search
Топ 10

Ода второму году. Повторное обучение – не наказание, а счастливый шанс

​Охотно ли вы оставляете детей на второй год или берете в свой класс второгодников? Повторное обучение обросло стереотипами, предубеждениями, а если послушать наших детей и их родителей, то и легендами! Обычно такое случается с малознакомыми явлениями нашей жизни или редко встречающимися. И действительно, второгодник в российских школах «исчезающий вид». Хорошо ли это? Директора и чиновники, наверное, согласятся, ибо в победных реляциях они отчитываются о том, что успеваемость растет, дети на повторное обучение не остаются. Вряд ли их поддержат учителя. Родительская общественность, скорее всего, поддержит администрацию, но это, мне кажется, если не вглядываться в проблему, не очень понимать суть вопроса. Давайте порассуждаем о повторном обучении? А я бы даже спел оду второму году!

Наверное, причина, приведшая к исчезновению второгодника как вида, – не объективная (дети стали лучше учиться), а субъективная: дети не стали лучше учиться, их просто стали реже оставлять на второй год. Родители редко соглашаются на повторное обучение своих детей, так как оно стало пугалом, а не реальной помощью. Директора, как я уже заметил выше, боятся второгодников, так как на них давят департаменты образования, которым неуспевающие портят картину. Но за сводками статистики могут прятаться детские трагедии, которые можно было бы если не предотвратить, то хотя бы помочь преодолеть.Приведу пример: к нам в школу попал как-то мальчик, которого можно назвать миной замедленного действия. Коллеги одной из соседних школ заложили мину, выставив неуспевающему ученику тройки и приняв на педсовете решение о переводе в следующий (девятый) класс. После этого Борис (назовем его так) был благополучно «выдавлен» из школы, чтобы не портить картину, и пришел к нам. Мама парня сразу сказала, что он слаб, полгода практически не учился, так как сначала этому помешали боевые действия (семья приехала с Донбасса), потом были переезд, скитания в поисках подходящего места, где есть и работа, и жилье. Добавила, что она согласна на повторное обучение в восьмом классе. Но после решения о переводе это уже было невозможно. Перекатываясь с двойки на тройку, парень едва наскреб баллы, чтобы набрать минимум на ОГЭ, математику пришлось пересдавать, учиться в систему СПО он уже не пошел – не хватило смелости. До армии устроился работать на стройку – очень тяжелый труд для 17‑летнего пацана. Но если бы коллеги не боялись испортить показатели, Боря спокойно наверстал бы упущенное и обрел уверенность. Как сложится жизнь Бориса, пока не знаем, но повторное обучение наверняка бы ему не помешало.Хочу рассказать о своих второгодниках, которым повторное обучение пошло на пользу. Жизнь подарила мне троих таких ребят за последние пять лет, хотя раньше в своей практике я не сталкивался со второгодниками.Итак, история первая – Вера. Девушка и сама признавала, что очень и очень ленивая. И вот Вера с едва теплящимися тройками провела половину девятого класса в больницах, ей делали операцию, затем проводили реабилитацию, в результате на выходе из школы она оказалась «нулевой». Уникальный на моей памяти случай – девятиклассница-второгодница. Итак, девчонка скромно подходит к моему девятому классу на первосентябрьской линейке… Раньше как предметник я видел только «ленивую сторону» Веры, но на этот раз для меня как классного руководителя она раскрылась по-новому. Чуткий, проницательный человек, она быстро подружилась со всеми в классе и стала классной «жилеткой», готовой выслушать и утешить любого.А что с учебой? Снова больницы, операция, реабилитация, но с проницательным человеком легче ставить проблемы в задушевных беседах, а затем их решать. За этот год Вера подросла. И вот девушка сама решила бороться со своей ленью! Да, этот «запасной» год дал ребенку возможность повзрослеть и переоценить некоторые вещи в жизни. Теперь девушка брала с собой в больницу учебники, пыталась выполнять домашние задания. Успешно (на твердую тройку) сдала ОГЭ и сейчас успешно оканчивает техникум – она уже хорошистка.История вторая – Саша. У Саши с учебой не заладилось еще в начальной школе. Вроде и пошла с семи лет, не раньше, но, видимо, не дозрела она до школы, ведь все очень индивидуально. Первый класс худо-бедно отучилась, а второй и третий дались уже с большим трудом. Девочка не успевала за темпом класса, отмалчивалась на уроках, подолгу выполняла домашние задания, потом совсем перестала их делать, стала часто пропускать школу. Мама, видя проблемы ребенка и жалея девочку, писала неубедительные записки, покрывая ее пропуски. Александру оставили на повторное обучение в третьем классе, и она ушла в другую школу. И вот Санька возвращается к нам в мой пятый класс совсем другим человеком. Повзрослевшая симпатичная девушка, которой нравится учиться. Молодцы коллеги из другой школы – поддержали девочку! Не хорошистка (подкачали, как у многих, русский язык, математика и английский язык), но с хорошим потенциалом. Проявила себя в проектной деятельности, с искренним рвением бросаясь в те исследования, которые ей были интересны: в пятом классе выращивала кактусы и наблюдала за их ростом и цветением, в шестом исследовала творчество местной детской писательницы, с которой подружилась и пригласила ее на муниципальную конференцию исследовательских работ по литературе. Оказавшись самой младшей участницей конференции, Саша стала победителем в одной из номинаций. И не скажешь, что девочка была второгодницей!И еще одна увлекательная история. К нам в седьмой класс пришел Гриша. Парень переехал с Дальнего Востока, немного поучился в одной из соседних школ, но после первой четверти у него начались проблемы со здоровьем, и мама забрала его на семейное обучение. Но мы же все понимаем, что материал седьмого класса изучать дома уже не по силам родителям. Уж не знаю, из-за этого ли, но у семьи возник конфликт с некоторыми педагогами, мама перевела мальчика в середине года в нашу школу. И вот приходит Григорий сдавать зачеты после своего семейного обучения – мы видим, что знаний никаких, к сожалению, полный ноль. Промыкавшись так еще полгода, родители поняли, что лучше бы парнишке посещать школу, вот тут и возник вопрос о повторном обучении. Больших усилий стоило уговорить родителей дать на это согласие. Итак, к нам пришел второгодник Гриша – он теперь самый высокий в классе, даже выше Саньки из предыдущей истории. Первая же учебная неделя показала, что у парня все будет хорошо – потекли хорошие отметки. Все учителя отметили, что тот Гриша, который приходил на зачеты после семейного обучения, и тот, что теперь ходит в школу, – будто разные мальчики. Значит, найден верный путь! Через неделю учебы радостный парень показал мне дневник с четверкой и четырьмя пятерками. «Вот видишь, Гришка, что значит верное решение!» – обрадованно воскликнул я. Не зря я их с мамой уговаривал. Уже предвкушаю, как Гришка станет, может быть, даже хорошистом и будет блистать на исследовательских конференциях, как и второгодница Саша.Итак, все эти три, даже четыре истории показывают, что повторное обучение не наказание, а шанс для многих ребят действительно выправить ситуацию с учебой. Второй год – это не потерянный год, а, наоборот, возможность наверстать упущенное. Кто-то из этих ребят потерял время в связи с непредвиденными обстоятельствами (война, здоровье, переезд), как Боря, Вера и Гриша. Другим нужно потянуть время, чтобы дозреть, как Вере и Саше. Наконец, бывает, что просто нашла коса на камень (все мы разные) и учитель не смог найти подход к ученику, возник конфликт педагога с семьей. Повторное обучение – это и возможность сменить обстановку (педагога), не подвергая ребенка стрессу от смены школы и окружения.Из-за того, что нам, педагогам, чаще всего не дают оставлять детей на повторное обучение, многие ребята лишены этой реальной помощи. Подобная редко применяемая практика обрастает непониманием окружающих. Не давая согласия на повторное обучение, родители подвергают детей огромной нагрузке, те вынуждены наверстать пропущенный материал, еще больше отстают от нового, и в итоге выдыхаются.Итак, второгодники бывают разные, и не так страшен второгодник, «как его малюют». Конечно, среди второгодников встречаются «отпетые и отъявленные», даже кажется, что в большинстве своем они такие и есть. Потому что повторное обучение используется сейчас в качестве дубины, наказания, а не помощи. Мне кажется, что необходимо реабилитировать саму идею повторного обучения и шире применять эту возможность.Оправдание повторного обучения позволит снять с второгодников ярлык отбросов системы образования и оказать реальную помощь тем, кому она необходима и кому еще возможно помочь. Тогда и родители не будут бояться давать согласие на повторное обучение, видя в нем индивидуальный подход к своему ребенку.Ну и хорошо бы, чтобы чиновники от образования понимали, что повторное обучение – это не показатель хорошей или плохой работы школы, а частный случай адресной помощи ребенку, внутреннее, может быть, даже интимное, дело образовательного учреждения.А для хорошего педагога повторное обучение – это своего рода вызов профессионализму: смогу ли я скорректировать то, что не удалось моему коллеге, или честно признать и исправить свои же ошибки? Таким образом, второгодник не только получит второй шанс, но и предоставит педагогу возможность вырасти профессионально.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту