Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

На братских могилах не ставят крестов… Спокойна ли наша совесть?

Учительская газета, №18 от 3 мая 2011. Читать номер
Автор:

В 1980-х – начале 1990-х годов члены поисковых отрядов «Строково» школы №806, «Дозор» Детско-юношеского центра «Пресня» и поисковой группы училища №60 Истры выявили в Волоколамском районе местонахождение около 150 неучтенных братских могил защитников Москвы. За послевоенное время это было, похоже, первое планомерное обследование территории ожесточеннейших боевых действий. На это ушло свыше 10 лет нелегкого целеустремленного труда, с выездами отрядов в район в любое свободное время (в субботы-воскресенья, осенние, зимние и весенние школьные каникулы, да еще ежегодно мы проводили по одной-две многодневные летние экспедиции). Ребята ходили по деревням, записывали воспоминания о войне старожилов, знавших, где именно весной 1942-го проводились погребения погибших воинов.

При работе в Центральном архиве Министерства обороны опрос населения был практически единственным способом выявления в Волоколамском районе послевоенных (во многом неучтенных) захоронений советских воинов, так как в период тяжелых оборонительных и наступательных боев официальные захоронения погибших почти не проводились. По крайней мере, в военно-архивных документах Панфиловской дивизии за 1941 год такая информация за крайне редким исключением отсутствует. Основная работа по захоронению защитников столицы проводилась позднее, с весны 1942 года, ответственность за нее была возложена на местные органы власти – сельские советы. Война еще кромсала нашу страну. Хоронили павших старики, женщины, подростки и даже дети.Центровым отрядам оказывали помощь школьные поисковые отряды педагогов Евгения и Любови Суфияровых из деревни Кургак Калтасинского района Башкирии, педагогов Гегелии, Демидова, Юсфина, Поповых, Блинкова, Ерофеевой, Симоновой. Провели опрос старожилов и волоколамские школьники.Импульсом для поисковой работы школьников послужило наше знакомство с генерал-майором в отставке, в те годы – председателем Совета ветеранов-панфиловцев Василием Максимовичем Малкиным, участником героической обороны Москвы от первого до последнего дня в составе 1077-го полка 316-й стрелковой дивизии Панфилова, и его документальными книгами «Неизвестные – известны», «Батальон неизвестных солдат», «Грудью заслонившие Москву», ставшими для нас настольными. Исколесив вдоль и поперек Волоколамский район, по-новому прочли мы и прекрасную книгу Александра Бека «Волоколамское шоссе».С 1986-го с ведома волоколамских властей и военкомата нашими отрядами стали проводиться захоронения останков советских воинов. Хотелось сделать все возможное.В свое время к нам обращался участник войны Степан Алексеевич Семенищев с просьбой помочь ему найти место могилы его родного брата Дениса, лыжника-разведчика, скончавшегося от раны в живот в дни контрнаступления советских войск под Москвой и захороненного в деревне Сидельницы. Невосстановившаяся после войны деревня была снесена и распахана под поле. Тогда-то Степан Алексеевич, благодаря однополчанам брата чудом нашедший его могилу, окончательно утратил дорогое место. Его заблаговременные неоднократные обращения в Волоколамский военкомат с просьбой перенести могилу брата до ликвидации деревни ни к чему не привели. Ни ответа, что называется, ни привета… Мы по его просьбе ходили через поле к этой запаханной деревне, пытаясь найти место дорогой могилки по каким-то ярким цветам, посаженным на ней ветераном. Но так и не нашли ничего…Благодаря многолетней работе следопытов Волоколамский район уже к концу 80-х стал наиболее «разработанным» из всех районов Подмосковья. Осенью 1988 года здесь под эгидой ЦК ВЛКСМ проходил второй сбор Всесоюзного координационного совета поисковых отрядов, собравший руководителей поисковых отрядов из десятков регионов СССР. Поисковики стали участниками эксгумационных работ близ деревень Ивановское, Хворостинино, Посаденки, где нами были выявлены стертые с лица земли санитарные захоронения защитников Москвы, о существовании которых знали только старожилы. На торжественно-траурной церемонии захоронения останков почти 600 воинов присутствовали ветераны дивизий, сражавшихся в этих местах, – панфиловцы и моряки-тихоокеанцы 64-й морской бригады, представители ЦК ВЛКСМ, Советского комитета ветеранов войны, администрация района, местные жители. Работа поисковиков свидетельствовала, что в двух часах езды от Москвы полвека лежат забытыми останки ее героических защитников. Она имела глубокий общественный резонанс, способствовала решению проблемы увековечения памяти погибших воинов на государственном уровне.В мае 1991-го состоялась Всесоюзная Вахта Памяти, на которую поисковые отряды приехали из тех мест, где формировались дивизии, защищавшие Москву в боях 1941-1942 годов, – России, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Белоруссии, Украины и, конечно, из Москвы и Московской области. В начале 1990-х годов в районе был создан свой поисковый отряд «Панфиловец», который успешно продолжил работу москвичей и истринцев. В связи с принятием в 1993-м Закона «Об увековечении памяти о погибших при защите Отечества» поисковая работа в районе тем более должна была подняться на должный уровень.В книге Малкина приводилась точная карта боевого пути героев-саперов в Волоколамском районе – от деревни Белая Колпь до Строкова. И мы не один раз повторили его, расспрашивая старожилов о пережитом во время войны. Нас до глубины души поразило то, что маршрут, который можно пройти по прямой за полтора дня пешком, фашисты преодолевали полтора месяца, имея многократное превосходство в танках, авиации, артиллерии, моторизированной технике. Защитники Москвы стояли насмерть! Родина была дороже жизни.Отношение человека к захоронениям защитников Отечества имеет глубоко нравственный, общественно-политический, личный и международный аспект. В годы войны столицу защищала вся огромная страна. В братских могилах под Москвой лежат граждане разных национальностей и вероисповеданий из всех 15 республик бывшего Советского Союза, отдавшие свои жизни за столицу, за свободу и независимость Родины. Их могилы должны быть местами всеобщего поклонения, слез и гордости. У похороненных в деревне Строково саперов есть родственники в России и на Украине, в Казахстане и Киргизии. Командир взвода саперов младший лейтенант Петр Фирстов, после боя тяжелораненым попавший в руки гитлеровским палачам и зверски убитый, до войны окончил Московский автодорожный институт. В институте висит мемориальная доска с его именем.Величественный мемориал в Дубосеково – символ бессмертного подвига защитников Москвы, памятник федерального значения. Автор гениального сооружения – академик Алексей Григорьевич Постол. Каждый год 16 ноября, в годовщину подвига героев-панфиловцев, он приезжает сюда с немногими оставшимися в живых ветеранами 316-й (8-й гвардейской) стрелковой дивизии. Мемориал, так же как и музей героев-панфиловцев в Нелидове, сохранен в смутные времена перестройки благодаря вниманию и заботе московского правительства, Российского комитета ветеранов войны и военной службы, спонсора Пешкова. По-человечески трогает отношение далекого Казахстана, лично его президента Нурсултана Назарбаева к подвигу героев-панфиловцев, памяти о них. Казахстан не бросил свою дивизию в беде забвения – на средства республики отреставрированы музей, весь мемориальный комплекс, установлены в центре Волоколамска бюсты Панфилову и Момыш Улы. Президенты и представительские миссии Казахстана и Киргизии ежегодно присутствуют на памятных мероприятиях в годовщину подвига панфиловцев у разъезда Дубосеково.По многолетней традиции у братской могилы 28 героев-панфиловцев и их однополчан выдающиеся люди, посещавшие Дубосеково, – космонавты, государственные деятели, высокие иностранные гости – высаживали молодые деревца, образовавшие в наше время целую рощу. Это было светлое, благородное дело. Но установленные перед каждым деревом металлические пластины, на которых были выгравированы имена гостей, с началом перестройки расхищены. А списки высоких гостей, сажавших рощу Памяти, не сохранились. А еще с трибуны у памятника панфиловцам в Дубосекове постоянно сбиваются и вывозятся «благодарными потомками» облицовочные мраморные плиты…Село Ивановское, чуть севернее Волоколамска. В обороне здесь каждую пядь земли отстаивали бойцы 1077-го стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии генерала Панфилова, а при освобождении Ивановского в многократных атаках смертью храбрых пали более тысячи моряков 64-й отдельной морской тихоокеанской стрелковой бригады.Конечно, это была трагедия. Но и невиданный героизм! Выполняя приказ, моряки почти неделю в лютый 30-градусный мороз штурмовали отлично укрепленную, находящуюся на высоте деревню – важный узловой пункт, через который шли во все концы дороги и коммуникации, где немцами складировались боеприпасы, снаряжение, продовольствие, обмундирование (после взятия деревни все это досталось нашим в качестве трофеев). Укрепились фашисты в мощных корпусах бывшей графской усадьбы. На высокой колокольне церкви находился наблюдательный пункт, с которого все окрестности были видны как на ладони, и оттуда непрерывно били пулеметы, сражая атакующих. По свидетельству участника боев морского десантника Виктора Ивановича Нечаева, Ивановское 5 раз переходило из рук в руки. «Моряки проявили высшую степень доблести, выполняя приказ, атаки шли через каждые 10-15 минут. В сплошных атаках люди не чувствовали времени. Все мы были добровольцами, многие – комсомольцами, членами партии. За свою жизнь не цеплялись. Знали, что идут на верную смерть. Помнили слова адмирала Макарова: «Если будешь думать, что тебя убьют, то ты уже не солдат, не матрос…» Больше боялись, чтобы не ранили тяжело…»Ивановское освободили в канун Нового года – 31 декабря 1941 года. К этому времени 64-я бригада за неполный месяц тяжелых непрерывных боев, освободив такие важные объекты (и все – в лобовых атаках), как Белый Раст, Ивановское, Лудина Гора, Тимково, Тимонино, из 6500 человек потеряла убитыми и ранеными 6000. То есть почти весь свой потрясающий героический состав.Весной 1942-го жители на окраине деревни захоронили останки более 500 погибших воинов. В середине 1950-х годов могила формально переносится в деревню Смычка. «Два сапога перенесли…» – свидетельствовали старожилы. И продолжали ухаживать за могилой. Перед ней еще много лет преклоняли колени родственники погибших защитников Москвы. В 1988-м в этой же братской могиле поисковиками – участниками 2-го Всесоюзного сбора поисковых отрядов были захоронены останки еще 120 воинов (в основном моряков), которые в 1942 году были погребены прямо в поле за деревней в санитарном захоронении (место впоследствии было утрачено и запахано). Захоронение проводилось в торжественной обстановке, в присутствии сотен людей: представителей ЦК ВЛКСМ, местных органов власти и военкомата, ветеранов-панфиловцев, моряков, местных жителей, поисковиков, СМИ.В 1991-м по согласованию с волоколамскими властями поисковый отряд 806-й московской школы на протяжении полутора месяцев безвозмездно строил на этом месте памятник погибшим за Ивановское. В школе был проведен конкурс на лучший проект памятника, который утвердила администрация Волоколамска. Дети расчистили и заасфальтировали площадку, сделали высокий постамент для установки памятника, разбили цветники. Работали в три смены, старались…Во время захоронения в 1989-м останков воинов в деревне Ивановское на торжественно-траурном митинге ветеран Панфиловской дивизии Владимир Львович Литваков, в свои 20 лет награжденный на фронте двумя орденами Славы, прочел горькие строки:Люди! Вы наши плоды пожинаете.Нам же в земле истлевать суждено.Что-то вы долго нам памятник ставите…Или забыли давно?Евгения ИВАНОВА, организатор и участник первых поисковых работ, Волоколамский район


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту