Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Гимн учителю или плач по учителю?

УГ - Москва, №32 от 6 августа 2013. Читать номер
Автор:

Так называлась опубликованная в 1999 году в «Независимой газете» статья Марии Лазутовой, тогда статс-секретаря – заместителя министра РФ по делам СНГ. Принято думать, что газетная статья – жанр однодневки, которую поглощает время и смывает волна истории. Как показывает мудрая жизнь, это не так. Публикация авторитетного автора, по-государственному глубоко знающего проблему, всегда нацелена в будущее, дает опору в настоящем, имеет связь с прошлым и остается маленьким маячком в вечности. Именно к этой категории публикаций относится статья 14-летней давности, которую мы решили напомнить московским педагогам.

России необходима государственная политика в отношении учителейВот уже десять лет, как мы перестали быть советским народом, но так еще и не стали российским. Стоит хотя бы посмотреть, какие мы празднуем праздники – кто Пасху, кто 7 ноября, кто День российского флага, кто день рождения Сталина… А кто и вообще ничего не празднует: не на что, не до праздников, слишком неприятно смотреть на тех, у кого каждый день праздник… Но один праздник – День учителя – принадлежит к ряду праздников для всех, как Новый год и Первое сентября. Все так же дети с букетами поутру идут в школу, все так же учителя после школы с этими букетами идут домой.Профессиональный портрет в социальном интерьереВеликие люди те, которые понимают, что дух сильнее любой материальной силы. Так считал Р.Эмерсон. Учительский труд сложен и многоаспектен, он подобен причудливому узору, сотканному из множества разнообразных нитей. Судите сами. Педагогические работники – самая распространенная профессия квалифицированного труда: в нашей стране их более 3 миллионов, и около половины из них – школьные учителя. Около 20 процентов россиян с высшим образованием имеют педагогическое образование, среди женщин этот показатель еще выше – около трети. Неудивительно, что из числа школьных педагогов вышло немало крупных политических и общественных деятелей страны, а о прекрасных половинах государственных и политических мужей и говорить не приходится. Учительский корпус постоянно растет: во второй половине XX века количество учителей на планете увеличилось более чем в два раза. Поистине «на учителе весь мир держится». Учителя – это опора общества и государства. В их руках – будущее поколение, и каким это поколение будет, какое общество оно будет строить, какие государственные устои поддерживать и как оно будет относиться к старшему поколению, во многом зависит от школы, и прежде всего от учителя. Так было и так будет во все времена и у всех народов.Несмотря на очевидную массовость, характер педагогической профессии предъявляет к человеку высочайшие требования. Вот только некоторые из них.Во-первых, профессия школьного учителя наряду с профессиями авиадиспетчера, пожарного или спасателя входит в десятку профессий риска по эмоциональным нагрузкам. Это связано с тем, что в силу особенностей детской психики ребенок в первую очередь воспринимает и усваивает эмоционально окрашенную информацию. А это требует от учителя постоянной экспрессии, что резко повышает не только физическую, но и психическую нагрузку. В классе учитель должен быть в определенной мере и режиссером, и актером, ибо каждый настоящий урок – это маленький спектакль. Учитель обязан вести детей за собой, быть лидером и при этом управлять классом, то есть быть еще и менеджером (на Западе «управление классом» входит в обязательный набор характеристик учителя, это один из показателей оценки учителя). Как видим, учитель должен быть высоким профессионалом в своей конкретной предметной области, только в этом случае он может сосредоточиться не на содержании, которое у него изначально «на кончиках пальцев», а на «аранжировке» этого содержания и организации деятельности детей на уроке.Во-вторых, дети органически не приемлют фальшь и мгновенно улавливают ее. Поэтому собственное поведение учителя должно всегда соответствовать тем требованиям, которые он предъявляет к детям. Учитель для детей модель, по которой они подсознательно строят свое поведение и формируют свой образ взрослого и свое отношение к нему. Если ты говоришь на уроке одно, а в жизни делаешь другое, то вскоре почувствуешь пустой, как бы сквозь себя, а нередко ехидный и насмешливый детский взгляд. А ведь и на улице, и в магазине, в кинотеатре или автобусе, в любое мгновение (и, как всегда, не вовремя), как выстрел в спину, может прозвучать детское: «Здрасьте, Марь-Иванна!» Это особенно остро ощущает сельский учитель или учитель в маленьком городке, где все и вся на виду (а их в России большинство). Очевидно, это качество можно определить как цельность натуры и силу характера.Согласитесь, это не каждому по плечу. Более того, формируя у детей определенные ценностные ориентиры и установки, нацеливая их на добро, честность и справедливость, учитель постоянно испытывает противодействие самой жизни вне школы, а подчас и внутри ее. Естественно, дети видят этот разрыв между тем, что есть, и тем, что должно быть. И единственным средством убеждения детей и нейтрализации того негативного, что ребенок видит и слышит в жизни, может быть только личность учителя. Практически только учитель (и даже не учебники и книги) во все времена, и особенно в наше время и в нашей стране, способен отстоять и отвоевать ученика у лжи, ненависти и двойной морали, создавая у него необходимый нравственный образ, на котором будет строиться и основываться будущая жизнь ребенка. Но сделать это учитель может только в том случае, если он по-настоящему любит и уважает ребенка, то есть имплицитно признает его права и достоинства.Как показывает жизнь, ребенка не всегда легко любить даже дома, сидя в мягких тапочках на диване. Социологические данные неумолимы: собственные, плоть от плоти, чада нередко вызывают агрессию со стороны родителей. Проведем простой эксперимент: войдем в школу и постоим в коридоре во время большой перемены. Толкотня, топот сотен ног, возня, визг. Минуты через две мы почувствуем учащенное сердцебиение, у нас начнет раскалываться голова, повысится артериальное давление и появится глухое раздражение по отношению к виновникам беспорядка. И невольно возникнет вопрос: как здесь вообще можно не только находиться, но и работать?! Тем не менее педагоги спокойны – прохаживаются, беседуют, вроде бы не замечая всеобщего гвалта. Однако не примите это спокойствие за безразличие. Случись что, профессиональный взгляд мгновенно и безошибочно вылавливает в детском круговороте того единственного, кто требует внимания. И так не только на перемене, а постоянно – во все моменты общения ребенка и учителя.Новые реалии нашей жизни сделали еще значимее роль учителя в передаче уникального этнокультурного наследия каждого народа, сохранении его национальной идентичности. Сохранение национального компонента содержания образования во многом зависит от мудрости учителя, который выступает в роли передатчика богатства национальных культур, уклада жизни того или иного народа, его традиций, социальных норм поведения, духовных целей и ценностей. Учитель, культивирующий в образовании национальные ценности, воплощающий в себе душу народа, его глубинные стремления, этническую сущность, по праву стал народным учителем. Каждая капля знаний народного учителя жизненно необходима, она, как передающий сосуд, связывает настоящее с прошедшим. Учитель больше делает сегодня для гармонизации этнокультурных отношений, чем любой политик.Таким образом, учитель – педагог, мудрец, актер, дипломат, психолог и друг в одном лице. Одновременно требовательный и доброжелательный.Таков в идеале профессиональный портрет обычного школьного учителя.Бесспорно, не каждый учитель соответствует идеалу, не каждый обладает требуемыми чертами характера и способностями, не каждому по плечу такая ноша. Известно, что только две трети людей, приходящих работать в школу, остаются в ней надолго. Только те, для которых профессия становится образом жизни.К учителю традиционно предъявляют очень высокие требования и ожидания, ведь ему доверяют самое ценное, самое дорогое – детей. Однако, требуя столь многого от учителя, всегда ли мы – граждане, общество, государство – проявляем по отношению к нему уважение, внимание и заботу? Всегда ли помним, что учитель не только одна из самых трудных и почетных, но и одна из самых неблагодарных профессий? Если ребенок растет всем на радость, то мы склонны приписывать заслугу себе, родителям. Если же, не дай бог, не все благополучно, все обвинения адресуют школе и учителю. Ведь в образовании каждый из нас мнит себя специалистом! Взять хотя бы такой пример. Почему-то никто из авиапассажиров не берет на себя смелость поучать конструктора или пилота! Хотя чтобы стать летчиком или авиаконструктором, требуется такой же срок и объем обучения, что и для подготовки учителя.Каждый считает себя вправе поучать педагога. Не слишком ли мы самонадеянны? Плоды нашей самонадеянности пожинает не только наш ребенок, но и школьный учитель, который вынужден исправлять наши же ошибки и последствия наших неумелых попыток воспитывать своего ребенка. Мы, родители, некритичны к своим чадам, и немногие из нас способны преодолеть родительское благодушие. И лишь когда грянет гром, мы обращаемся к учителю с мольбой о точном рецепте семейного воспитания. Помните, как писал Януш Корчак: «Часто родители спрашивают меня, как воспитывать ребенка в той или иной житейской ситуации. Я не могу ответить на этот вопрос. Для этого нужно как минимум хорошо знать и понимать ребенка, знать его жизнь и ближайшее окружение». Поэтому, если мы не получаем готовый рецепт, не следует винить учителя, а нужно с ним вместе искать решение. Это особенно актуально в нашей стране сейчас, когда ребенок оказался в ситуации перехода от одной системы с ее идеалами и ценностями к другой, еще не сформировавшей свои ценностные установки. А пустота, как известно, должна заполняться, и заполняется она, как это ни печально, массовой культурой, бездуховностью, в ситуации экономического кризиса семья оказывается плохим помощником учителю: большинство родителей вынуждены все силы и время тратить на поиски заработков и работы. Да и те родители, которые хотели бы помочь ребенку, просто не способны одолеть новые учебные программы и справиться с требованиями, предъявляемыми к их детям. В результате школьный учитель часто остается один на один с учеником. Ему мало кто помогает, детьми занимается только школа, государство сняло с себя всю ответственность: нет больше бесплатных спортивных секций, клубов, дворцов пионеров, шефов… При этом совершенно естественно, что заменить семью учитель и школа не могут и не должны.Мы стоим у критической черты, за которой не только «социальный интерьер», но последствия так называемой демократизации образования грозят размыть и уничтожить «профессиональный портрет» учителя и тем самым оставить общество без будущего… Это не пафос и не паника, это констатация факта. Сегодня России, как никогда, нужна государственная программа в отношении учителя для преобразований в школе…Новые условия породили крайне сложную и противоречивую ситуацию, которая прежде всего коснулась как подготовки учителя, так и его работы в школе. Перед учителем распахнулись двери в мир инноваций и новых технологий, в мир новой учебной литературы. Стало не только дозволенным, но и необходимым, даже престижным, выбирать учебники, программы, методики и создавать собственные. Образовательный рынок наводнился всевозможной учебной литературой, которая в общем ажиотаже вседозволенности перестала проходить обязательную апробацию (нет времени, нужно срочно все до основанья… самое главное – свобода, выбор, никаких ограничений творческой инициативы). Проверенные временем научно обоснованные требования к написанию учебников перестали соблюдаться, в результате чего вместо учебников зачастую стали создаваться тексты для учителя, которые пытались встроить в новую систему обучения. И это в России, где существовала глубочайшая традиция учебника!При этом никому в голову не пришло задуматься о последствиях и результатах такой «демократизации», о соответствии избранного способа поставленным целям для учителя. И вообще кто-нибудь спросил мнение учителя или посоветовался с ним?Хуже всего приходится учителям-гуманитариям, поскольку все программы по литературе, истории, географии были заменены именно по идеологическому принципу. (Коммунизм заменили на демократию, атеизм – на религию.) Было введено множество новых предметов. При этом новая учебная литература и программы по гуманитарным дисциплинам вступали в противоречие с самим смыслом гуманитарного знания. Гуманитарное знание неизбежно герменевтично, оно предполагает необходимую интерпретацию, которая опирается прежде всего на семантику слова. В большинстве своем авторы так называемых учебников нового поколения весьма вольно относятся к слову, подчас забывая о своей ответственности за последствия. Нельзя подменять свободу вольницей. Неуважительное отношение к слову оборачивается пренебрежением к знанию и поиску истины. Такое вольное отношение проистекает от отсутствия единого замысла, определяющего сверхзадачу развития образования. Не поставлен естественный вопрос: какими знаниями, умениями, способностями должен обладать человек для обеспечения экономического процветания своей страны, для участия в жизни гражданского общества в условиях быстро меняющего мира? По существу, не определено, какое школьное образование востребует XXI век в России и как готовить учителей, которые бы могли выращивать и формировать молодого гражданина. В результате хорошая идея обернулась хаосом, а вся тяжесть противодействия этому легла на учителя и ученика.Обилие новых, еще не структурированных предметов, перегруженность программ приводят к естественной необходимости изменений. Проблема сроков обучения для многих государств не праздная, ибо здесь тесно переплетаются и экономические, и социально-политические вопросы. Переход на 12-летнее образование в России диктуется как объемом материала, который мы хотим передать обучающемуся в общеобразовательной школе, так и необходимостью учета реальных возможностей ученика. Что имеет сегодня наше образование? По объему учебного материала наше школьное обучение сопоставимо с любой европейской школой, одновременно с этим срок обучения – на два года меньше. Спрашивается, за счет чего наша система общего образования добивается освоения необходимого материала? (Причем в основе своей качественного усвоения.) Разве у нас учителей больше? Или нагрузка на учителя меньше? Или лучше материально-технические условия школы? Лучше учебники и их больше?Да, учителя наши соответствуют мировому уровню, а в плане методик зачастую превосходят мировые стандарты. Техническое оснащение нам всем известно: не хватает компьютерного оборудования, физических приборов, химических реактивов. Ответ прост – за счет здоровья учеников.Провозглашая общеобразовательную школу как гуманистический институт, мы в то же самое время загнали каждого второго ребенка в ситуацию фрустрации, когда 60% учащихся уже с 1-го класса не справляются с учебной нагрузкой. В ученических коллективах все увереннее поселяется школьный страх, растет уровень психосоматических заболеваний.Поэтому выбор невелик. Либо продолжение существующей практики за счет здоровья как детей, так и учителей, либо сокращение объема содержания образования и тем самым снижение качества, либо установка на приведение объема содержания образования к соответствию с реальными возможностями детей. Введение 12-летнего обучения уже запоздало в России. Общество, родители должны, сделав выбор в пользу ребенка, помочь системе образования осуществить мягкий переход к 12-летке.Где взять учителя?Заметим, идеального учителя подготовить невозможно, идеальным учителем можно быть только на бумаге. Однако идеал определяет сверхзадачу, приближение к которой – условие развития.Что же происходит на практике? Как отбираются и взращиваются люди, избравшие для себя нелегкую учительскую долю? Вопросы непростые. Не случайно практически все мировое образовательное сообщество ставит вопрос подготовки педагогических кадров в центр государственной политики в области образования.В России сложилась система подготовки учителей в педагогических учебных заведениях. В силу того что во многих областных городах единственный вуз педагогический и каждый пятый вуз в стране педагогический, они приобрели у нас дополнительный статус некоего культурного центра. В России, как известно, педагоги и учителя всегда были значимой частью интеллигенции, и специалисты с дипломом учителя востребованы в самых различных сферах. Да и во всем мире профессиональная педагогическая подготовка считается одним из наиболее уважаемых профилей гуманитарного образования. (Помимо вузов отечественная система педобразования охватывает две сотни училищ и колледжей, а также около ста институтов переподготовки и повышения квалификации. Кстати, на сегодня это самая развитая и цельная система непрерывного педагогического образования в мире.)Требования к профессиональной квалификации учителя высоки повсюду. В США, например, выпускник университета может приступить к преподаванию, только получив лицензию на работу в школе после сдачи национальных учительских экзаменов, а также дополнительных экзаменов.Российскую традицию подготовки учителей всегда отличало повышенное внимание к методике преподавания конкретного предмета. Именно благодаря ориентированности на высокие технологии обучения и воспитания отечественная школа входила в число мировых лидеров по качеству образования.Высокому качеству подготовки учителей, как ни странно, во многом способствовала регламентированность в отношении учебников и учебных программ. Подготовка учителя осуществлялась исходя из установок и необходимости работать в единых условиях, ведь единые программа и учебник по предмету позволяли дать будущему учителю фундаментальные знания и умения работать по ним.И еще об одном, так называемом вариативном образовании. Правильнее сказать, о множестве образовательных программ. Как известно, это один из принципов гуманистического образования, в основе которого во все времена лежит только один принцип – нет неспособных учеников, каждый ребенок способен по-своему! Как известно, проблема способностей – это проблема качества способностей (к чему способен человек), а потом уже – в какой мере способен человек.Именно проблема качества способностей лежит в основе множества программ обучения, которые должны каждому ученику подобрать образовательную траекторию, соответствующую его способностям.В этом направлении уже что-то сделано. Создана определенная законодательная база; пересмотрен перечень видов и типов образовательных учреждений (лицеи, колледжи, гимназии, УВК); появился выбор учебников – в пять раз увеличилась их номенклатура. (В СССР было 200 названий, в настоящее время около тысячи, не считая учебников по факультативам.)Казалось бы, хорошо. Но в жизни происходит иное. Во многих школах, у многих учителей нет не только многообразия учебной литературы, нет и одного учебника. Но и это не самое главное. Учебник для школы выбирает учитель, а в ряде случаев даже не учитель, а органы управления образованием. Как правило, выбирают для учителя, а не для ученика. По-прежнему в массе своей учитель работает с одним учебником. Вот и выходит, провозгласили многообразие учебных методик, концепций, учебных пособий, а на деле ученик по-прежнему остается заангажированным системой. Любой ученик и родитель должен с помощью учителя иметь возможность взять такой учебник, который будет ему приятным во всех отношениях, с учетом качества его способностей.Возвращаясь к учебнику, надо подчеркнуть, что, не призывая к унификации, считаю необходимым, исходя из целей и задач общественного развития, задать цели и задачи российского образования, определить параметры личности, которые должны воспитываться, формироваться и взращиваться системой образования. Именно на этой основе должны строиться содержание образования, учебник и учебная программа. И именно к такой деятельности должны готовить педагога соответствующие учебные заведения. Только тогда образование будет по-настоящему гуманистическим. Ведь нет неспособных учеников, у каждого ребенка есть нечто ценное и уникальное, которое должно быть выявлено и развито получаемым образованием, и сделать это может только подготовленный учитель.Что же делать учителю в новой ситуации? Учитель привык работать по-другому, потому что получил соответственную подготовку в институте или педучилище и проработал в соответствии с полученным образованием уже ряд лет.Подготовка педагогических кадров переживает трудное время и из-за жесточайшей нехватки средств. Экономические механизмы, которые могут позволить хоть отчасти стабилизировать финансирование высшей педагогической школы, существуют и во многих случаях успешно применяются за рубежом. Так, уже много лет говорится о необходимости многоканального финансирования образования. Профессиональная школа в условиях рыночных отношений может устойчиво работать и развиваться только при условии привлечения средств из всех источников, как бюджетных (федеральных и региональных), так и внебюджетных (средства нанимателей и определенной части студентов). К сожалению, в России пока таких механизмов нет. И вузы, чтобы хоть как-то выжить, вынуждены зарабатывать деньги самостоятельно, зачастую открывая кафедры по престижным специальностям буквально на пустом месте, даже при отсутствии специалистов необходимой квалификации.Не решается вопрос и о контрактной подготовке специалистов. Несмотря на то что конкурс в педвузы растет из года в год и выпуск специалистов за последние годы увеличился почти в два раза, в школу выпускники не попадают. При этом государство затрачивает колоссальные средства на их подготовку. Идея контракта проста: хочешь учиться в вузе за счет государства – подписывай обязательство отработать по окончании несколько лет по специальности. Не хочешь – плати за обучение. Вполне справедливо. Такая система действенна и не редкость даже в экономически процветающих странах. К примеру, во Франции молодой учитель обязан отработать на государственной службе целых восемь лет. Педагогические вузы растеряли во многих случаях самое ценное, а именно потенциал кафедр педагогики, общей педагогики и методики преподавания. Кафедры педагогического цикла стали непрестижными. Многие из них вытеснены на второй и третий план как не приносящие вузу реальных дивидендов.И еще об одном моменте в этом контексте – финансировании педагогической науки в системе высшего образования. К глубокому сожалению, в настоящее время оно осуществляется в рамках классического остаточного принципа, возведенного в ранг нормы.Пренебрежение высшими педагогическими учебными заведениями и их содержательным развитием грозит обернуться резким падением качества подготовки учителей и качества общего образования в стране в целом.Будет не лишним вспомнить, что проведенное несколько лет назад группой авторитетных зарубежных специалистов исследование показало: российский учитель – один из наиболее квалифицированных, добросовестных и преданных своему делу педагогов в мире. И немалая заслуга в этом принадлежит отечественной системе педагогического образования. Обидно, что необходимость ее приоритетного развития остается для некоторых высокопоставленных чиновников лишь дежурной декларацией.Много ли учителю надо? Жестокая арифметикаРазвитие образования – залог экономического и социального процветания страны. Давно замечено, что в гонке за мировое лидерство побеждали и побеждают те страны, которые уделяют приоритетное внимание качественному росту уровня образования населения. Так было, когда пальма мирового первенства переходила от Испании к Голландии, потом к Великобритании, потом к США. Проанализировав исторический опыт, крупнейшие американские специалисты в области экономики и государственного управления обнаружили, что главным условием экономического процветания в современном мире стало не наличие природных богатств и не доступ к значительным природным ресурсам, и даже не военно-политическая мощь, а в первую очередь опережающие темпы роста производительности труда. Именно этот показатель стал причиной взрывного экономического развития Японии, Кореи, Тайваня, Сингапура, а впоследствии и Китая.Помимо этого, повсеместно признано, что низкий общекультурный и профессиональный уровень значительной части населения, особенно молодежи, не только ослабляет конкурентоспособность экономики страны на мировой арене, но и угрожает социальной стабильности внутри страны. То, что образование – подлинный двигатель и непременное условие прогресса, не пустая декларация. Вполне естественно, что в последние 15 лет в развитых странах наблюдается настоящий образовательный бум. При этом меняются и целевые ориентиры системы образования. Мы подходим к концу века с осознанием правоты сказанного Ж.Тома: «Система образования не может ограничиваться лишь стремлением к повышению эффективности производства. Ее задачи гораздо шире. Если развитие образования хочет оправдать надежды, которые народы возлагают на него, оно не должно оцениваться теми же показателями, что материальное производство. Какой смысл в увеличении материальных ресурсов страны, если они не способствуют развитию социальной справедливости и освобождению личности, не увеличивают шансы на счастье?»В развитии международного образования направлением главного удара была выбрана общеобразовательная школа как основа и предпосылка будущего развития. К сожалению, у нас в России все по-другому. Так называемые реорганизации всего и вся, перераспределение полномочий между центром и регионами привели к неутешительным результатам – потере управления всей образовательной отраслью. Школа осталась в тени, на роли нелюбимой падчерицы.В упоении демократических реформ и желая избавиться раз и навсегда от тоталитарной организации государства, центр делегировал часть своих полномочий регионам, и стало активно развиваться местное самоуправление. Однако для школы это обернулось тем, что она оказалась в роли дитя у семи нянек. Федеральное ведомство лишилось своего влияния на общеобразовательную школу как в содержательном плане, так и в управленческом. Ибо кто платит, тот и заказывает музыку. Не имея необходимых рычагов влияния, федеральное министерство не может проводить сколько-нибудь значимую политику в области образования.В искреннем желании сделать региональную систему образования самой лучшей разрабатывают региональные программы развития образования, что прекрасно само по себе. Но уже сегодня мы имеем массу примеров обособления региональных систем за счет введения собственных региональных учебных программ, стандартов, усиления регионального компонента в ущерб федеральному. Наметилось явное растаскивание единого образовательного пространства России по региональным квартирам. Это особенно пагубно для учителей. Если раньше они имели возможность общения на курсах повышения квалификации и на учительских конференциях, сегодня же из-за недостатка средств они практически лишены этой возможности. Сама система повышения квалификации в массе своей тоже регионализована, замкнута внутри регионов. Пожалуй, единственной сохранившейся формой общения учителей и «народного» обмена опытом остаются конкурсы «Учитель года», цель которых – выявление талантливых учителей, их поддержка, повышение престижности учительской профессии и распространение педагогического опыта.В сложившейся ситуации необходимо прежде всего внимательно проанализировать существующие законы и привести их в соответствие с основной стратегической установкой, а именно сохранение единого образовательного пространства в России, включая и кадровое. Необходимо определить и механизм, который бы обеспечивал реализацию этой стратегической задачи. Необходимо помнить, что только в единстве Россия сильна. А система образования, пожалуй, единственное, что может сцементировать это единство и вернуть стране статус великой державы.В этой связи хотелось бы особо подчеркнуть, что национальная доктрина образования должна опираться на два ключевых концепта – общеобразовательная школа и подготовка педагогических кадров. Это две составляющие «несущей конструкции» системы образования, которые еще способны если не в полной, то в значительной мере сохранить нашу систему образования.Из ключевых слагаемых высокого уровня развития образования главный, вне всякого сомнения, уровень кадрового педагогического потенциала. Показательно, что в развитых странах большая часть расходов на образование предназначается для оплаты педагогического персонала (например, во Франции – 72%, в Великобритании – 75%). Потому что, попросту говоря, каждый человек – отец или мать, бабушка или дедушка – хочет, чтобы его дети с радостью ходили в школу и получали там хорошие знания. А для этого в стране должно быть много хороших учителей. Без этого невозможны ни социальное спокойствие, ни будущее экономическое процветание. Именно поэтому процессы, происходящие в российском образовании, вызывают особую тревогу.Дефицит бюджетных средств спровоцировал кризисные процессы, которые проявляются в первую очередь в положении учительства. В регионах продолжают сохраняться многомесячные задолженности по выплате зарплаты учителям. Даже в экономически развитых регионах зарплата подчас оказывается ниже уровня прожиточного минимума, что, впрочем, неудивительно, если учесть, что в региональном бюджете зарплатная часть бюджетников в целом составляет каких-то 25-28% от общей суммы. Можно представить, какой процент от этого может достаться учителям. Стыдно и больно…В последние годы нарушился процесс элементарного обновления кадрового потенциала школы. Закрепилась тенденция феминизации, доля учителей-женщин превысила 85 процентов. По опыту мировой педагогики расстановка кадров должна выглядеть примерно так: в начальных классах процент женщин должен быть самым высоким – малыши нуждаются в женской ласке и заботе. На средней ступени соотношение учителей – мужчин и женщин в идеале должно быть равным, в старших классах должно быть не более 15-25% женщин. И это понятно: старшему школьнику нужен объект для самоидентификации. При этом мальчики-подростки склонны выбирать объектом подражания мужчину, и только мужчину, девочкам же значимый взрослый мужчина (не отец) необходим для расширения сферы актуализации начинающих проявляться женственности и материнских начал. Поэтому педагогически обоснована необходимость увеличения доли мужчин-учителей от ступени к ступени школьного образования. Как показывает мировой опыт, повышение зарплаты учителям приводит к привлечению учителей-мужчин в школу.Следующая крайне тревожная тенденция – быстрые темпы старения российского учительства. Число работающих в России учителей-пенсионеров достигло беспрецедентной в истории отметки 10 процентов и продолжает расти. О чем говорит эта цифра? С одной стороны, мизерность пенсии не оставляет учителю возможности отдыха в преклонном возрасте, с другой стороны, нарушена нормальная ротация кадров: на смену ветеранам не приходит молодежь, и не только потому, что не хочет идти работать в школу, но и прежде всего потому, что работающие учителя занимают по две ставки.Уже несколько лет российский педагог работает фактически только на чувстве долга и гражданской ответственности. Однако строить кадровую политику на голом энтузиазме недопустимо!Оклад начинающего учителя – 189 рублей, всевозможными надбавками за дополнительные нагрузки можно его удвоить. В среднем зарплата учителя составляет около 500-600 рублей в месяц. Поэтому учителя работают на две и три ставки. Это работа на износ, это поистине каторжный труд. Как это сказывается на здоровье учителя, говорить не нужно. Но ведь такие нагрузки в конечном итоге сказываются и на учениках, и на качестве обучения наших детей. Можно вести самолет на автопилоте, а работать с детьми в таком режиме нельзя! И учителя, и дети не машины, а живые люди! При этом у учителей есть собственные дети и собственные семьи, которые оказываются обделенными и заброшенными, отсюда проблемы в семьях со всеми вытекающими из этого последствиями. Подрывается одна из системообразующих составляющих общества (а школьных учителей в России более полутора миллионов!), об этом нельзя забывать. Бедственное положение учителей – это не внутренняя проблема системы образования, а серьезнейшая социальная проблема.В мировой практике уровень достатка принято оценивать годовым доходом в долларах США. Средняя заработная плата российского педагога составляет около трехсот долларов в год. У американского безработного приблизительно такое ежемесячное пособие. Таким образом, по реальному качеству жизни российский педагогический работник сегодня отстает от своих зарубежных коллег примерно в 100 раз. И это при более высокой квалификации, несравнимо худших условиях труда и в полтора-два раза большей рабочей нагрузке. В странах Западной Европы педагоги по уровню достатка устойчиво занимают позицию в так называемом среднем классе. В странах Юго-Восточной Азии по уровню доходов учитель принадлежит к трети наиболее обеспеченных граждан. У нас же учителя уже несколько лет относятся к трети беднейшего населения.Там, где государство – реальность, а не декларативная фикция, оно отвечает за качество образования перед своими гражданами, перед налогоплательщиками, другими словами, перед всем обществом.Слабость современного российского государства в том, что оно ни за что не отвечает и не хочет отвечать. Да и как можно за что-то отвечать, когда не владеешь ситуацией, не обеспечивая ее финансово и не слишком разбираясь в ней содержательно? Беспорядок во всем – от разрисованных туалетов до того, что дети пишут жи-ши через «ы», и это перестало рассматриваться в школе как возмутительное ЧП. Сегодня беспорядок – это норма, потому что никто не знает, что такое порядок. Старый порядок, естественно, стал забываться, а нового нет. И поэтому совершенно утеряны критерии оценки учительского труда, самой личности учителя.Современный российский учитель по большому счету лишен возможности саморазвития. Школьные библиотеки все меньше и меньше выписывают методической литературы. А средства, выдаваемые учителю на эти цели, остались только в законах, которые, как известно, в нашей стране никто не соблюдает, тиражи адресованных учителю периодических изданий, даже самые популярные из них, тощают и чахнут.Главные для учителя вопросы, кого, чему и как учить, постепенно уходят на задний план, уступая место вопросу, как выжить.У российского государства сегодня есть обязательства, которые выходят за пределы проблем невыплаченной зарплаты и социальной защиты. Государство должно выработать государственную политику в отношении педагогических кадров и на ее основе создать систему образования в точном смысле этого слова. Систему, которая бы отвечала ценностям и целям российского государства. А значит, каждого гражданина этого государства, осознанно относящегося к своим правам и обязанностям. Без этого не может быть обеспечена национальная безопасность государства и невозможно государство как таковое. В системе образования нет мелочей, без которых бы она могла нормально и эффективно функционировать. Здесь все важно: гарантированное обучение всех школьников, особое отношение к талантливым детям и к тем, кто нуждается в заботе медиков и педагогов. И многое другое. Но главное, поддержка системы образования и главного действующего лица в этой системе – учителя.То, что учитель «творец детских душ», не пустая фраза. В психологии есть понятие – «значимый другой». Это тот, с кого мы берем пример, чьи установки и ценности принимаем. С первого дня школьной жизни наиболее значим для ребенка учитель. Большинство социальных норм, ценностей и установок молодой человек получает именно от учителя. Известно, что личность, обладающую чувством собственного достоинства, может формировать только личность, уже наделенная этим качеством.Задача всех россиян – государственных деятелей и налогоплательщиков, чиновников и родителей – сделать так, чтобы гимн учителю не превратился в плач по учителю.Мария ЛАЗУТОВА, 23 сентября 1999 года


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту