Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Игра в слова? Что такое зона арктической конвергенции

Учительская газета, №18 от 1 мая 2018. Читать номер
Автор:

Одна кавээновская команда пару лет назад показывала репризу «Игра в слова», в которой участники играют в слова (надеюсь, правила игры всем известны) и некий персонаж все время пытается ввернуть в игру несуществующие слова, как бы придумывая их на ходу, с успехом подменяя эрудицию фантазией. Объясняет он это так: «Ну вы тоже непонятные слова говорите, я думал, прикалываетесь…»

Мы не успеваем за новыми терминами, входящими в обиход в образовательной отрасли. Только разобрались с компетенциями – хлоп! – метапредметность. А следом подтянулась и конвергентность. Исполнительные от природы, мы подхватываем новые слова и начинаем лихо использовать, порой не совсем понимая их смысл. Используем, наивно полагая, что осовремениваем профессиональный тезаурус (кстати, тоже слово из новых). Но это вряд ли… Мы только запутываемся сами и запутываем коллег.Конвергентное образование. Последние пару-тройку лет это словосочетание с легкой руки президента НИЦ «Курчатовский институт» М.В.Ковальчука упорно проникает в профессиональную среду.Что это такое?Географам знакомо понятие «зона антарктической конвергенции»… Для негеографов поясню: это ломаная линия вокруг Антарктиды на некотором расстоянии от побережья, где относительно более холодные антарктические воды смешиваются с более теплыми умеренными. Пока все несложно? Идем далее. Более холодные антарктические воды тяжелее, и они опускаются ниже более теплых. Таким образом, изначально разнородные (разнотемпературные, имеющие разную соленость, мутность и т. д.) водные массы сближаются (конвергенция и переводится как «сближение») и перемешиваются, а следовательно, насыщаются кислородом. Таким образом, создается уникальная среда для распространения и увеличения количества планктона. А где планктон, там и рыба, и морские млекопитающие. К примеру, киты. То есть при сближении и смешивании разнородных водных масс возникают уникальные условия для развития жизни.Ученые древности в большинстве своем были энциклопедистами. Вспомните: Эратосфен, Архимед, Аристотель (да простят мне математики именно такую последовательность). Сложно определить их специализацию, как правило, они занимались самыми разнообразными науками, потому что знаний в целом было накоплено сравнительно немного и одного острого ума было достаточно, для того чтобы освоить их (ну почти) в полном объеме. А далее в науке сначала наметилась, а потом и произошла специализация, и довольно узкая. Знания накапливались, и ученые постепенно становились узкоспециализированными физиками, химиками, историками или географами… А потом и в рамках одной науки стало тесновато: началось разделение, к примеру, географии на гео­морфологию, климатологию и т. д. По сути, география перестала быть наукой, а превратилась в семью, древо наук. И весьма ветвистое. То же произошло с физикой, биологией и другими науками. На грани ХХ и XXI веков сложилась ситуация, когда открыть что-то новое в пределах одной науки сложно: ресурс узкой специализации исчерпан. Почти все современные открытия совершаются на стыке наук: в биофизике, биохимии, астрофизике и так далее. Потому что, как при смешении разнородных вод, на стыке наук происходит перемешивание, и возникают самые неожиданные области взаимодействия. И вот это самое сближение наук и взаимодействие подчас очень разных дисциплин, относящихся абсолютно, казалось бы, к разным областям знаний (нейролингвистика, например), и получило название «конвергентность». Это, увы, более сложное понятие, чем межпредметность или метапредметность.Межпредметность – это область пересечения двух или более школьных предметов (далее – просто предметов).Метапредметное обучение (в узком смысле) – обучение и развитие общих, надпредметных компетенций на предметном или межпредметном материале. В широком смысле это попытка объяснить мир системно, непредметно.Эти два понятия могут тесно переплетаться и взаимодополняться. К примеру, устанавливать межпредметные связи можно через метапредметные понятия «пульс», «конфликт», «знак», «процесс» и т. д., разбирая их значение через призму разных предметов. Понятия, раскрывающиеся в разных предметах по-разному, дают прекрасную возможность для увязывания разных областей знаний, границы которых в реальности абсолютно размыты, а параллельно для развития образного и логического мышления.А конвергентность в широком смысле – это подход междисциплинарный. Конвергентное образование – тот вариант образования, в котором мы не просто устанавливаем межпредметные связи и развиваем метапредметные компетенции, а еще и ищем подход к одному предмету через другой. И обучаем комплексно, через проектирование.Географам, смею предположить, это знакомо более чем другим коллегам: мы всю жизнь учим математике через географию (масштабы в курсе географии изучаются раньше, чем на уроках математики), физике через географию (со многими явлениями и их природой на географии мы знакомимся задолго до начала изучения физики). То же и с биологией, и с историей, и с прочими предметами.Таким образом, та же география (здесь можно поставить название любого другого предмета), попадая в зону интересов (а значит, и мотивации к изучению) ребенка, может при правильном построении курса обучить (или помочь обучить) физике. Математика – обучать лингвистике. Литература – географии. Рисование – помочь понять математику. А главное – такой подход предоставляет возможность создавать в представлениях ребенка, не побоюсь этого слова, эскиз картины мира, модели картины мира, параллельно развивая мышление – логическое, образное, пространственное, системное…Повторюсь: при правильном подходе. Иначе мы подарим ребенку вместо картины мира тюрю из обрывков знаний и умений.В нашей стране Москва, как и положено столице, первой сделала важные шаги в направлении поиска подходов к конвергентному обучению. Курчатовский проект, медицинские классы, инженерные классы… Участвующие в этих проектах школы оснащены оборудованием, позволяющим изучать медицину, инженерное дело, робототехнику, физику не только в теории, но и опытным путем. Под эти проекты пишутся программы, разрабатываются учебные пособия.Понятно, что учителю, которого никто этому не учил, разобраться в подходе, а тем более начать работать в этом направлении сложно. Учебники и программы остаются предметными. Правда, диагностики все меньше диагностируют предметное, а все чаще как раз работают в этой самой меж- и метапредметной плоскости.Ожидаю вопроса: откуда учителю взять инструменты для такого подхода? Действительно, учебников, предлагающих подобный подход, нет, а программ, реализующих, а не просто декларирующих, немного. Хотя опыт и теоретические разработки Ю.В.Громыко и А.В.Хуторского и их последователей крайне интересны.Пока кто-то, вероятно, собирается взяться за работу по созданию такого учебника, помочь в этой работе учителю может серия задачников, вышедших в издательствах «Просвещение» и «Бином». Среди них – задачники по астрономии, биологии, химии, лингвистике, географии. Эти задачники не только приятно взять в руки, но интересно и работать с ними…И хотя они все очень разные и по заданиям, и по общей концепции, но все они оригинальны и – главное! – современны. Чем?Во-первых, тем, что содержание их скорее не предметно, а межпредметно. Чтобы получить при работе с ними предметный результат с позиций, к примеру, географии, необходимо воспользоваться умениями и знаниями из других областей. А если учесть, что из предлагаемых заданий ученик впервые узнает о некоторых аспектах курса физики, математики, биологии и т. д., то мы через географию (даже географией) обучаем другим предметам.Пропедевтически или параллельно с основным курсом.Таким образом, отсекается вечный вопрос о нужности и ненужности предметов. Очевидна их взаимосвязь.Продолжая разговор о задачниках как инструменте, нужно отметить два важных момента. Разберем на примере задачника по географии.Во-первых, в этом задачнике география взаимодействует с самыми разными областями знаний:- с историей (сложно открыть страницу, чтобы не наткнуться на пример подобного рода);- с физикой (задача о стратостатах);- с литературой (предполагается анализ текстов от Жюля Верна до Куприна);- с музыкой (с Малайзией, к примеру, мы знакомимся через историю государственного гимна страны – Негараку);- с математикой (от задач на разницу во времени (и поясном, и зональном) до расчета расстояний и скоростей, глубин и высот и т. д.);- с биологией (кольцуем птиц, погружаемся в глубины океана и знакомимся с его обитателями);- с астрономией (несколько тем посвящено Земле как части Солнечной системы).Марки и монеты, фрески и картины, современные фото и старинные карты, фрагменты исторических источников и google-карт – все в задачнике становится инструментом познания географии. А через географию – мира.Во-вторых, основой содержания служит понятная и привычная учителю примерная схема планирования курса общего землеведения. Помимо того задачник разбит на вполне привычные блоки и этим упрощает учителю его освоение как инструмента.Каждая глава – готовый урок, обучающий через учебную задачу, из решения которой вытекают новые задачи, требующие нового решения. В какой-то степени это даже не задачники, а прообраз учебников для преподавания через деятельностный подход.Предвижу, что сейчас предметники начнут возмущаться: «И так уходим от чистоты науки в междисциплинарные игрушки».Примерно так же в бардовской среде делят порой всех на своих и чужих, на чистый жанр и попутчиков. Но самое интересное и рождается, как правило, на стыке жанров… Как в лирике, так и в науке.Все же мы готовим ребенка к жизни. И для этого нужен новый учитель, «человек эпохи Возрождения», который может через физику говорить о поэзии, и наоборот. Где его взять?Чтобы математика и география, музыка и поэзия сочетались в уроке легко и свободно – что для этого нужно? Для этого нужно учить в педвузе не предметам, мало связанным между собой, а тесно переплетенным дисциплинам. Как делал это ушедший профессор В.П.Максаковский. Каждое произносимое им новое слово было наполнено не только буквами, но и смыслом.Мы начинали этот разговор с кавээновской шутки. Ключевой вопрос всенародно любимой игры, зафиксированный в заглавной песне, звучит так: «Мы начинаем КВН. Для кого? Для чего?» Конечно, ожидаю вопрос: зачем вся эта история с конвергентным подходом и прочими премудростями? Мир стремительно меняется. По данным многочисленных экспертов (среди которых, к примеру, Агентство стратегических инициатив), к 2030 году могут исчезнуть 57 однозначно востребованных сегодня профессий. Более 180 других займут их место. В их числе ГМО-агрономы, архитекторы живых систем, киберпротезисты, программисты виртуальных миров. Как разработать единый подход к обучению профессионалов будущего? Кто подготовит тех, кто всего через несколько лет займет основные профессиональные ниши? Тот, кто способен мыслить проектно, междисциплинарно, может легко переучиваться и – главное! – учиться всю жизнь и не бояться искать и добиваться результата на стыке наук. Для этого и нужно конвергентное обучение. Кстати, и в этом тоже заключается смысл конвергентного подхода. За каждым словом, за каждым проектом стоит конкретный результат, выраженный в выпускнике. ​Иван КОЛЕЧКИН, учитель географии АНО СОШ «Пенаты», старший методист по географии ГМЦ ДОгМ, ведущий телепрограммы «Уроки географии»


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту