search
Топ 10

Миссия невыполнима? Начинающему педагогу сразу нужно завоевать доверие коллег и родителей, сердца учеников. Поэтому важна не зарплата, а радушие нового коллектива.

Сейчас частенько жалуются – выпускники педвузов до школы не доходят, – рассказывает заместитель ректора МГПУ Валерий Иванович Жох, – но у нас 71 процент ребят, окончивших вуз в этом году, намерены работать именно в школе. Да, уровень знаний наших ребят высок, они могут запросто работать преподавателями высших учебных заведений, заниматься научной работой, их берут с удовольствием в иностранные фирмы, но думаю, мы не должны снижать качество образования для того, чтобы наши выпускники шли в школу лишь по той простой причине, что их никуда больше не возьмут.
Хотелось бы, чтобы школы более радушно встречали наших выпускников. Знаете, какую проблему ребята ставят на первый план? Труднее всего для молодых специалистов прижиться в новом коллективе. Кстати, мы своих ребят не бросаем, помогаем найти им работу, причем учитываем их интересы.
…Ольга Лысенкова и Дмитрий Субботин дипломы МГПУ им. Ленина получили в этом году. Но оказалось, нынешний сентябрь в их педагогической жизни не первый.
Выпускница
– Этот учебный год будет для меня четвертый, – удивила меня Ольга, загорелая высокая блондинка. – Диплом магистра образования по направлению естествознания я получила меньше двух месяцев назад, а работать в школу пошла с четвертого курса, преподавать математику и информатику. Так, кстати, поступили многие из моих однокурсников. Если на третьем курсе без разрешения деканата на работу не принимают, то четверокурсников-пятикурсников с радостью берут в школы. При такой нехватке учителей в Москве это и неудивительно. Если бы студенты педвузов перестали работать, то по Москве можно было бы сразу закрыть 17-18 школ, детей бы учить было некому. У меня сразу же нагрузка была 28 часов. И в этом году планируется приблизительно такая же.
– А первый свой урок помните?
– Свой первый урок математики я провела перед 36 ребятами из профессионального училища. Заметьте, там были одни мальчишки, по возрасту соответствующие нашим десятиклассникам. По-моему, они учились на слесарей. Можете себе представить – народ вполне раскованный, а тут перед ними девушка. Мне было 21 год, только что с юга, загорелая, цветущая. Если честно, мне было страшно. Дрожали коленки и голос. Мальчишки начали проверять меня на прочность. Но когда они поняли – перед ними взрослый человек, который знает больше их, все стало на свои места.
– И сколько времени вам понадобилось, чтобы расставить все точки над “i” ?
– Двух уроков было достаточно. Знаете, во многом помогало общение на переменах. Стараюсь воспринимать своих учеников прежде всего как личности. Кстати, мы с теми ребятами до сих пор встречаемся.
– А что, на ваш взгляд, труднее всего – найти общий язык с классом, с родителями учеников или все-таки прижиться в педагогическом коллективе?
– Самое сложное – установить отношения в коллективе.
– Если бы сейчас, прямо накануне первого сентября, вам позвонили друзья и предложили работу с зарплатой в тысячу долларов?
– Такая ситуация была. Работа была связана с компьютерами, с программированием, там обещали карьерный рост. Это было в конце учебного года, у меня тетради не проверены, оценки не выставлены, а кроме того, мне выходить на новую работу. Главное же – я пообещала ребятам сводить их в поход. В общем, поход состоялся. Я приняла решение – работать в педагогике, заниматься наукой, поступать в аспирантуру.
– Ольга, значит, все-таки со временем собираетесь уйти из школы?
– Хотелось бы работать и в школе, и в вузе. Сейчас во многих гимназиях, лицеях – 50 процентов учителей, а 50 процентов преподавателей вузов работают по своим авторским программам.
– А как же классное руководство, оно забирает столько времени, что на науку просто ничего не останется?
– Конечно, это очень сложно, но все зависит от класса, от детей. Если попаду в класс коррекционно-развивающего обучения, то трудностям не будет конца. Если такой класс получить в первый год работы, это такая колоссальная нагрузка, что может вообще произойти отторжение от школы. Такого класса, разумеется, не хотелось бы. Думаю, их все-таки должны давать опытным педагогам. А тем, как правило, дают хорошие элитные классы.
– Ольга, и когда же, простите, при такой загрузке – школа, учеба – подумать о личной жизни?
– Да, я пока не замужем, мужчины просто не выдерживают таких психологических перегрузок, ведь иногда мне неделями приходится говорить: занята, встретиться некогда, а в прошлом году была еще и магистерская диссертация. Защита, апробация ее в школе… Но в то же время каждая девушка в душе романтик.
– А как вы относитесь к тому, если муж и жена оба педагоги?
– Думаю, это просто кошмар, у одного тетрадки, у другого. Кому-то же нужно кормить семью?
– Кстати, как к вашему выбору профессии отнеслись родные?
– Ну тут полный порядок, я ведь из педагогической династии. Бабушка – историк, тетя закончила иняз, мама – физик. Моя младшая сестра пошла на подготовительные курсы в педвуз, хочет тоже быть учителем математики… Иногда приходишь в плохом настроении, с мыслями – из школы уйду, а родители говорят – успокойся. Утром кофейку попьешь и снова захочешь в школу… Школа ведь затягивает…
– Первое сентября буквально через несколько дней, во что вы оденетесь?
– В тот наряд, который еще никто не видел.
– А как, на ваш взгляд, должна выглядеть молодая учительница, и вообще там, куда вы идете работать, есть ли какие-нибудь ограничения в этом плане?
– В школе, где я училась, были страшные строгости. Учительницы на работу могли приходить только в платьях или юбках длиннее колена. Однажды одна преподавательница зашла в брючном костюме просто забрать тетради, она в тот день не работала, ее попросили удалиться из школы. Думаю, конечно, не стоит приходить в школу вызывающе одетой. Это будет просто отвлекать ребят от учебы.
– Наверняка в вас влюбляются ваши ученики?
– Да, такое случается, и нередко, я пытаюсь быть бережной с чувствами ребят.
Выпускник
Пока я беседовала с Ольгой, Дмитрий терпеливо ждал своей очереди, хотя он и преподаватель русского языка и литературы, но оказался на редкость немногословным.
– Мужская ли профессия – учитель?
– Уверен. Ну представьте себе, что в школе одни женщины. Знаете, как присутствие мужчин взбадривает прекрасную половину человечества, – не без самодовольства замечает молодой специалист. – И потом школа должна строиться по модели нормальной семьи, где есть и женское – материнское, и мужское – отцовское воспитание.
– Ну а как привлечь мужчин в школу?
– Немаловажно, к примеру, то, что сельских педагогов освобождают от армии, почему бы не поступать так и с теми мужчинами, которые работают в городе. И, конечно же, материальный фактор. Все-таки на мужчине лежит ответственность за свою семью. Можете себе представить, в первый год моей работы в школе я зарабатывал всего 540 рублей (ну это без диплома, с 7-м разрядом). А теперь у меня будет 50-процентная надбавка за красный диплом, проверку тетрадей… Думаю, тысячи две смогу зарабатывать. И тем не менее, несмотря на низкую зарплату, я убежден – работать нужно там, где нравится. Я школу люблю, хоть я не из династии педагогов. Любовь к учительской профессии привили мне мои учителя…
– А урок свой первый помните?
– По-моему, это забыть нельзя. Конспект наизусть выучил, очень помогло то, что я прошел школу актерского мастерства. Все-таки педагог во многом еще и актер, и режиссер. Без этого не удержать внимания класса. А теперь уже есть некий опыт за плечами, все-таки уже четвертый год в школе…
Первый школьный звонок в этом году прозвенит всего через несколько дней. Для кого-то он станет началом долгого пути.

Светлана РУДЕНКО

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте