Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Кризис

Учительская газета, №44 от 31 октября 2006. Читать номер
Автор:

Продолжаем публикацию обзоров книги Александра Ляховского «Зачарованные свободой» рассказом о кризисе конца 1980-х – начала 1990-х гг. в Чечено-Ингушетии. Газетные рамки не позволяют охватить все события, о которых рассказал автор. Упомянем лишь некоторые из них.

К середине 1980-х гг. Чечено-Ингушская АССР была наиболее стабильным районом Северного Кавказа, но в период горбачевской перестройки начался рост политической активности.

Поводом для антиправительственных выступлений, массовых митингов в апреле 1988 г. стали планы строительства биохимического завода в Гудермесе. Группа инициаторов неформального движения объединилась в Союз содействия перестройке, который реорганизовался в Народный фронт Чечено-Ингушетии и перешел от экологических требований к политическим. Возникли другие неформальные группы.

Сильный импульс активизации неформальных организаций в 1989 г. дали съезды народных депутатов СССР, начало демонтажа политической системы СССР. Почувствовав слабость федерального центра и мягкотелость Горбачева, региональные лидеры стали проводить более независимую политику, укреплять свою власть. При содействии местных советско-партийных кланов под видом национально-культурных обществ создавали основы будущих сепаратистских организаций, «национализировали» административный аппарат, правоохранительные органы и управленческие структуры. Эти процессы вылились в вооруженное противостояние в Алма-Ате, Нагорном Карабахе, Ферганской долине, Сумгаите, Тбилиси, Баку…

В борьбе с республиканскими элитами Горбачев искал союзников в лице лидеров автономий, инициируя провозглашение ими независимости.

В июле 1989 г. на внеочередном пленуме Чечено-Ингушского обкома КПСС его первым секретарем избрали чеченца Доку Завгаева. Он в феврале-марте 1990 г. после выборов депутатов Верховного Совета ЧИАССР стал его председателем и до сентября 1991 г. совмещал посты государственного и партийного руководителя республики.

Хотя население Чечено-Ингушетии (в 1989 г. 1270 тысяч человек) более чем на 40% (порядка 530 тысяч) было нечеченским (из них 239 тысяч русских), началось вытеснение нечеченских кадров с руководящих постов. В результате практически все ключевые посты в республике заняли чеченцы.

Возникли неформальные организации антирусской направленности («Народный фронт», «Вайнахская демократическая партия» (ВДП), «Исламский путь», «Зеленое движение»), было создано местное отделение Исламской партии возрождения, членов которой причисляли к ваххабитам. В Чечено-Ингушетии искусственно, без учета духовных потребностей населения стала насаждаться примитивизированная, идеологизированная форма ислама. Появился слой чеченских предпринимателей, занявших ведущие позиции в нефтяном, банковском, торговом, гостиничном и игорном бизнесе в различных регионах СССР.

Притеснялось русскоязычное население, преступления против русских практически не расследовали. Это вынуждало их уезжать, продавая за бесценок дома и имущество. В 1989 г. Грозный покинули 19 тысяч, в 1990-м – 60 тысяч человек. В последующие годы бегство стало обвальным, уезжали не только армяне, белорусы, украинцы, русские, евреи, но и некоторые чеченцы, которые тоже подвергались притеснениям. Были созданы условия для террора не только против русского, но и отчасти чеченского населения.

26 апреля 1990 г. Верховный Совет СССР принял закон, провозгласивший субъектами СССР союзные и автономные республики. Это фактически вырывало из Российской Федерации входившие в нее республики, стимулировало всплеск национализма и сепаратизма.

12 июня Верховный Совет РСФСР принял «Декларацию о государственном суверенитете РСФСР», провозгласив широкие права автономий вплоть до объявления суверенитета и построения независимых государств.

Запутанная политика руководства РСФСР усугубляла положение. Законы – о реабилитации репрессированных народов, об образовании Ингушской Республики в составе РФ и об установлении переходного периода по государственно-политическому разграничению в РФ – создали условия для обострения конфликтов в регионе.

Все это способствовало борьбе сепаратистов за создание условий для выхода республики из состава России.

В 1990 г. эмиссары из Чечни зачастили к командиру авиадивизии в Тарту генерал-майору Джохару Дудаеву, который, установил контакты с сепаратистами Эстонии, выступал с провокационными призывами в газетах.

Дудаев в Москве встречался с высокопоставленными представителями властей, по некоторым данным, беседовал с опальным в то время Ельциным. После досрочного увольнения из армии Дудаев переехал в Грозный, включился в политическую борьбу.

24 – 25 ноября 1990 г. состоялся первый Общенациональный съезд чеченского народа. Он принял Декларацию о государственном суверенитете Чеченской Республики.

Исполком Общенационального съезда чеченского народа (позже Общенациональный конгресс чеченского народа – ОКЧН) стал главным оппонентом Завгаеву. Дудаева ввели в Исполком ОКЧН.

Убийство атамана Сунженского казачьего отдела А.И. Подколзина и затем гибель в столкновении пяти казаков и трех ингушей взорвали межнациональную обстановку. Казачьи отделы и атаманы развернули антивайнахскую кампанию, требуя передачи Наурского и Шелковского районов ЧИР Ставропольскому краю, права на независимое самоуправление казачьему населению Сунженского района и т.д. В ответ чечено-ингушские национал-радикалы выступили с резкой критикой казачьего движения, оспаривая права казаков на эти земли. Обострение межнациональных отношений усилило отток русскоязычного населения, приток чеченцев и ингушей из России и Казахстана.

Начался передел госсобственности. Люди, захотевшие приватизировать не только месторождения нефти, заводы, но и целые районы или республики, защищали свои интересы вооруженными отрядами. В Чечне для этого решили создать собственную армию.

15 мая Верховный Совет ЧИАССР принял решение переименовать республику, исключив из ее названия слова «Автономная Советская Социалистическая».

8 – 9 июня 1991 г. 2-я сессия съезда чеченского народа объявила о низложении власти и провозглашении суверенной Чеченской Республики «Нохчи-Чоь», не входящей ни в Россию, ни в СССР. Временным органом власти объявили Исполком ОКЧН.

Побывав в Чечено-Ингушетии, будущий Президент России Борис Ельцин в предвыборной речи предложил «брать суверенитета столько, сколько сможете проглотить». Слова Ельцина истолковали как санкцию на продолжение перерождения власти в республике. Многие тогда искренне верили, что борьба за суверенитет – правое дело, но люди, корыстно эксплуатировавшие святые для чеченцев понятия – свобода, равенство, независимость – ставили цели, не имевшие ничего общего с интересами народа.

Завгаев призвал сограждан голосовать за Ельцина, большинство чеченцев, ингушей и казаков отдали ему свои голоса. С подачи Ельцина, избранного президентом, мало кому известный в России бывший преподаватель института чеченец Р.И. Хасбулатов стал председателем Верховного Совета РСФСР.

Националисты во главе с Я. Мамадаевым, З. Яндарбиевым, председателем ОКЧН Дудаевым незаконно создавали параллельные органы власти и боевые отряды (национальную гвардию), определили перспективу: выход республики из СССР по образцу прибалтийских республик.

Завгаев и его команда начали экономические реформы и реорганизацию органов управления ЧИР, номенклатурную приватизацию госсобственности. Москва дала республике разрешение на участие в приграничной торговле, квоты на продажу нефтепродуктов зарубежным фирмам с правом использования части вырученной валюты на собственные нужды.

В начале августа 1991 г. в записке председателю КГБ СССР В. Крючкову председатель комитета госбезопасности ЧИАССР генерал И. Кочубей просил помочь в стабилизации обстановки, разрешить руководству автономии вскрыть некоторые военные склады, чтобы вооружиться и противостоять бандитским элементам во главе с Дудаевым. Но записка осталась без внимания.

22 августа 1991 г. после провала путча ГКЧП Исполком ОКЧН и другие объединения провели в Грозном митинг в поддержку демократических сил в Москве с требованиями призвать к ответу руководство республики за «молчание» во время путча. Пикетированием телестудии митингующие добились предоставления телеэфира Дудаеву. Он потребовал роспуска Верховного Совета республики, принятия новой Конституции и закона о гражданстве Чечни, выборов нового руководства. Участники митинга заявили, что не разойдутся, пока эти требования не будут приняты к исполнению. Власти оказались беспомощны.

24 августа кураторы КГБ и МВД из Москвы запретили своим сотрудникам вмешиваться в события в Грозном. Органы правопорядка бездействовали.

23 – 25 августа участники митинга блокировали здания республиканских МВД и КГБ, захватили здание совета министров республики, взяли под контроль телевидение, радио, аэропорт.

25 августа Верховный Совет ЧИР отверг требования оппозиции об отставке Завгаева и выразил ему доверие.

26 августа из Москвы в Грозный прибыли председатель Комитета Верховного Совета РСФСР по вопросам законности, правопорядка и борьбы с преступностью генерал-майор милиции А. Аслаханов, депутат ВС РСФСР И. Алероев и заместитель председателя Совмина РСФСР И. Гребешева. Они от имени Ельцина и Хасбулатова предупредили Завгаева о недопустимости применения силы для разрешения кризиса.

Исполком ОКЧН и Верховный Совет Чечено-Ингушетии создали согласительную комиссию, предложившую вариант выхода из кризиса, но участники митинга его не приняли и продолжали требовать отставки Завгаева.

Ельцин и Хасбулатов решили отстранить Завгаева от должности, на его место предложили избрать Саламбека Хаджиева, депутата Верховного Совета СССР и Верховного Совета Чечено-Ингушетии.

29 августа созвали сессию Верховного Совета ЧИР. Телеграмму, по сути, предлагавшую ему самораспуститься, прислал спикер Верховного Совета России Хасбулатов, но Верховный Совет подтвердил полномочия Завгаева. Дудаевцы продолжили блокаду парламента и правительства республики.

Шли хорошо организованные продудаевские митинги с горячим питанием и денежным вознаграждением участников. Дудаев, выступив в поддержку президента Ельцина, принял меры к отстранению от власти партийной и советской номенклатуры.

Третья сессия ОКЧН объявила Верховный Совет ЧИР низложенным и передала власть Исполкому ОКЧН, поручила народному депутату СССР Л. Магомадову сформировать Временный республиканский комитет для выработки пакета основных правовых документов для выборов в ЧИР.

Завгаев и председатель КГБ Чечено-Ингушетии Кочубей направили шифрограмму о готовящемся перевороте Горбачеву, Ельцину, Хазбулатову, министрам внутренних дел и председателям КГБ СССР и РСФСР, просили помощи. Но поступил приказ убрать у Завгаева личную охрану, чуть позже Кочубея отстранили от должности.

Пользуясь этим, вооруженные боевики во главе с Б. Гантамировым заняли ряд правительственных зданий, 6 сентября штурмом взяли здание, где шло заседание Верховного Совета Чечено-Ингушетии. Более 40 депутатов парламента, в том числе Завгаева, жестоко избили. Председателя городского совета Грозного Виталия Куценко выбросили из окна. Он умер в больнице.

14 сентября спикер парламента России Хасбулатов приехал в Грозный. По его требованию собрался Верховный Совет Чечено-Ингушетии. Хасбулатов запугивал депутатов, требуя проголосовать за самороспуск Верховного Совета и давая понять, что без этого решения они из зала не выйдут. Его не смущало даже отсутствие необходимого кворума. У выхода из здания боевики Дудаева под дулами автоматов забрали у депутатов их мандаты. Так Хасбулатов расчистил Дудаеву дорогу к власти.

15 сентября 1991-го после самороспуска (фактически насильственного разгона) Верховного Совета ЧИР был образован Временный Высший Совет Чечено-Ингушской Республики (ВВС ЧИР). Его председателем стал заместитель председателя Исполкома ОКЧН Хусейн Ахмадов. Он издал ряд законов и постановлений. Сепаратисты использовали ВВС ЧИР для расчленения республики. 1 октября образовалась Республика Ингушетия.

5 октября семь из девяти членов ВВС ЧИР приняли решение о смещении Ахмадова и отмене незаконных актов. В тот же день национальная гвардия Исполкома ОКЧН захватила здание, в котором заседал ВВС ЧИР, и здание КГБ республики.

6 октября Исполком ОКЧН объявил о роспуске ВВС ЧИР, взяв на себя функции «революционного комитета на переходный период со всей полнотой власти». Сложилось двоевластие, так как ВВС ЧИР решил возобновить деятельность.

В поддержку ВВС ЧИР выступила антидудаевская оппозиция. Возникло коалиционное движение за сохранение Чечено-Ингушетии, начало формироваться народное ополчение, был создан Комитет национального согласия из представителей всех общественно-политических движений республики, включая казачество, но его деятельность не дала ощутимых результатов.

Свою лепту в становление режима Дудаева внесли политики С. Шахрай, В. Шумейко, Г. Старовойтова, Г. Бурбулис, М. Полторанин и другие.

6 октября в Грозный прибыла делегация во главе с вице-президентом РФ А.В. Руцким. Дудаев заверил его в лояльности и попросил передать Ельцину просьбу о встрече. Но Руцкой доложил Ельцину, что Дудаеву доверять нельзя, и предложил ввести в республике чрезвычайное положение.

8 октября Руцкой на заседании Верховного Совета РСФСР резко оценил происходящее в Чечено-Ингушетии. Президиум ВС РСФСР принял постановление о ситуации в республике, единственным законным органом власти ЧИР признал Временный Высший Совет, потребовал разоружить незаконные формирования.

Исполком ОКЧН во главе с Дудаевым 8 октября принял решение распустить ВВС ЧИР, фактически совершив переворот, узурпировав власть.

Обращения и решения российских властей лидеры Исполкома игнорировали. В ответ на признание ВВС ЧИР президиумом Верховного Совета РСФСР Дудаев объявил мобилизацию всех мужчин от 15 до 55 лет, стал отзывать всех чеченцев из Вооруженных Сил СССР, заменил призыв в них призывом в свою национальную гвардию, привел ее в боевую готовность, решил ввести военную подготовку в вузах и школах.

10 октября Верховный Совет РСФСР принял постановление «О положении в Чечено-Ингушской Республике», вице-президенту и Совету министров РСФСР предписал «обеспечить необходимые условия для восстановления законности и правопорядка» в ЧИР. Руцкой письмом Дудаеву гарантировал ему и другим лидерам ОКЧН в случае выполнения ими постановлений Верховного Совета РСФСР личную безопасность и возможность участия в выборах.

18 октября Исполком ОКЧН постановил считать «любые акции российского центра, направленные на подрыв демократических процессов в республике, продолжением геноцида против чеченского народа».

Ельцин 19 октября 1991 г. обратился к лидерам Исполкома ОКЧН с требованием прекратить противоправные действия, предупредив, что в случае невыполнения этого требования будут приняты все предусмотренные законами меры для нормализации обстановки, обеспечения безопасности населения и защиты конституционного строя. Дудаева уговаривали вернуться в Вооруженные Силы, предлагали высокие должность и воинское звание. Но тщетно.

26 октября было опубликовано постановление Верховного Совета РСФСР, которым назначенные на 27 октября выборы в Чеченской Республике признавались не имеющими правовой основы, их результаты – незаконными. Временный Высший Совет ЧИР распространил постановление о проведении 17 ноября выборов в парламент республики и референдума о целесообразности учреждения поста президента Чечено-Ингушетии и разделения ее на Чеченскую и Ингушскую республики. Но эти планы не сбылись.

27 октября незаконно, под фактическим руководством Исполкома ОКЧН и полным контролем боевиков, в обстановке, близкой к военному положению, прошли безальтернативные выборы президента и парламента Чеченской Республики. По данным ВВС ЧИР в них участвовали 10 – 12% избирателей лишь в 6 из 14 районов на 70 избирательных участках из 360. Фальсификацию выборов не скрывали. СМИ жестко контролировали. Всех противников Дудаева объявили «врагами народа». Фактически национал-сепаратисты захватили власть.

Избранный президентом Чечни Дудаев стал главнокомандующим вооруженными силами и председателем кабинета министров. Он сразу начал готовиться к тотальной войне с Россией. К 1 ноября 1991 г. в национальной гвардии было около 62 тысяч человек, а вместе с народным ополчением – более 90 тысяч. Боевые отряды национальной гвардии составляли около 2 тысяч человек.

Съезд народных депутатов РСФСР 2 ноября выступил с заявлением, своим постановлением признал выборы в ЧИР незаконными. Но вместо восстановления законности и правопорядка в республике федеральные структуры лишь имитировали силовые меры.

Дудаевцы раскручивали маховик насилия и репрессий против русских, сделали все, чтобы втянуть в него как можно больше чеченцев, повязать народ кровью и преступлениями. Геноцид русского населения проводился путем выдачи разрешения на его безнаказанный грабеж. Людей убивали, чтобы отнять жилье. Расцвели рабовладение и работорговля. По некоторым данным, в 1991 – 1994 гг. в республике бесследно исчезли около 30 тысяч человек.

Позиция российских властей создавала впечатление, что становление криминального режима в Чечне происходит при молчаливом попустительстве или даже с согласия Москвы.

Продолжение следует


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту