search
main
Топ 10

Физик-теоретик против сырьевой экономики

В декабре Владимир Путин подписал указ о том, что 2021 год в стране станет Годом науки и технологий. Сетевое издание «Учительская газета» решило сделать небольшой вклад в популяризацию науки и выпустить серию материалов о российских ученых. Первым героем нашей рубрики стал физик-теоретик гравитации из Перми, Вячеслав Федорович Панов. В беседе с корреспондентом сайта он рассказал о своей переписке с создателем атомной бомбы, о вращении Вселенной и противостоянии Пермских ученых сырьевой экономике.

Фото из личного архива Вячеслава Панова

От фантастики – к науке

– Естественные науки занимали меня с детства. В пятом классе я увлекся чтением фантастических книг про космические перелеты, а к 7 классу у меня уже сформировался стойкий интерес к математике и физике. Тогда я и решил, что стану ученым.

Окончив школу в военном городке с золотой медалью, поступил в Пермский университет на механико-математический факультет по специальности «Механика». Первые годы усердно занимался математическими задачами, но вскоре понял, что теоретическая физика мне гораздо интереснее. Как раз в это время начался гравитационный бум – Вебер обнаружил гравитационные волны, и все говорили только об этом. Я стал заниматься научными работами по расчету спутниковых систем.

В конце 4 курса я самостоятельно изучил специальную теорию относительности – мои интересы все больше и больше смещались в сторону теоретической физики. Свою дипломную работу о метеоспутнике с жидкостью защитил в Ленинградском университете на кафедре теоретической механики.

Вращение Вселенной

– После успешной защиты меня позвали работать на кафедру высшей математики Пермского университета. Тогда я окончательно решил заниматься теоретической физикой гравитации. Постепенно начал приобретать знакомства с учеными: вел переписку со знаменитыми ядерщиками, которые рассчитали критическую массу урана: Яковом Борисовичем Зельдовичем, Исайей Изра­иле­вичем Гуревичем, а с создателем советской ядерной бомбы Юрием Борисовичем Харитоном мне даже удалось договориться о встрече в Москве.

Поворотным для меня стал 1975 год – меня отправили на курсы повышения квалификации на мехмат Московского государственного университета имени Ломоносова. Я посещал лекции на кафедре теоретической физики, установил контакт со знаменитым советским ученым Дмитрием Дмитриевичем Иваненко. Он одним из первых предположил, что внутри ядра атома нет электронов – благодаря этому появилась возможность создать атомную бомбу.

В те годы я часто приезжал в Москву, подолгу работал в библиотеке. В результате в 1980 году успешно защитил кандидатскую диссертацию «Вакуумные и Электровакуумные пространства в общей теории относительности» на физфаке МГУ им Ломоносова. Получил диплом, продолжал работать в Перми.

О вращении Вселенной впервые заявил английский астрофизик Пол Берч. 80-е годы я посвятил изучению этой гипотезы. Исследовал взаимодействие гравитационных волн, участвовал в советских и международных научных конференциях, написал серию совместных работ с физиками-теоретиками гравитации, в том числе, с Дмитрием Дмитриевичем Иваненко. В 1992 году я защитил докторскую диссертацию о вращении Вселенной в МГУ им. Ломоносова.

От теории – к практике

– В 90-е я продолжил трудиться в Пермском университете и основал группу, которая занималась вопросами теоретической физики: природу электромагнитных волн, их применение и воздействие на среды, квантовые эффекты.

Фундаментальная наука и развитие прикладных технологий одинаково важны. Поэтому тогда же я начал заниматься практическим применением знаний. Мой бывший студент Сергей Аркадьевич Куратов разработал так называемый СВМ-генератор, который позволяет улучшить свойства стали при помощи структурно-фазовой волновой магниторезонансной обработки. Обычно для этой цели используют дорогостоящий цирконий.

Технология Куратова делает процесс улучшения свойств стали дешевле и позволяет экономить природные ресурсы. Мы с Сергеем предложили применять разработку на Пермском заводе имени Ленина. Руководство согласилось, но, к сожалению, ненадолго. Оказалось, что не всем это выгодно: фирмы, которые поставляют редкие металлы, теряют доход.

Постепенно нас вытеснили с завода Ленина, но мы продолжили биться за внедрение СВМ. Сейчас ведем экспериментальную работу по получению материалов с улучшенными свойствами на небольшом предприятии «Сталь» в Перми. Его сотрудники порой смотрят косо на наши эксперименты, ведь существует ГОСТ, которого нужно придерживаться. Договор с нами заключают на короткие сроки, поэтому время от времени возникают финансовые трудности. Это очень отвлекает от научной работы. Если бы мы могли заключить договор с предприятием сразу на пять лет, то получили бы заметный результат.

России нужно перестать жить только за счет продажи нефти и газа. Для этого необходимо вкладываться в венчурные технологии. Я считаю, нужно двигать российскую науку и развивать технологии, которых пока нет нигде в мире.

Не хватает свободы

Сейчас я являюсь профессором кафедры высшей математики и даже кафедры философии – на ней я читаю курс «Философские проблемы современной физики» и «Концепции современного естествознания». Провожу лекции, консультации, принимаю экзамены, помогаю студентам в научной работе. Во время пандемии пришлось освоить Zoom, но, к счастью, сейчас я снова могу общаться со студентами вживую.

В моей преподавательской деятельности в последнее время не хватает свободы. До 2005 года преподаватели могли предлагать свои интересные курсы, и руководство вуза с радостью их принимало. В последнее десятилетие в программу включают только самые общие дисциплины. На общение со студентами не хватает времени: руководство требует куда больше бумажек, чем 10-15 лет назад.

Раньше я читал интересные лекции и успевал коротко рассказывать биографии выдающихся ученых и даже смешные истории. Такой формат очень оживляет учебный процесс. Главная задача педагога – заинтересовать. А если преподавателю скучно проводить занятия, его аудитории скучнее в десять раз. Кроме того, сокращение часов лекций сказывается на качестве образования, ведь общение с мастером очень важно для развития ученого и специалиста. Главное чудо жизни – живое человеческое общение.

Еще одна трудность сегодня – студенты жестко привязаны к кафедре. Еще 10 лет назад студент с другой кафедры, который даже не прослушал мой курс, мог прийти ко мне писать курсовую, диплом, кандидатскую диссертацию. Нужно было лишь договориться с заведующим кафедры. А сейчас все преподаватели борются за часы, от которых зависит зарплата. Талантливые ребята не могут написать ВКР по теме, которая их интересует. Руководству стоит понять, что жизнь полностью не запрограммируешь.

К счастью, студенты все равно приходят ко мне заниматься научной работой. В университете знают о наших исследованиях, молодежь привлекается. В основном мы занимаемся изучением космологических модели Вселенной. После магистратуры молодые ученые идут ко мне в аспирантуру. Работа научного руководителя приносит мне много радости – всегда приятно видеть, когда твои ученики защищают кандидатские и докторские.

Большое удовольствие мне приносит не только работа со студентами, но и общение с другими учеными, участие в конференциях и дискуссиях, чтение научных работ и книг, переосмысление результатов своей работы. Мы с нашей научной группой стараемся пробиваться не только в ВАКовские журналы, но и в Scopus.

От нас требуют постоянного участия в конференциях. А ведь иногда одно выступление может произвести гораздо больший эффект, чем сотни дежурных докладов. Количество научных статей тоже довольно жестко регламентируется. Из-за этой формализованной системы появляются дежурные статьи, философско-космологические монографии. Мне кажется, это сдерживает и ограничивает настоящую поисковую работу по важным фундаментальным вопросам, приходится ее проводить во внеурочное время.

Возникают и другие сложности. Дело в том, что на изучение вращения Вселенной, которым я занимаюсь, некоторые смотрят с опаской. Говорят, гипотеза еще не доказана. В серьезные журналы принимают статьи только по темам, которые и так достаточно изучены, а что-то кардинально новое, дискуссионное публиковать побаиваются. Так что иногда мы просто проводим поисковую работу, а статьи не выходят. По этой же причине в темах, где ты первый, практически невозможно получить грант.

Но я не хочу сдаваться – считаю, не нужно бояться изучать дискуссионные темы. Ведь даже кибернетика и генетика считались лженауками, а теперь в этих областях никто не сомневается.

Советы молодым

Свой путь в науку я во многом пробивал сам, и стараюсь продолжать совершенствоваться. Тем, кто только начинает, я бы посоветовал определиться, какое направление ему интересно. При этом жалеть о том, что интересы поменялись, не стоит – я не жалею, что окончил мехмат, хоть и посвятил всю жизнь теоретической физике.

Прежде всего, студенту, который выбрал для себя карьеру ученого, нужно прилично учиться – и не только в своей узкой области. Нужно развиваться разносторонне, читать художественную литературу и работать над речью – ученым приходится много выступать. Мой опыт показывает, что выпускники школ, которые к нам сейчас приходят, очень плохо говорят.

Со 2-3 курса университета необходимо определиться с научным интересом, успешно работать над курсовыми, выбирать важные для себя темы – ведь свои задачи всегда интереснее решать. Обязательно нужно искать единомышленников. Необходимо понимать, чего хочешь и можешь, держать в памяти свою цель и не бояться решать экстравагантные задачи, на которые официальная наука смотрит скептически.

Мой совет молодым ученым: никогда не прекращайте образование. Читайте научные журналы, книги, статьи в интернете и библиотеках. Кандидатская диссертация – это только пригласительный билет в науку. При этом не забывайте об отдыхе, хобби и здоровье. Учитесь получать удовольствие от жизни – гармоничный человек и в науке больше сделает.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте