Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Проблема

Мусор в головах

Учительская газета, №19 от 25 января 2021. Читать номер
Автор:

Чтобы вокруг стало чисто, нужно не только не сорить, но и убирать

Несколько лет мне довелось проработать в самой чистой школе Зеленограда. В буквальном смысле этого слова. Благодаря усилиям администрации мы добились такого великолепия, что к нам приезжали со всей округи не только посмотреть и полюбоваться, но и провести у нас какое-нибудь мероприятие городского уровня. Потому что в этакие хоромы не стыдно и солидных гостей пригласить! Чистые туалеты, чистые стены, чистые полы, чистые парты, чистые окна, кругом ни пылинки, ни соринки… Красота!

На другом полюсе сравнения мой родной областной пединститут образца середины 80‑х, как бы грустно это ни звучало. Со смердящими отхожими местами и чем-то минерально хрустящим под ногами в коридорах. Как-то раз у нас на факультете было решено провести финальный этап экологической олимпиады школьников. Детей свезли со всей области, и вдруг оказалось, что посадить их просто некуда! Вернее, аудитории как раз были, и в большом количестве, но среди них не нашлось ни одной с партами, свободными от скабрезных надписей, эротико-порнографических рисунков, выцарапанных формул, фамилий тех, кто тут когда-то учился. В результате не придумали ничего лучше, как просто купить рулонной бумаги-миллиметровки и скрыть под ней все это безобразие. А то перед детьми стыдно! За студентов – будущих учителей.

Потом, правда, все радикально изменилось, пришел новый ректор, который решил навести порядок, полностью переоборудовал помещения, купил новую мебель, отремонтировал места общего пользования. Вуз превратился в конфетку. Но осадочек, как говорится, остался.

…В криминалистике есть так называемая теория разбитых окон. Согласно ей мелкие правонарушения не только указывают на общее состояние порядка в отдельно взятом городе или районе, но и сами по себе влияют на уровень преступности, действуя как некий растормаживающий фактор. По принципу «если тут уже валяется огрызок и что-то намалевано на стене, значит, здесь можно себе позволить и под ноги плюнуть, и кого-нибудь матом послать». Теорию эту вывели американские социологи Джеймс Уилсон и Джордж Келлинг, и в их варианте она сформулирована следующим образом: «Если в здании разбито одно стекло, и никто его не заменяет, то через некоторое время в этом здании не останется ни одного целого окна».

Применительно к нашей ситуации это выглядит так: если на парте в кабинете или на стене в коридоре нет абсолютно никаких контрафактных надписей и рисунков, то ученику будет довольно сложно чисто психологически набраться смелости и нацарапать какую-нибудь гадость. Или даже просто провести линию. И наоборот, если тут уже что-то написано, то ему гораздо проще «приобщиться» к содеянному с полным осознанием того, что он же не первый.

Формально это так, однако по собственному опыту могу сказать: нужна долгая и упорная работа не только по поддержанию чистоты и порядка, но и по выявлению и наказанию тех, кто его нарушает. То есть каждый ученик в классе должен быть лично заинтересован в том, чтобы его рабочее место было чистым как в начале урока, так и в конце. Ведь не так-то уж и сложно выяснить, кто и когда нарисовал или написал что-то на той или иной поверхности.

А вот что дальше? В былые времена, вспоминая ту самую стерильно чистую школу, весь контингент школьников еженедельно отмывал и оттирал коридоры и рекреации. Это помимо кабинетов, закрепленных за классами. То есть просто брали щетки, тряпки, бритвы (!) и удаляли с пола и стен все, что появилось за эти несколько дней. Каждый на своем участке, закрепленном за ним.

Соскребали в основном полоски от подошв сменной обуви. Как оказалось, резина некоторых кроссовок или тапочек отличается дьявольской маркостью, и порой ученику достаточно было просто пройтись шаркающей походкой несколько метров, чтобы за ним протянулся пунктир угольных мазков. Было принято решение тестировать детей на входе в школу, чтобы проверять качество их сменки тут же, пока они не пере­обу­лись и не убежали метить полы по всей школе.

Что интересно, несмотря на трудности 90‑х, родители в целом вполне нормально отнеслись к претензиям со стороны учебного заведения, мол, «у вашего ребенка обувь мажется, просим принять меры». А дальше начинала работать личная и коллективная ответственность. И если ученика ловили «на месте преступления», за нанесением резиноглифов на линолеуме или стенах, то заставляли тут же брать ведро, губку, пачку соды и оттирать все это. А когда класс выяснял, что среди них есть такой вот «художник» и именно благодаря ему они вынуждены в конце недели вкалывать больше, чем когда-либо, ребята сами старались внушить ему, насколько он неправ.

Тогда все это работало, да. И школа, повторяю, была чистой, а в поддержании чистоты были заинтересованы все ученики.

Теперь же, как вы прекрасно понимаете, все это в прошлом. Сегодня очень сложно представить, чтобы кто-то, пусть даже и всемогущий директор школы, не говоря уже об обычном классном руководителе, мог заставить хоть кого-то оттирать полы, стены и парты, удаляя собственные проделки. Во-первых, потому что это негигиенично и такими делами должны заниматься специальные технические работники, во-вторых, никто не вправе указывать родителям, в какой обуви и с какими подошвами ходить. И в-третьих, если ученик пачкает поверхности, то он делает это либо нечаянно, а значит, неподсуден, либо нарочно, но только потому, что его до этого довели вы все, а значит, он тем более невиновен! Почему у ребенка возникает желание что-то нацарапать, написать, нарисовать там, где нельзя? Да потому что он либо мается от безделья, хотя должен быть погружен в учебу, либо таким образом выражает протест или самовыражается. И если вы не сумели его энергию утилизировать, пустить в конструктивное русло, то сами виноваты!

К слову, действительно, есть директора, которые решили подойти к проблеме исписанных парт и стен нестандартно: они просто выделили ребятам одну или две рекреации и сказали, что здесь можно писать и рисовать все что угодно, за исключением, конечно, похабщины и оскорблений. И о чудо, ребята восприняли такое предложение на удивление адекватно, в результате эти стены теперь являются чуть ли не произведением современного школьного искусства, музеем креатива и самовыражения. Сюда приглашают именитых гостей, и приезжают перенять передовой опыт руководители самых разных образовательных организаций, чтобы, чем черт не шутит, попробовать реализовать что-нибудь и у себя.

С одной стороны, это блестящий пример некоей общественной договоренности между взрослыми и детьми, учениками и учителями, когда люди вместе обозначают правила игры, следят за их исполнением и, самое главное, доверяют друг другу.

С другой – наверное, такие варианты возможны не всегда и не везде. А если и возможны, то лишь при наличии определенных условий. Например, авторитета руководителя, предоставляющего детям свободу действий. И если этого нет, то, скорее всего, придется поддерживать чистоту и следить за порядком другими методами, в том числе силовыми. Хотя, согласитесь, никто не отменял и промежуточных вариантов, сочетающих методы кнута и пряника.

«А давайте посадим вокруг школы кусты роз! – предложила одна моя коллега в самом начале учебного года, когда мы только осваивали школу-новостройку. – Когда они зацветут, будет очень красиво, и детям будет приятно здесь учиться!»

«Вы что, ведь ясно же, что кусты эти на следующий же день выкопают и уволокут к себе на дачу, – скептически возразили мы. – А еще хуже – просто сломают и растопчут, ни себе, ни людям».

«Ну и что, а мы опять посадим», – не сдавалась коллега.

«А они снова поломают…»

«А мы будем сажать до тех пор, пока они не поймут, что учиться в красивой школе лучше, чем там, где все оборвано и растащено!..»

Такой вот подход напомнил мне христианское «ударили по одной щеке – подставь другую», а также практику ненасильственного сопротивления Ганди. Действительно, в педагогической среде немало тех, кто абсолютно искренне убежден: надо просто делать добро, несмотря ни на что, и люди, глядя на тебя, в конце концов поймут, что вели себя плохо, и последуют твоему примеру без какого-либо принуждения и тем более наказания. Да, есть и такие, в том числе и в вопросах поддержания чистоты.

Но, если посмотреть на проблему с философской, а еще лучше с экологической и этологической точек зрения, стоит напомнить: абсолютная, стерильная чистота столь же неестественна для среднестатистического человека и целых сообществ, как и абсолютная и дичайшая грязь. И психологи оба таких варианта рассматривают как признак психических отклонений. Обычно люди существуют в каком-то диапазоне между этими полюсами, и нормой считается некая приближенность либо к одному, либо к другому. Поэтому в ФРГ, России или Индии могут быть свои понятия нормы, обусловленные культурными традициями.

И если мы задались целью сместить вектор своего развития в сторону чистоты, то надо что-то очень сильно поменять в сознании людей, чтобы они сами захотели поддерживать вокруг себя порядок и следить за тем, чтобы кто-то не сорил. При этом граждане постараются вести себя так, как вели себя всегда, жить так, как им удобнее, не особо напрягаясь. Примерно так, как вели себя студенты моего любимого областного педвуза, верившие, что если до них кто-то писал на партах «Не пойду на лекцию, у меня эрекция», то это дает им самим право накорябать что-нибудь вроде «Не хочу учиться, хочу жениться». Хотя преподаватели и корили их за подобное «творчество».

Наивно полагать, что все вокруг станет чисто само собой, неким волшебным образом. Глупо надеяться и на народную мудрость «Чисто не там, где убирают, а там, где не сорят» просто потому, что там, где убирают, тоже чисто, и хорошо бы не только не сорить, но и убирать.

Вот только кто этим будет заниматься – вопрос. К сожалению, сегодня нередки конфликты и даже скандалы, возникающие по банальной причине: ученик насвинячил у себя под партой, учитель попытался заставить его убрать за собой, а тот пошел на принцип и заявил, что не обязан этого делать, потому что в школе есть уборщица, вот пусть она этим и занимается, ей за это деньги платят. И закон, увы, пока на его стороне.

Но как же быть? И что нужно сделать, чтобы все наши школы были такими же чистыми, как та, в которой мне посчастливилось работать? Или, быть может, надо исходить из совсем другого, мол, не сотвори себе кумира ни из чего, даже из чистоты, ведь главное в школе – это дружная и доброжелательная атмосфера, которой мусор совершенно не мешает?

Вадим МЕЛЕШКО, фото автора


Комментарии

Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt