search
Топ 10

Ковровые дорожки будущих артистов цирка

Ковровые дорожки будущих артистов цирка

И можно предположить, что знаменитый певец слегка завидовал тем, кому делал это признание, стоя на сцене в обыкновенном школьном актовом зале. В этот день он пел для детей, чья жизнь отныне будет неразрывно связана с цирком. В октябре в Москве торжественно открылась школа-интернат с цирковым профилем. Единственная в России.

Виталию Яковлевичу Бачерикову и Игорю Ашотовичу Акопянцу (руководителям школы-интерната # 15) потребовалось 3 года, чтобы доказать всем и каждому, что такое заведение жизненно необходимо. Пока председатель Московского департамента образования Любовь Петровна Кезина не сказала свое веское <>, они вдвоем исходили столько коридоров, что, если их вытянуть в одну линию, получилась бы, наверное, многокилометровая трасса.

За это время Виталий Яковлевич и Игорь Ашотович, по их выражению, превратились в <>. Все необходимое цирку оборудование стоит безумно дорого. Одна булава для жонглера – 150 тысяч. А их нужно не одну и не две. Поэтому брать предпочитают <> – кольцами, лестницами, чешками (с ними вообще беда – изнашиваются за две недели тренировок).

Сейчас в интернате живут 80 ребят, в классах занимаются по 12 человек. В первой половине дня идут уроки. От общеобразовательного стандарта цирковую школу никто не освобождал. Учителя к их чести сумели перестроиться – сразу работают на закрепление, так как знают: у ребят не будет времени, чтобы подготовить домашнее задание. Вся вторая половина дня занята цирковой подготовкой. Можно стать фокусником, гимнастом, эквилибристом, кем угодно. Только дрессировщиков здесь не готовят, для содержания зверей нужны особые условия.

За основу взят учебный план циркового училища Румянцева. Но если там подготовка артиста длится 4 года, то здесь – 11 лет. К тому же в училище поступить не просто: нужны определенные физические данные. В интернате учатся дети, которые, пройдя медицинскую комиссию, никогда бы в цирк не попали.

Опытные педагоги – профессионалы высокого класса, цирковые артисты, лауреаты международных премий – добились того, что многие дети, стартовавшие с нулевой отметки в сентябре, демонстрировали на концерте прямо-таки умопомрачительные трюки.

И все же тех, кто занимается в студии уже не первый год, можно узнать издалека по походке: так важно и красиво передвигаются стройные, подтянутые артисты по ковровым дорожкам (постеленным сугубо из предосторожности – дабы никто из акробатов на холодном мраморном полу не мог застудить или потянуть ногу).

Цирк вообще воспитывает культуру. Если отличительная черта журналиста – коммуникабельность, педагога – любовь к детям, то для артиста цирка – это организованность.

Когда Максим, ужасный болтун и <> парень, начал заниматься фокусами, он преобразился: научился носить фрак, стал солидным молодым человеком, на сцене держится, как английский лорд.

Кирилл раньше был не собран. Раздевался по дороге: там варежку бросит, здесь шарф обронит. Ребята, подбирая за ним вещи, над Кириллом подшучивали. Сейчас он жонглирует пятью предметами, стоя на пяти катушках. Попробуй тут разбросаться!

А выступать приходится часто. Как и прежде, студия пользуется успехом. Но педагоги учат ребят тому, что не на всякое предложение нужно откликаться. Если это детский концерт – всегда пожалуйста. А если сборная солянка – стоит подумать. Эстрадные артисты за кулисами могут и выпить, и сказать что-нибудь особо <>. Детей здесь от этого берегут.

А Виталий Яковлевич мечтает о том времени, когда и ездить никуда не надо будет. <>

Наталья БУНЯКИНА

Фото Дениса ГРИШКИНА

Кино! Но не только…

Кино! Но не только…

Концепция нашей школы, напротив, строится на широком использовании в образовании технологий и процессов, связанных с созданием экранной продукции. Причем связь кино и образования не является для нас формальной или дополняющей: мол, утром наши студенты учатся общеобразовательным предметам, а вечером работают в мастерских, снимают фильмы, делают спектакли, участвуют в каких-то международных проектах. Так это выглядит только внешне.

Для нас принципиально важно, что студенты не только воспринимают и учатся читать экранные тексты, но и совместно работают над их созданием. Речь идет о слайдах, видеофильмах, телесюжетах, мультимедийных компьютерных программах, учебных видео и так далее. Таким образом, экран, а точнее, экранный текст, выступает как нечто <>, выстраиваемое в соответствии с замыслом (здесь появляется возможность монтажа, создания пространственно-временных иллюзий при сьемках; новые компьютерные технологии позволяют, скажем, перенести человека в другой пейзаж, в другое время суток, изменяются его рост, лицо). Наконец, важен сам факт выбора того, что фиксируется на пленке.

Сейчас, например, создается языковой видеокурс для изучения английского языка русскими студентами и русского – англоязычными. Кроме того, мы проводим некоторые интерактивные эксперименты с экраном, когда человек не просто смотрит видеоматериал, а участвует в его создании. Последний такой опыт был связан с использованием программы освоения ландшафтов, позволяющей перемещать некоторые элементы пространства на экране и таким образом познавать, с одной стороны, язык изображений как таковой, а с другой – развивать в себе представление об обьеме, соотношении обьемов. С другой стороны, работа с такой компьютерной программой значительно облегчает освоение геометрии и географии.

Еще одно очень важное применение возможностей кинематографа – видеофиксация различных процессов, связанных с образованием. Так, мы делаем на видео индивидуальную историю каждого ученика, по окончании школы дарим такую кассету родителям. Это бесценный материал, показывающий, как человек менялся, каким он был на каждом этапе своего развития, да и просто возможность взглянуть самому на себя. К тому же это очень эффективный способ фиксации педагогических методик, поскольку все, что связано с педагогическим опытом, достаточно сложно передается с помощью бумаги.

Наши студенты не просто поглощатели экранных продуктов и даже не просто соучастники в конструировании какого-то учебного содержания на экране. Для нас принципиально то, что они включены в коллективные творческие проекты. Например, сейчас они участвуют в создании первой международной образовательной телевизионной сети, которая будет полностью обслуживаться студентами разных стран.

Почему это важно для образования? Не уводит в сторону, а дает дополнительный импульс развитию. Сравните урок истории, услышанный 15-16-летними ребятами от учителя, и урок истории, который они получили и прожили, снимая в Париже фильм о последних представителях русской эмиграции, ведь с ними они беседовали <>.

Создание кино- и видеоматериалов, помимо опыта творческого самовыражения, включает и опыт социального действия, и коммуникативный опыт, и необычайно важный в современном мире опыт самообеспечения. Наши дети сами решают финансовые проблемы, ищут спонсоров под свои проекты, договариваются с посольствами, с представителями других стран – это и языковая практика, и практика менеджмента. А выживание творческой личности сегодня, кстати, связано не только с материальными проблемами. Современные компьютерные технологии, которые пронизывают все области творчества, с одной стороны, открывают невиданные возможности, с другой же стороны, человек, <> виртуальной реальностью, подчас начинает предпочитать ее реальности обыденной. Поэтому главная идея школы – научить человека жить и действовать в реальном мире.

Наши выпускники не обязательно становятся кинематографистами. Мы и не ставим себе такой цели. Но, как правило, эти люди находят себе применение в гуманитарной сфере. Школа учит делать их что-то новое в своей жизни, иметь собственные идеи и инициативы, не обязательно связанные с искусством.

Мы никак не отрицаем традиционных учебных форм, мало того – проектная деятельность только в сочетании с обычными учебными формами и дает эффект. В нашем учебном году есть два проектных цикла, когда идут подготовка и частичная реализация сьемочных, постановочных планов, в эти периоды не прекращаются занятия по предметам, составляющим государственный базовый компонент. Два раза в год, примерно по месяцу, проходят открытые учебно-экзаменационные сессии, когда в школу приходят лучшие специалисты в самых различных областях (от актрисы Маргариты Тереховой до методологов, философов, таких, как Никита Алексеев или Петр Щедровицкий), читают лекции, осуществляют экспертизу проектов. После лекционного курса идут экзамены и три раза в год – киноэкспедиции по России и за рубеж. Это самая интенсивная форма работы, когда используется все, что накоплено в период учебы. Это время, когда мы 24 часа в сутки живем вместе и решаем самые сложные образовательные задачи. Прошлым летом удалось проехать 10 тысяч километров от Лос-Анджелеса до Нью-Йорка со своим спектаклем <> по Островскому. Мы готовили его год, изучали для этого язык, историю Америки, занимались с лучшими профессионалами из Щепкинского училища по сцендвижению, вокалу, танцу, акробатике и т.д. А этим летом мы работали по совместной российско-американской программе <>, которая началась с посещения нашего учебного заведения супругой вице-президента США Альберта Гора, продолжилась поездкой в Россию коллектива Школы кино и телевидения из Мемфиса (штат Теннесси), а закончилась ответным визитом наших учеников в США. Мы вместе снимали фильм и готовили телепередачу к 100-летию кинематографа, участвовали в совместных мастерских российских и американских педагогов.

Все это – выражение того закона комплексности (каждая составная часть незаменима для целого), по которому живет искусство. По этому же закону стараемся жить и <>. Мы создаем четырехступенчатый комплекс: школа – подготовительное отделение – вуз – инновационный центр. Инновационный центр, связанный с разработкой экранных технологий в образовании – телевизионных, компьютерных и так далее, фактически уже сегодня существует. Уже есть группы авторов проектов и есть эксперты, консультанты. Собственно, авторы этих проектов будут одновременно и студентами вуза. Это будет вуз-кентавр. Мы называем его кино-педагогическим, поскольку те студенты, которые начнут учиться в нем, станут специалистами, способными использовать экранные технологии в педагогике.

Но… к сожалению, все наши инновационные проекты сегодня упираются в весьма прозаические проблемы. И даже не в финансовые. Просто вся жизнь проистекает на 450 квадратных метрах, включая коридоры, – и учебный процесс, и производственный, и телевизионная студия, извините за подробности, в бывшем туалете. Департамент образования обещал решить нашу проблему еще в 1992 году. Мы понимаем, конечно, насколько это сложно. Можем, если дадут старое помещение, сами отремонтировать его, даже строить, если дадут землю. Ну а сейчас – конкурс к нам не меньше 10 человек на место. Пока готовился этот материал, выяснилось, что и это <> – понятие весьма условное. В школе побывала комиссия санэпидстанции, которая постановила: заниматься в такой тесноте практически невозможно.

Даниил САКСОНОВ,

директор Московской международной киношколы

NB!

Московская международная киношкола (школа # 1318) была создана как общественно-государственное учебное заведение в 1991 году, после принятия Закона <> перешла в государственную систему. Здесь учатся около 100 человек, с 13 до 17 лет: 9, 10, 11-е классы общеобразовательной школы и 8-й класс – как подготовительное отделение. Школа выдает аттестат установленного образца и свой сертификат. Помимо общеобразовательной компоненты, предполагает деятельность в творческих мастерских по основным направлениям кинематографа, где готовят актеров, кинорежиссеров, кинооператоров, сценаристов, мультипликаторов.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте