог расставить для себя правильные приоритеты, соразмерить свои силы и возможности, сопоставить их с предшествующим опытом, соизмерить с мастерством его лидеров, получить профессиональное удовольствие, расширить горизонты собственных интеллектуальных, эмоциональных, духовных границ, минимизировать стрессы и разочарования… Нужно ли на конкурсе стремиться к победе? Наверное, да, но, может быть, важнее поставить задачу одержать победу над собой как главную для человека в любой ситуации – профессиональной, личностной, житейской.

В середине последнего десятилетия «Учительская газета» в очередной раз предложила обновить модель конкурса. Она включала конкурсные задания «Интернет-ресурс», «Эссе», «Педсовет», «Образовательный проект», «Круглый стол образовательных политиков» с участием министра образования и многое другое (чего нет по понятным причинам в структуре нынешнего конкурса). Одним словом, все то, что позволяло увидеть учителя в разных ипостасях, глубже проникнуть в мир его духовных ценностей, педагогического мышления, философских взглядов, мировоззрения, эстетических вкусов, интеллектуальных горизонтов, более точно и емко оценить степень незаурядности, лидерства, таланта каждого конкурсанта. Тогда, после апробации новых подходов, мы попросили финалистов охарактеризовать конкурс. В итоге получилась следующая корпоративная формулировка: это, написали учителя, «огромный стартовый механизм стремительного развития конкурсантов; радость профессиональных встреч и побед над собой; возможность разносторонне проявить себя; обсуждение педагогической концепции каждого учителя; напряжение во время подготовки и огромный стресс во время конкурса, блаженство после победы и удовольствие после выступления; преодоление себя, сила воли и характер; миг между прошлым и будущим». Пожелаем же участникам тридцать первого федерального финала профессионального состязания, главным героям нынешнего масштабного педагогического события, навсегда запомнить этот миг и пройти его достойно, с вдохновением. Вы, дорогие учителя года, открываете новую главу в истории конкурса и становитесь его неотъемлемой частью.

Ирина ДИМОВА, первый заместитель главного редактора «Учительской газеты»


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt