Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Французские страсти с цыганским акцентом. В театре «Ромэн» поставили свою версию «Собора Парижской Богоматери» Виктора Гюго

Дата: 11 июня 2014, 22:45
Автор:

…На сценическом заднике – проекция улиц Парижа с величественным Нотр Дамом – Собором Парижской Богоматери. По краям авансцены – древние горгульи – символ знаменитого собора. А на площади перед ним собираются уличные музыканты и их слушатели – современная молодежь. В этой компании находится заводила, предлагающий разыграть случай, о котором помнят эти стены: историю, которой Виктор Гюго посвятил свой роман.«Собор Парижской богоматери» – произведение столь объемное не только по количеству страниц, но и по множеству тем, в каждой из которых – свой смысл, что являет собой обширнейший материал для экранизаций и инсценировок, абсолютно непохожих друг на друга. Вот и Театр «Ромэн» обратился к нему, назвав свою версию «Колоколами любви».

Автор инсценировки, а также ее постановщик, народный артист России Георгий Жемчужный, по его словам, задумал спектакль «Колокола любви», в котором много музыки и танцев (а как иначе, если в центре истории – прекрасная цыганка), много лет назад, когда мир еще не знал знаменитого мюзикла Риккардо Коччанте. Но смог осуществить  постановку только сейчас, когда в его руках оказалась  музыкальная партитура композитора Евгения Ширяева, а подросший внук Андрей Жемчужный, заканчивающий режиссерский факультет ГИТИСа (мастер курса – Валерий Белякович), смог стать ему помощником.  Молодой актер, продолжатель знаменитой династии, там же получивший и актерское образование, помимо съемок в кино, уже сыграл ведущие роли в нескольких спектаклях театра.

Здесь же у него – одна из важнейших: Руководителя игры. Именно он – не просто Ведущий, но тот, кто самозабвенно, эмоциональным накалом бурного темперамента увлечет своих товарищей в глубь веков, чтобы, пропустив через себя события, случившиеся в стародавние времена, убедить: есть темы, над которыми время не властно. Любовь – как когда-то, так и сейчас,  может быть разной – от себялюбивой страсти – до самопожертвования и далеко не все, кто вызывает это чувство своей благородной внешностью и изысканными манерами, достойны его. Чаще – наоборот. А потому в душе у каждого колокола звучат по-разному: от набата – безысходного, как метроном, как биение грешного сердца – до радостного перелива звонких колокольчиков.

И вот срываются полотнища, обнажая остов многоярусного Собора со статуями франкских королей, а над ним – ажурная конструкция – колокол (сценография Георгия Жемчужного и Натальи Панченко). Условность декорации обусловлена здесь как  приемом «театра в театре», так и жанром постановки, где драматизм резко контрастирует с карнавальной стихией и в актерской манере используется стилистика театра масок. Но помимо героев, хорошо известных по предыдущим версиям – прелестной Эсмеральды (Анжела Калинич), мрачного Клода Фролло (н.а. РФ Роман Грохольский) и его преданного приемыша Квазимодо (н.а. РФ Борис Василевский), блистательно-элегантного Феба (Артур Лекарев) и романтичного Пьера Гренгуара (Александр Рубенчик), здесь появляются и другие действующие лица романа: отважный вожак табора (Павел Бобров-мл.) и слабый, коварный король Франции Людовик XI (н.а. РФ Семен Чунгак), палач Клапен (н.а. РФ Моисей Оглу) со своей обольстительной подругой (Аделина Плахотная), несчастная нищенка, бедная мать (з.а. РФ Ольга Жемчужная), у которой цыгане украли ее единственное сокровище – малютку-дочь, и тоскующая по сыну цыганка, мать Квазимодо (н.а. РФ Ирэн Морозова): ее новорожденного сына-урода отобрали сородичи и подкинули в Собор, страшась, что в этом обличье к ним явился сам дьявол. Каждый из персонажей – со своей музыкальной партией, своим пластическим эпизодом или танцем.

Да, мистическая линия – потеря и обретение накануне гибели детей, в этой постановке имеет, как и в романе, особое значение: жизнь состоит из трагических случайностей. И  в интересе к этим потусторонним силам, вмешивающимся в человеческую судьбу,  проявляется, вероятно, самобытность одного из самых необычных театров Москвы. А другая – в том, что постановщику (как, наверное, и исполнителям) очень не хочется завершать спектакль гибелью положительных героев. Наказан лишь порок в лице Клода Фролло. А остальные? Накануне трагической развязки, когда вот-вот совершится непоправимое, монахи, пришедшие принять последнее причастие, сбрасывают капюшоны и вместе со всеми уличными актерами возвращаются из прошлого – в настоящее, к привычному образу жизни у подножья древнего собора с легкой и жизнерадостной музыкой и современными динамичными танцами.

Конечно, вместить весь роман Гюго в одно представление невозможно, хотя очень хотелось бы развернуть отдельные линии сюжета (к примеру, историю матери Эсмеральды), заострить намеченное в спектакле противостояние цыган с горожанами – главную причину гибели героини, когда эту инфернальную вражду использует в своих политических целях король Франции (какая актуальнейшая сегодня тема!). Но и того, что есть в новом спектакле театра «Ромэн», достаточно, чтобы вызвать у нынешних подростков, предпочитающих «толстым романам» – комиксы,  желание взять в руки увесистый том Виктора Гюго, полистать, вчитаться, вдуматься, поразмыслить…

Фото из архива театра \”Ромэн\”


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt