Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Исследование

Инструмент справедливости

Учительская газета, №19 от 12 мая 2020. Читать номер
Автор:

Кто есть кто в школе, лучше всего знают те, кто там учится и работает

В конце прошлого учебного года ко мне обратился Владимир Лившиц, один из ведущих экспертов в области образовательной политики. Он предложил очень интересный проект – участие в разработке и апробировании рейтинга учителя, который позволит наконец установить справедливость в сложном и болезненном вопросе стимулирующих выплат.

Распределение этих средств – заноза для образовательных организаций. Его осуществляют администрация, методобъединения, какие-то лоббистские группы учителей; сама система непрозрачна и малообъективна, несмотря на то что существует множество критериев для анализа работы педагога. Оценка уровня профессиональной деятельности, уровня компетентности, профессиональной направленности личности учителя, множество вариантов типизации, самооценка – чего только нет! Все это давно придумано и спущено в школы, но не вызывает интереса у самих учителей: нужна вам «галка» в вашей анкете? Ладно, нарисуем, только отстаньте от нас, дайте спокойно работать. К сожалению, из поля зрения выпадает ключевой момент: как оценивают результат учительского труда ученики и родители, то есть люди, ради которых он и совершается.

Попытки включить в оценивание ребят и родителей предпринимались давно, еще в конце 80‑х, когда мы стали внедрять у себя новый хозяйственный механизм, разработанный во временном научно-исследовательском коллективе «Школа» при тогдашнем Минпросе. Суть нововведений заключалась в том, чтобы сделать школу свободной и способной самостоятельно решать все вопросы, связанные с выполнением ее функций. Не было никаких нормативов, но уже предполагались подушевой механизм, базовый фонд оплаты труда, стимулирование и отказ от тарификационной сетки – все, что так или иначе осуществилось два десятилетия спустя в Москве и регионах.

Так называемый рейтинг учителей, который выстраивали дети и родители, был запущен у нас в районе. Закоперщиком стало районное управление образования под руководством Владимира Лифшица. Школа бушевала. Признаюсь, инициатива стоила нам нескольких специалистов не в силу их косности, а потому что никто еще не знал, как грамотно и объективно оценивать профессиональные качества и достижения учителя. Ориентировались чаще на ощущения «нравится – не нравится». Тем не менее рейтинг внедрили и стали его публиковать по решению совета школы – органа управления, который избирался ровной пропорцией учителей, детей и родителей и играл огромную роль в нашей тогдашней жизни.

Но доработать до конца механизм рейтинга нам не удалось. СССР распался, все разбежались, ВНИКи прекратили существование… И вот столько лет спустя необходимость в справедливом стимулировании и оценке учащихся возникла снова. И вновь инициатива принадлежала Владимиру Борисовичу, а заказчиком стал ЦК нашего отраслевого профсоюза.

И хотя у нас в школе есть команда людей, занимающихся методологической теорией и практикой, нам потребовалась помощь социологов. Мы обратились к Владимиру Собкину, доктору психологических наук, профессору, академику РАО, Специалисты института организовали по заказу ЦК профсоюза эксперимент на базе нашей школы. Минувшей осенью он стартовал и идет до сих пор.

Исследование так и называется – «Учитель глазами учеников». В нем принимают участие все предметники и учащиеся 6‑11‑х классов, поэтому оно представляет большую ценность как с точки зрения предметного обучения, так и с точки зрения мотивации разных возрастных категорий. Ребятам была предложена анкета из 45 вопросов, составленных так, чтобы избежать впоследствии этических конфликтов, мы в школе №1811 очень дорожим добросердечными отношениями между ребятами и учителями. Сохраняя объективность, учащиеся оценивали не личность учителя, а учебный предмет. Заполняли анкету прямо в школе. Как и ожидалось, одни работали для «галочки», другие проявляли неподдельный интерес. После обработки результатов социологи собрали две фокус-группы, учительскую и детскую, чтобы обсудить проведенную работу.

И тут начались открытия.

Учителя нашей школы не сомневались, что дети безразличны к учебному процессу, за исключением старшеклассников, которые уже знают, куда будут поступать, и нацелены на углубленное изучение определенных предметов. И уж, конечно, все были уверены, что подростки не говорят дома о школе. Но оказалось, что ребята очень интересуются учебным процессом во всех его проявлениях! Они готовы обсуждать даже такие тонкости, как введение дополнительного материала – когда, как и в каком случае следует к нему прибегнуть.

Кроме того, оказалось, что школа – предмет внимания всей семьи. Дети рассказывают абсолютно все: что было на уроках, что изучали, какие затруднения возникли. Особенно волнуют вопросы оценивания: ребята сильно переживают, если их ожидания не совпадают с оценкой учителя, и всегда сообщают родителям об этом.
Анкеты также помогли выяснить, какие виды деятельности лучше удаются каждому из учителей-предметников, например, кто из словесников сильнее в техническом русском, а кто – в литературе. Мнение ребят совпало с наблюдениями самих учителей. Кроме того, исследование подтвердило старую аксиому, хорошо известную на практике: дети лучше изучают предмет и более ответственно относятся к заданиям, когда у них складываются теплые, человеческие отношения с педагогом.

Но все-таки 45 пунктов – многовато, решили школьники. Они сами предложили, как лучше сгруппировать вопросы крупными блоками, и сократили список до 13 вопросов. Социологи приняли эти поправки.

Еще интереснее оказалась реакция учительской фокус-группы. Первым делом педагоги потребовали показать их рейтинг. Каждый хотел узнать, как он выглядит среди коллег с точки зрения учеников – средненько или впереди планеты всей, а если нельзя посмотреть сам рейтинг, то хотя бы дайте комментарии по работе! У наших сотрудников возник мощный запрос на ликвидацию своих профессиональных дефицитов, и этот результат трудно переоценить. Мы все знаем, с какой неохотой учителя идут на курсы повышения квалификации, но после проведенного исследования педагоги сами наметили себе образовательную траекторию, сформулировав личные требования к курсам.

На сегодня эксперимент почти завершен. По результатам будет разработан пакет документов: сама анкета, методика ее обработки, построение рейтинга и портрета учителя. Готовый продукт ожидается в конце года. В руках педагога наконец-то появится полезный инструмент, позволяющий оценивать его деятельность с точки зрения непосредственного заказчика, а не кабинетного разработчика, оторванного от реальной школьной практики. Региональные органы управления образованием смогут передавать технологию рейтинга в другие школы, но на условиях полной добровольности. Ведь именно она является основным принципом работы нового инструмента.

Александр РЫВКИН, директор центра образования №1811, Москва


Комментарии

Будете ли вы использовать в работе “образовательный интернет”, созданный Минпросвещения?
  • Пока не знаю, надо изучить систему 55%
    110 голосов 55%
    110 голосов - 55% из всех голосов
  • Нет 31%
    61 голос 31%
    61 голос - 31% из всех голосов
  • Да 14%
    28 голосов 14%
    28 голосов - 14% из всех голосов
Всего проголосовало: 199
Ноябрь 25, 2020 - Декабрь 1, 2020
Опрос закрыт
Архив опросов
Архив опросов
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt