search
Топ 10

Неясное чувство вины

Октябрь 1988

Село мое находится в 70 километрах от райцентра. Школа сравнительно новая, 1980 года рождения. Мне дали 16 часов истории (5, 6, 7, 8, 9, 10-е классы), один час права и два часа обществоведения. Итого 19 часов. Еще классное руководство в 5-м классе и бесплатно веду лекторскую группу старшеклассников.

Ты знаешь мое оптимистическое мировоззрение, но каждый день получается 3-4 подготовки к урокам! Повеситься можно!

Живу на квартире у бабушки. Ей 70 лет, но она еще крепкая. Живем мирно>>.

Ноябрь 1988

Дело было так: на каникулах я достала билеты на два класса в цирк. Хотелось вывезти детей в город. Многие ведь там никогда не были и неизвестно, когда будут. Колхоз автобус не дал. Из моих споров ничего не вышло, пришлось везти ребят на электричке. Да еще врагов нажила себе в школе, здесь учителем биологии работает сестра председателя колхоза, и она всегда со своими детьми во всех поездках была первая.

Педколлектив у нас маленький, 16 человек, из них три мужика (видела бы ты их!). Но, как говорится, и за это слава Богу. Несмотря на малую численность, скандалы и ругань – обычное явление.

А что здесь творится с учебой! За четверть есть неуспевающие, у которых по 7-8 двоек. Хорошо, что не в моем классе. А в восьмом, например, из 20 учеников 13 имеют двойки. Тут поблагеешь, пожалуй!

Но если честно, то в данный момент меня больше всего доканывают проблемы выживания. Уроки веду в зимнем пальто, в сапогах, и все равно ноги отмерзают. Может быть, ты где-нибудь в Москве сумеешь купить мне валенки, а то здесь это очень большой дефицит. Мерзну я и дома, у бабуси: к урокам готовлюсь в двух теплых свитерах и безрукавке-телогрейке, на ногах куча носков, сапоги войлочные короткие, обогреватель рядом ставлю. Ты, конечно, скажешь, что в холоде мясо лучше сохраняется, но поверь, что это уж слишком.

Замерзну я на исторической родине, и никто не узнает>>.

Декабрь 1988

Никаких новостей нет, кроме того, что меня приглашают петь в местный русский народный хор. Ты, конечно, помнишь, что ни слуха, ни голоса у меня нет, но неудобно обижать завклубом, который за мной приходил даже в школу.

А вообще я полностью погружена в работу. Дети мной довольны – это говорили родители на родительском собрании (немножко решила похвастаться, больным это можно). А с учителями стараюсь не связываться>>.

Январь 1989

Появилась возможность перевестись в школу, в которой я когда-то училась. Но если я буду жить дома, то для своих родителей так и останусь ребенком. Да и в школе мои бывшие учителя будут смотреть на меня как на ученицу>>.

Февраль 1989

К урокам готовлюсь, но конспекты в настоящее время не пишу совсем. И уже попалась. Неожиданно приехала комиссия из роно, а у меня ни одного конспекта. Вот когда я пометалась! Но выкрутилась: пока на четвертом уроке 10-й класс самостоятельно читал обществоведение, я все написала, и когда ко мне на следующий урок в 9-й класс пришли, я уже была во всеоружии. <>, – говорят>>.

Март 1989

А 8 Марта отмечали в кругу местной молодежи у одной учительницы. Она замужем за местным, были еще их друзья. Ты не представляешь, что это было за празднество! Местные кавалеры не могли нас поздравить даже на словах. Тогда Татьяна (учительница) говорит одному: <>. Так он и повторял. Потом мы ушли в зал, а четверо юношей пили водку и самогон до самого вечера. А нам, троим девчонкам, ничего не оставалось больше, как смотреть телевизор. Вот тебе и 8 Марта! От такого праздника я была в шоке>>.

Сентябрь 1989

Случилось это несчастье потому, что я вела длительную и упорную борьбу за собственную квартиру, обошла все инстанции, даже до райкома партии добралась. В конце концов меня вызвал председатель колхоза и сказал: <>.

И пошла она… Это я о себе. Квартиры как не было, так и нет, а эту ужасную работу приходится делать. У меня одни неприятности – то поругаюсь с директором, то разбираю конфликты учителей, то хожу на уроки к коллегам с целью проверки, и если подметишь что-нибудь отрицательное, то они сразу начинают дуться и не здороваются больше, хотя я все замечания делаю в вежливой форме. Странные какие-то люди!>>

Февраль 1990

После Ленинграда началась проза жизни, то есть работа. А сейчас так вообще каторга, моя директорша уехала на месячные курсы повышения квалификации, а я осталась и.о. Ничего абсолютно не успеваю делать, хотя сижу в школе до ночи, работаю дома и прихожу раньше всех. Как назло, февраль – месяц военно-патриотического воспитания. Организатор у нас работает первый год, и приходится ей во всем помогать. Но больше всего меня изматывают хозяйственные проблемы: у нас сгорел котел, и не работает одна конфорка плиты, постоянно наезжает санэпидстанция – у наших турок-месхетинцев нашли вшей и стригущий лишай, запил кочегар.

А завхоз выйдет только через полмесяца>>.

Май 1990

Чувствую я себя неважно, но, следуя твоему давнему совету, все таблетки пить бросила и лечусь травами>>.

Июнь 1990

Октябрь 1990

Толком еще и не учились – второй месяц убираем свеклу и картошку. Продолжаю работать завучем, плюс еще девять часов уроков. По-крупному с директоршей еще не ругались, а мелочи не в счет. Здоровье не ах>>.

Октябрь 1991

Лене, похоже, не нравится такой образ жизни. Когда он наезжает – часто – я ему, конечно, рада, скучаю, но у меня почти нет сил улыбаться или что-то там готовить, стирать и прочее. Чувствую себя совершенно опустошенной>>.

Август 1995

Сентябрь 1995

Убеждаю себя, что заслужила право на спокойную жизнь, а все же временами находит какое-то неясное чувство вины. Но это, как ты любишь говорить, – абстракции>>.

Что сказать?..

Просто жизнь. Без крайностей, эпатажа и скандалов. Подумаешь, болела! Так не умерла же. Ушла из школы. Но ведь в пристойное место, не на панель.

Ушла, потому что устала совершать подвиги. И это бы ничего. Но почему так получается, что больше их совершать некому?!

Лидия СЫЧЕВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте