search
Топ 10

Лев БОЛЕСЛАВСКИЙ: Я не ставил двоек

Наверное, если бы выступления европейских коммунисток начала XX века за права женщин произошли осенью или зимой, об этом событии вспоминали бы только политики и историки. Но женский протест пришелся на март, когда в Европе и России чувствуется первое дыхание весны. И политика постепенно уступила место романтике. День 8 Марта превратился в праздник Весны, Любви и Красоты.Гость нашей редакции, поэт Лев Болеславский, многие свои стихи посвящает прекрасной половине человечества. Не только весной, конечно, но именно пробуждение природы рождает новые строчки и новые чувства.

Ты сегодня весенняя, прелесть моя!Как мальчишка бегу за тобой,Нестерпимую нежность в душе затая.И звенит небосвод голубой!Чуть дрожат под косынкою прядки твои.И по Пушкинской, тихо искрясьРядом с нами бегут молодые ручьи,И трамваи уходят без нас.Посмотри на меня! Подари волшебствоГлаз смеющихся, черных бровей.Не хочу ничего, ничего, ничего,Кроме детской улыбки твоей.Я светлею от ясного света ее,Я не вижу тревожных часов,И теряется глупое сердце моеОт весенних и праздничных слов.Но и эти слова не боюсь потерять.Потому что в весеннем хмелюВместо всех этих слов я хочу повторять:Я люблю! Я люблю! Я люблю!- Лев Ионович, из-под вашего пера вышло более сорока поэтических сборников. А когда вы начали писать стихи?- Пишу с детства. К стихам меня привел мой отец. До войны он работал токарем на электромеханическом заводе в Харькове. В первые дни войны отец ушел на фронт, а мы с мамой, когда фашисты начали подходить к Харькову, эвакуировались в город Грозный. Когда немцы начали подступать к Грозному, поехали в Киргизию и жили недалеко от рудника Хайдаркан, где добывалась ртуть. С фронта отец присылал мне письма, в конверты вкладывал стихи, которые переписывал из фронтовых газет: Константина Симонова, Ильи Сельвинского, Александра Твардовского и других стихотворцев той поры. Эти строчки я разучивал наизусть и читал их в продуктовом магазине, где были большие очереди за хлебом.Я снова вспомнил эту зиму.Мне семь. Я в мамином платке.Стою и стыну в магазине,Две хлебных карточки в руке.Покуда вьюга в дверь пролаетИ стужею лизнет висок,Меня поставят на прилавок,Неподалеку от весов.Вот первые мои подмостки,Тут скажут мне: «Читай, сынок».И нет рукоплесканий броских,А только стук озябших ног.Когда отец погиб, перестали приходить с фронта его письма… А мне хотелось продолжать читать людям стихи, и я начал пробовать писать сам. Люди улыбались, плакали, и это общение уже тогда стало для меня очень важным, уже тогда проявилась первая учительская нотка – желание донести свои знания до аудитории. После школы я поступил на филологический факультет Харьковского государственного университета. Когда я окончил университет, мест в городской школе не оказалось, и я поехал учительствовать в село Большая Бабка, это в Чугуевском районе Харьковской области.- Как работалось молодому поэту в сельской школе?- Я вел русский язык и литературу, был классным руководителем в пятом, а потом в десятом классе. Когда преподавал в старших классах, мог целый урок никого не опрашивать, а рассказывать, например, о Маяковском, читать его стихи. Ведь для меня было самым главным, чтобы дети полюбили литературу и поэзию.Пятиклассникам я никогда не ставил двоек. Да и как было ставить? Помню, вызываю одного мальчика к доске, спрашиваю, что нужно сделать, чтобы узнать сомнительную гласную? Он отвечает: «Надо слово изменить. Например, у селедки проверочное слово «селезень». Весь класс хохочет. А потом оказывается, что он не учил тему, потому что коров пас. Не мог я поставить двойку мальчику, который пасет коров и ходит в школу за шесть километров! Зато к следующему уроку он выучивал тему и отвечал минимум на четверку. Я мог в пятом классе поставить и 38 пятерок, то есть каждому ученику. Например, ребята разыгрывали сценку по басне Крылова «Волк и ягненок»: один волк, другой ягненок, третий читает текст от автора. Дети соревновались между собой, каждый хотел отличиться, и в итоге легко заучивали басню наизусть.Десятиклассникам я тоже не ставил двойки, но мог поставить единицы. Всегда считалось, что нельзя списывать на сочинении. А я говорил ученикам: «Пользуйтесь всеми шпаргалками, которые у вас есть, учебниками». Но предупреждал, что если хоть два-три предложения будут такими, как в книжке, поставлю кол. Моя задача состояла в том, чтобы они перерабатывали, осмысливали то, что читали.Большая Бабка – бывшее аракчеевское поселение на Украине, то есть в этих местах жили русские солдаты. В результате украинский и русский языки перемешались прочно и надолго. Очень непростая ситуация для словесника. Ученики по сорок ошибок в диктанте делали. Бороться с этим смешением языков было сложнее всего.Потом я переехал в Харьков, где мне удалось устроиться в многотиражную газету трамвайно-троллейбусного управления, взяли меня именно как человека, умеющего писать стихи. В газете я проработал 17 лет, вступил в Союз писателей СССР. Затем переехал в город Реутов Московской области. До сих пор довольно часто бываю в школах – читаю лекции о поэтах и композиторах, свои стихи.- Лев Ионович, сейчас в образовании идет процесс реформирования, вводятся новые стандарты. Что вы об этом думаете?- Я считаю, что эти реформы и стандарты – ошибки, переходящие в преступление. Потому что на первом месте в нашей жизни, сколько бы мы ни получали денег, стоит культура народа, нации. Мы погибнем как нация, если погибнет наша культура, если новое поколение перестанет интересоваться великой русской литературой, музыкой, нашей историей. Культура, образование – основа всей жизни человека. То, что литература может стать необязательным предметом, как и русский язык, – просто немыслимо. На чем стоит духовная и нравственная жизнь? На Библии, а из Библии вырастает вся русская литература: размышления Достоевского, Толстого, Тургенева, Пушкина, Лермонтова. Если дети будут от этого отторгнуты, это будет ужасно. В то время, когда мир оккупирует английский, получается, мы стараемся избавиться от своей родной речи.Речь(отрывок)Что случилось? Ничто нам не свято?Всюду слышу – опять и опятьСквернословят и пачкают матомДаже слово священное «мать».Неужели нарыв грязнословьяВсе слова нашей нежности съест?То, что мы называем любовью,Бес меняет на плотское «секс».Совершить он подмену потщился…Но не дай себя в бездну совлечьСловом пагубным, речью нечистой,Богом данная русская речь!- Как вы думаете, интересует ли современных школьников поэзия?- Думаю, интересует. Но важно, чтобы дети не потеряли вкус. Потому что я вижу, что подрастающее поколение, пытаясь сочинять, не утруждает себя. Написать стишок попроще, который легко поется под гитару, без усилий понимается… Подпустить цинизма… Когда я слушаю современные тексты песен, кажется, что гармония пропадает из нашей жизни, умирает. И в то же время я вижу, что в наше потребительское время достаточно много людей пишут стихи. В литобъединениях, в кружках масса пишущих авторов всех возрастов, есть и молодые, это отрадно.Недавно я в одной московской школе читал лекцию о Блоке. Мне учительница отдала два урока. После первого прозвенел звонок, все вышли на перемену, это естественно. Но человек пять ребят и девочек не убежали вместе со всеми, а подошли ко мне, задавали вопросы и жадно всю перемену слушали меня. Этот интерес для меня был дороже, чем сама лекция. Интерес к поэзии не убывает.- Что служит для вас источником вдохновения?- Источник вдохновения – это любовь. Но она может проявляться по-разному: в дружбе, в лирическом стремлении к девушке, женщине, в любви к небесам, Богу, самой жизни, к Родине, к школе. Писал и пишу о композиторах, их музыке. Хотя о музыке писать нельзя, ее нужно слушать, но меня всегда интересовали личности, создающие прекрасное. Все эти проявления любви – источник моего вдохновения.Не ноты в клавире услышьте.Но жажду – опять и опятьЛюбовью наш дом наполнять.Любви не бывает в излишке.Но жажду – запасы свои,Души затаенные слиткиОтдать для любви, для любви.Ее не бывает в избытке.Но жажду – единою БожьейЛюбовью. Любовью навекСвязать для спасения всех.Спастись одному невозможно.- Вы много путешествуете не только по России, но и по миру. Часто говорят о красоте российских женщин. Действительно есть в нас что-то особенное?- Считаю, что других мнений и быть не может: женщины России – это самое красивое и самое таинственное, что я в своей жизни встречал. Внешне меня ни одна женщина за границей не привлекла. Если отмечал красивое женское лицо, оказывалось, что это девушка из России. Я не хочу обидеть иностранок, у каждой из них по-своему прекрасная душа, но я привык к российской женской красоте. Почему я женщине посвятил более тысячи стихотворений? Я видел в ней то, что Бог нам дает в идеале своем, видел какую-то особую тайну. И эту тайну ни один поэт в мире не разгадает, поэтому до сих пор и существует поэзия. Хочу поздравить наших прекрасных женщин, а среди них так много педагогов, с праздником 8 Марта!КрасотаКак я люблю эти женские лица!Сколько их, разных, красою не схожих,Обликов, ликов, где тайна хранится,Вечная тайна – от Евы, быть может?!Что-то лепечешь, простое, мирское,Только отдельно глаза твои светят, -Космос далекий в них вместе с тоскою, -Ждут пониманья на этой планете.О, как прекрасны черты совершенства,Но уступает Любви любованье,Там где особинка взора и жестаДарит мне чудное заболеванье!Ты предо мной – как слепящее солнце,Сердце разгадкой страдает и любит.Мир, говорят, красотою спасется,Только меня она мучит и губит.О, как паришь ты, воздушно ступая,Как Красота твоя необычайна,Божией тайне одной уступая,Но и она – тоже Божия тайна!

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте