Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Как решить проблемы использования компьютерных технологий… …и как обезопасить детей от вредного воздействия компьютерной техники

УГ - Москва, №26 от 29 июня 2010. Читать номер
Автор:

Галина СОЛДАТОВА, директор Фонда Развития Интернет и сопредседатель организационного комитета «Годы безопасного Интернета в России»:

– Наверное, никто не будет спорить, что главным местом и средством реализации дистанционных образовательных технологий сегодня становится именно Интернет.

Ни одна образовательная программа при сегодняшнем состоянии и развитии Интернета не может быть автономной, самостоятельной, совершенно оторванной от этой среды. Поэтому этот вопрос очень актуален, и он актуален, в частности, по двум причинам.

Первая причина – это то, что дети, в принципе используя колоссальные возможности Интернета, постоянно находятся в Сети. Наши исследования показывают, что Интернет выступает очень мощным фактором их дистанционной социализации и постоянного самообразования. Год назад мы провели исследования в 18 регионах России, опросили детей, подростков, школьников и получили довольно интересные и неожиданные результаты. 90 процентов опрошенных нами детей считают себя пользователями Интернета, причем 70 процентов из них считают себя его активными пользователями. По данным разных социологических центров, число взрослых пользователей у нас от 33 до 40 процентов. Можно себе представить, какой серьезный цифровой разрыв возникает между поколениями, и этот момент мы, конечно, должны учитывать при любых образовательных программах, потому что дети отличаются не только высокой пользовательской активностью, но и часто более высокой компетентностью пользования информационно-коммуникационными технологиями.

Вторая причина – это то, что у Интернета очень много достоинств и в то же самое время очень много недостатков. Современные средства ИКТ не только способствуют обучению, развитию детей и подростков, но и приводят к появлению новых рисков: это и негативный противозаконный контент, и недостоверная информация, и вредоносные программы, и СПА, и мошенничества, и преследования, и сексуальные домогательства, и грубость. Все это неполный перечень угроз, с которыми в принципе подростки сталкиваются в Интернете.

По данным наших исследований, каждый второй ученик сталкивается с порнографией, 9 из 10 сталкиваются в Сети с преследованиями, оскорблениями, унижениями, психологическим давлением и агрессией, с тем, что сегодня называется кибербоулингом, более 80 процентов – с сексуальными домогательствами и с призывами причинить себе вред, 60 процентов – с неэтичной рекламой и вирусами. Поэтому очень важна и достаточно остра проблема обеспечения безопасности Интернета. Эта проблема стала причиной того, что в 2009 году несколько общественных организаций и коммерческих структур при поддержке Министерства связи и массовых коммуникаций организовали общественную инициативу «Год безопасного Интернета в России». Это интересный пример партнерства государства, бизнеса и гражданского общества в русле соответствующей государственной политики по отношению к новым технологиям, к формирующемуся информационному обществу в нашей стране. Мы накопили очень большой опыт за год работы, помимо исследовательских направлений была проделана огромная информационно-просветительская работа, которая включала в себя фестивали, конкурсы, различные акции.

Еще одним очень важным направлением стали методические разработки по безопасному Интернету, в которых приняло участие большое количество и общественных организаций, и серьезных институтов. По итогам работы года стала очевидной необходимость не только учета в системе сопровождения и администрирования электронного учебного процесса аспектов безопасности детей и подростков в Интернете, но и введения в образовательные программы учебно-информационных модулей по безопасности, по этике и праву в Интернете, разработанных для школьников разных возрастных групп, а также для педагогов, тем более что различные организации имеют очень хороший багаж ресурсов в этом направлении. Одним направлением деятельности стала отработка механизмов взаимодействия заинтересованных общественных и коммерческих организаций совместно с государственными структурами для решения этой проблемы. Одним из итогов этого направления были разработка, обсуждение и подписание Декларации за безопасность детей, молодежи в Интернете, которую подписали более 70 организаций, в ней заключены основополагающие принципы организации деятельности по обеспечению безопасного и конструктивного взаимодействия детей, молодежи с ресурсами сети «Интернет».

Александр ЕЗДОВ, директор Центра образования, технологии и обучения:

– Есть проблемы, которые возникают при использовании дистанционной образовательной технологии непосредственно в учебном процессе. В проекте интегрированного закона говорится в основном о детях-инвалидах и детях с ограниченными возможностями здоровья, но мне кажется, что еще более важной и эффективной формой использования технологии могут быть и другие категории детей: одаренные дети, учащиеся малокомплектных школ и осужденные.

Хорошо, чтобы те рабочие места, которые создаются, были сертифицированы и стандартизированы. Но, кроме оборудования рабочего места, еще есть проблема с серверной составляющей и расходными материалами. В случае использования дистанционных образовательных технологий должны быть созданы какие-то специальные условия, позволяющие иметь эти вещи, без которых работать довольно сложно. Это же касается и каналов связи, и специальных требований к техническому обслуживанию этих самых рабочих мест, поскольку технология здесь очень важный фактор работы и обучения. Если не будет правильного обслуживания компьютеров и оборудования, то может остановиться учебный процесс.

Говоря про учителя, нельзя не согласиться с тем, что должны быть требования по подготовке этого учителя, по повышению его квалификации. В государственные программы по подготовке новых учителей для педагогических вузов дистанционные технологии должны войти как часть учебного процесса, как часть содержания образования.

Мы столкнулись с тем, что надомное рабочее место учителя никак законодательно не определено, учитель, который работает из своего дома, ведя уроки, находится вне нормативного поля. Довольно сложно объяснить, почему он находится дома, а не в образовательном учреждении. Для этого нет соответствующих документов. Информационная среда – действительно важная часть всего учебного процесса. Не хотелось бы иметь кем-то выбранные и однозначно утвержденные кем-то информационные среды, а хотелось бы иметь стандарты по тому, в каком формате они должны принимать и отдавать информацию. В частности, по портфолио ребенка, которое создается в информационной среде. Если ребенок переходит из одного образовательного учреждения в другое, конечно, хорошо, чтобы эти данные могли свободно перетекать из одной среды в другую, если эти среды стандартизованы.

Татьяна КРУПА, директор Департамента образовательных проектов фирмы «1С»:

– Понятно, что на сегодняшний день разработано огромное количество программ, которые могут внедряться в школу и быть полезными, есть международный опыт, о котором можно говорить, как и о российском опыте создания программ. И вроде бы есть готовый рецепт, бери и используй, но не все так просто. Зачастую мы сталкиваемся с проблемами, и одна из важных – проблема внедрения. Есть продукт, который разработан нашей фирмой и бесплатно поставлен во все школы Российской Федерации, но статистика говорит о том, что продукт не используют учителя и те специалисты, которым необходимо использовать программы, этого не делают.

Я знаю только одну школу, которая использует исключительно электронный журнал, остальные образовательные учреждения его не используют. На вопрос, почему так происходит, отвечают, что нет законодательных механизмов, которые четко говорили бы о том, как принимать документы в электронном виде. Эта проблема, которая важна для того, чтобы в дальнейшем информационно-коммуникационные технологии шли вперед и использовались.

Мы говорим о школе, как об образовательном учреждении, мы говорим о дистанционном образовании, о том, что здесь можно создавать электронные ресурсы. Как обучать детей при помощи учебников из федерального перечня? Они должны быть в бумажном виде или должны быть оцифрованы? Президент говорит о том, что должно быть большое количество электронных ресурсов культурной направленности. Почему мы не говорим в этом смысле об учебниках? Но если мы посмотрим на четвертую часть Гражданского кодекса РФ, то увидим: этот вопрос там не регулируется, и в этом направлении тоже нужно работать.

Понятно, что самое распространенное из того, что сейчас используется, это электронные образовательные ресурсы. Мы говорим о простых электронных образовательных ресурсах, которые легко встраиваются в обычный процесс. Мы говорим об инновационных образовательных ресурсах (таких, как конструкторские среды), которые могут давать учителю преимущество в создании собственных ресурсов. Мы можем их применять в учебном процессе, но мы не можем давать ученику возможность учиться, самому открывать знания. Какая здесь возникает сложность? Есть системы для того, чтобы управлять учебным процессом, например, в рамках проекта «Информатизация системы образования» была создана такая система, которая позволяет проводить урок с начала до конца. То есть ты приходишь в класс, отмечаешь, кто отсутствует, распределяешь ресурсы, учитываешь индивидуальные образовательные траектории. Но здесь снова возникает проблема. Существует много систем, бизнес для того и бизнес, чтобы развивать такие системы. Есть международные стандарты, есть российские стандарты, но в России не принят единый стандарт обмена данными, мы не можем меняться ресурсами, мы не можем переносить портфолио. Мы не говорим о международных стандартах, мы говорим о тех стандартах, которые созданы в рамках одного Министерства образования и науки РФ, в рамках проекта ИСО и в программах ФЦП РО. Они между собой не сочетаются.

Наверное, и нам, как представителям разработчиков, и общественности, и министерству нужно как-то соединить свои усилия для того, чтобы такой стандарт был, чтобы нам проще было учиться не только внутри своей страны, но и передавать наш опыт за рубеж. Сегодня это сделать нельзя.

Игорь НАЗАРОВ, начальник аппарата Федеральной службы по техническому и экспертному контролю:

– У нас есть два закона – 149-й Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и 152-й Федеральный закон «О персональных данных», которые требуют защиты этого вида информации.

Надо сказать, что не только на взгляд ЦТЭК России, но и на взгляд специалистов в области защиты информации, производства средств защиты информации, на сегодняшний день система документов, которая регламентирует деятельность по защите такого рода информации, как персональные данные, наиболее гибкая. Трудно найти другую систему документов, которая бы регламентировала защиту другого типа информации более гибко, чем эта. Оператор определяет класс информационной системы самостоятельно, при этом он учитывает как объем персональных данных, которые обрабатываются, так и их категории. Более того, учитывается специфика построения самой системы, и при разработке системы оператор имеет право строить свою систему так, чтобы снизить затраты на защиту информации.

ЦТЭК России своим приказом утвердил Положение «О методах и способах защиты персональных данных», где конкретно по каждому классу информационной системы расписано, какие методы и средства должны применяться.

Естественно, использование средств защиты приводит к удорожанию технических решений, которые используются в дистанционном обучении, но бесплатной защиты не бывает, мы никуда не денемся – закон требует защиты этого типа информации, и мы должны закон выполнять.

Самый главный фактор – решение по обеспечению безопасности персональных данных – закладывается на этапе проектирования, разработки и введения в эксплуатацию системы, тогда стоимость защиты как таковой уменьшается на порядок, то есть очень дорого на созданную систему накладывать новые средства, а в процессе строительства самой системы это гораздо дешевле.

При реализации технологии дистанционного обучения не всегда важно обучающему знать конкретные данные об обучаемом. Это позволяет перейти в разряд обезличенных персональных данных, где уже требования к защите минимальны. Зачем знать фактическое состояние здоровья обучаемого при обучении? Эти нюансы можно учитывать при реализации информационных технологий, затраты на защиту будут минимальны. Когда какой-то профессор в Америке консультирует нашего профессора, зачем профессору в Америке знать имя, отчество, адрес, место жительства больного, которого лечит наш профессор?

Виктор ФУРИН, финансовый директор Московского центра непрерывного математического образования:

– Есть некоторые вопросы правового регулирования информационной безопасности в дистанционном образовании. Актуальность этой проблемы связана прежде всего с тем, что с 1 января 2011 года в полной мере должен вступить в силу федеральный закон «О персональных данных». В законе «О персональных данных» очень многие категории юридически размыты, участникам образовательного процесса до конца не ясны. Например, очень часто дистанционное образование мы используем при обучении инвалидов. Если мы прочитаем первую категорию данных, которые необходимо защищать, то это персональные данные, касающиеся расовой, национальной принадлежности, состояния здоровья. Очень часто в дистанционном образовании мы какие-то данные о наших инвалидах можем разместить в Интернете. Это говорит о том, что образовательное учреждение, которое эти данные будет использовать, должно защищать свою информацию почти так же, как информацию в госучреждении. То есть степень ее защиты должна проходить на очень высоком уровне.

Непосредственно самим образовательным учреждениям дано право определять классификацию класса своих информационных систем. С точки зрения крупных образовательных объектов это возможно сделать, но очень многим школам очень сложно осуществить данный процесс. Это приведет к тому, что если школы не смогут это сделать самостоятельно, то они могут ошибиться. Это приведет к каким-то административным, уголовным наказаниям. Если они свой класс системы защиты повысят, это приведет к тому, что очень сильно удорожает процесс дистанционного образования.

Очень хотелось бы, чтобы Министерство образования и науки РФ разработало типовое положение об информационных ресурсах, используемых в дистанционном образовании. Почему это очень важно? Есть оценки, которые мы получаем в процессе дистанционного обучения, так вот, если мы эти оценки дальше используем для какой-либо аттестации, то резко повышается класс персональных данных и они требуют определенных средств защиты. Очень сложно образовательному учреждению самостоятельно классифицировать свой класс информационной системы, поэтому было бы замечательно, если бы Министерство образования и науки РФ помогло в решении всех этих вопросов.

Александр ГИГЛАВЫЙ, заместитель директора лицея информационных технологий №1533:

– Когда 14 лет Интернет есть в учебном заведении, в одной отдельно взятой кирпичной школе, это настраивает на философский лад, на ретроспективу. Я посмотрел, сколько лет термину «дистанционное образование» как принятому в юридической и профессиональной среде. В мировом масштабе оказалось, что 120 лет. Сначала это было «заочкой» с легкой руки американских предпринимателей, которые монетизировали обучение по переписке, потом это было учебное телевидение, сейчас мы снова этим термином пытаемся описать какой-то комплекс проблем.

Как только мы вводим отличительный признак, то тем самым говорим: не трогайте нас, мы в своей крепости, у нас свои законы. Похоже, что общих законов, описывающих все и вся особенно сейчас, когда есть насыщение любой техникой, нет. Ведь ребенок не в школьном классе в Интернет входит, он входит в Интернет дома через свой компьютер или через домашнюю игровую машину.

В Соединенных Штатах недавно одновременно произошли два события. Во-первых, появился федеральный стандарт содержания среднего образования для 48 из 50 штатов, два штата решили, что это не нужно. Во-вторых, усилиями экспертной группы Центра образовательной статистики Министерства образования Соединенных Штатов появилась модель данных, адекватно и целостно описывающая деятельность учебного заведения на том языке, который понятен бизнесу: «бизнес-процессы», «сущности», «отношения» – все по-человечески, все понятно. Любого интегратора приглашай на разработку, хочешь для округа, хочешь для группы школ для кластера, он скажет: «Ой, я в банке так делал, я делал так еще где-то, вы говорите на моем языке». В инфосреде школы есть и дистанс: если нам нужно пообщаться с Якутией, мы встречаемся и очно в кабинете лицея, и устраиваем широкополосные телеконференции. Это органично, это просто одна из клавиш на всей клавиатуре школьного образования.

Марина СТЕПАНОВА, заведующая лабораторией гигиены и обучения и воспитания научно-исследовательского института «Гигиена и охрана здоровья детей и подростков» Академии медицинских наук, доктор медицинских наук:

– Наш институт буквально с первых шагов, когда началась информатизация школьного обучения, начал свои исследования, которые были посвящены исследованиям, влияниям новых форм обучения на организм детей разного возраста, разработке тех регламентов, которые сегодня присутствуют в документах. Регламенты, которые каким-то образом посвящены безопасности такой формы обучения, присутствуют еще и в новом таком документе, который называется «Технический регламент по безопасности продукции для детей». Этот регламент содержит требования, которые относятся к электронным учебникам, к оформлению электронных учебников. Здесь сегодня ситуация достаточно остра, все завист от того, какую информацию ребенок получает, причем не только какая она, но и как оформлена, как представлена, насколько безопасна для зрения и приводит ли к повышению утомления и снижению зрения.

Те риски, которые привносят в обучение детей использование электронных средств обучения, в какой-то мере могут быть усилены тем, что сегодня педагог как создатель контента зачастую использует авторский контент. Дидактические пособия, материал, который готовит педагог, совершенно не отвечают тем требованиям эргономики, которые сегодня предъявляются, и тем данным, которыми мы располагаем. То есть учитель просто не владеет культурой подготовки, оформления этого материала. Это относится не только к созданию какого-то определенного продукта, это данность каждого дня, поскольку сегодня используются не только традиционные компьютеры, но и интерактивные доски, ноутбуки, которые сегодня буквально наводняют наши учебные помещения, ридеры, которые если не сегодня, то завтра появятся у нас в образовании. Все это предполагает культуру пользования, которая должна содержать и аспекты безопасности. Мало того, этим должен владеть учитель, он должен обязательно передать эти знания и научить безопасному использованию всех этих новых средств информационных, коммуникационных технологий своих воспитанников, своих учеников, потому что, если мы не воспитаем эту культуру, не создадим вот эти необходимые условия для того, чтобы это было безопасно, значит, завтра мы получим еще больший вал неприятных ситуаций, которые это влечет за собой.

Конечно, мы сегодня не располагаем достаточными знаниями о том, как влияют все новые средства обучения на ребенка, тем более что мы имеем зачастую комплексное использование, одномоментное использование нескольких средств. Может быть, каждое из них достаточно безопасно по уровню шума, по уровню электромагнитных полей, а вот такое мощное наполнение классов этими средствами, конечно, предполагает изучение ситуации и разработку безопасных регламентов.

Когда есть проблема, которая беспокоит очень многих, проблема, для разрешения которой требуется одновременная работа разных специалистов (педагогов, психологов, юристов, медиков), то, может быть, стоит подумать о том, что нужна какая-то такая федеральная программа, которая бы объединила усилия этих специалистов с тем, чтобы придать импульс и как-то продвинуться в этом направлении. Вопросы безопасного использования техники в образовательных учреждениях, мне кажется, очень важны, и чем дальше, тем актуальнее они становятся, а говорить, каково состояние здоровья современных детей, я думаю, излишне.

Андрей ГУСЬКОВ, заместитель начальника Управления санитарного надзора Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека:

– Безусловно, всех нас волнует здоровье наших детей, а самое главное – профилактика неблагоприятных воздействий на здоровье наших детей, которая возможна при использовании информационно-коммуникационных технологий.

Все мы знаем, что эти технологии стремительно ворвались в нашу жизнь. Образно говоря, позавчера мы устанавливали первые компьютерные классы, смотрели санитарно-гигиенические требования, экономические требования, оценивали все это, вчера участвовали в федеральной программе по оснащению школ Интернетом, земных станциях спутниковой связи, которые также источники электромагнитных полей и других вредностей, проводили оценку, пытались минимизировать вредное воздействие на здоровье детей и обслуживающего персонала, а сегодня мы уже говорим о дистанционных технологиях, об использовании всего того, что мы наработали. Не нужно объяснять, что детский организм более чувствителен ко всем вредным воздействиям и здесь на первое место выходит именно гигиеническая оценка того оборудования, которое используется при процессах дистанционного обучения.

Кроме компьютеров, с которыми у нас тут все более-менее благополучно, есть требования, есть много другого нового оборудования, которое стремительно врывается в процесс обучения. Это различные адаптируемые обучающие планшеты, мультимедийные панели, широкоэкранные телевизоры, средства обмена информацией, которые стали источником комплекса различных факторов.

Все эти факторы воздействуют на здоровье детей и педагогов. В первую очередь выделяются электромагнитные поля, причем различных диапазонов: и только промышленной частоты, и радиочастотного диапазона. Кроме этого, еще и акустический шум, который часто бывает и на рабочих местах учителей, поскольку много оборудования концентрируется на небольшой площади, соответственно от шума никуда не денешься. Есть визуальные характеристики средств отображения информации: контрастность, яркость, параметры, которые влияют на орган зрения детей. Еще один показатель – непосредственно информационная нагрузка. Тот объем информации, который дети получают, безусловно, влияет на психическое здоровье детей, а потому тоже должен дозироваться, а в наших документах этот показатель частично также нормируется.

В санитарных правилах, которые предъявляют гигиенические требования к условиям учебного процесса, к условиям обучения в общеобразовательных школах, указано, что визуальные средства отображения должны использоваться определенное время в зависимости от возраста детей. Нормативный документ, который многие знают, – это Санитарные правила №1340 – гигиенические требования к персональным электронно-вычислительным машинам и организации работ. Они также есть и действуют с 2003 года, в них предъявлены специальные требования и к помещениям, в которых идет учебный процесс, и к персональным электронно-вычислительным машинам, и к режиму работы в зависимости от возраста детей, даже есть физкультминутки, описаны все вопросы по быстрой реабилитации детей.

Однако, говоря о тех новых средствах, которые выходят на рынок и которые становятся источником новых факторов, воздействующих на здоровье наших детей, нужно признать: у нас не все охвачено, поскольку мы также не можем успеть за тем, что предлагается на рынке. Безусловно, может быть, наиболее важный фактор здесь не просто монооценка по каждому фактору, а именно комплексная оценка воздействия всех факторов, которые я перечислил, на состояние здоровья детей.

Тут нам нужно еще работать, мы предполагаем провести научные исследования. Те новые средства информационно-коммуникационных технологий, которые поступают на рынок, в соответствии с действующим законодательством подлежат оценке, экспертизе.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту