search
Топ 10

“Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен”

Уставы 44 московских школ из 77 проверенных городской инспекцией Департамента образования предусматривают конкурсный отбор.

Школа, школа… Может, одна-единственная в жизни. Школа, о которой через десятилетия будешь вспоминать с благодарностью: “Образование – это все, что остается в нашей памяти после того, как мы забыли то, чему нас учили”, – в голове задержалось не так уж и мало. Учителя – классически подготовленные, интеллигенты, умницы. Номер школы знают за океаном и одобрительно качают головами тамошние потрясенные профессора: “Ол райт”. И в самом здании – чистота, порядок, зимний сад, в кабинетах – компьютеры последнего поколения, прекрасная учебная библиотека.

Именно о такой школе для своего ребенка мечтает большинство добропорядочных родителей. Самое удивительное, что описанные выше чудеса не являются умозрительной химерой, а могут стать вполне осязаемой, но не всегда доступной реальностью. Такие школы сущест вуют, и среди этих островков благополучия есть и государственные, т.е. бесплатные, что для подавляющего большинства родителей является самой главной характеристикой. Итак, счастье и возможность качественного отечественного образования существуют в природ е и с точки зрения формально-законодательной, и с точки зрения конкретно-ситуационной.

Благие учительские намерения, должные в данном случае только приветствоваться государством и обществом, существовали всегда. В советское время предметом вожделения становились достаточно редкие школы с углубленным изучением иностранных языков (преимущест венно английского) и отдельных предметов. Существовала система набора детей в 1-й класс по территориальному принципу, который, конечно же, ущемлял права детей и родителей на выбор образования, но значительно облегчал по сравнению с нынешней директорскую жизнь. Дети, которые придут в первый класс, были известны заранее, прогнозирование количества и комплектности классов не составляло труда. Сложнее было родителям из соседнего микрорайона, жаждущим, чтобы их ребенок обучался именно в спецшколе. Разумеется , наиболее влиятельные, пробивные и настойчивые своего все равно добивались. Худо-бедно система работала.

Перестройка потрясла общество и школу “до основанья”. А затем? Затем наступает только сейчас, а тогда, в эпоху перманентного плюрализма и не ограниченной здравым смыслом демократии, возникла свеженькая идея конкурсного набора детей в 1-й класс. Тестирова ние с целью “принять или не принять”, отбраковка “по мозгам” – “ваш ребенок не сможет учиться в нашей школе” – цунами прокатились по старым спецшколам и новоиспеченным гимназиям. Причины этого явления следует искать как в некритическом восприятии западно японского опыта – обычный русский путь от непомерной гордыни до полного самоуничижения – “все, что есть там, должно быть у нас”, так и в понятном желании директоров учебных учреждений “по праву сильного” получить более качественный и подготовленный матер иал для работы. О том, что “материал” – дети, и к такому тонкому моменту, как определение способностей ребенка, надо подходить очень осторожно, всерьез задумывались немногие – воздух свободы сильно пьянил голову. Еще не было научно и обстоятельно обоснов ано, где и для чего нужен конкурсный набор, еще не были подготовлены соответствующие методики и специалисты, а процесс, как говорится, пошел. У бойких вундеркиндов и просто натасканных детишек шансы возрастали. Но кто знает, сколько нераскрытых возможнос тей навсегда убито в ребенке, не прошедшем конкурс в 1-й класс в престижную школу? Страдания облагораживают тех, кто выживает. Тех же, кто убит приговором “нет способностей”, страдания озлобляют или травмируют. Спохватившись, Московский департамент образования издает приказ © 111 “О порядке приема детей в первый класс общеобразовательных учреждений г. Москвы в 1995-1996 учебном году”. В приложении к нему сказано буквально следующее: “п.5. Прием детей в первые к лассы во все виды общеобразовательных учреждений, в том числе школы с углубленным изучением отдельных предметов, гимназий, школ-лабораторий, учебно-воспитательных комплексов на конкурсной основе не допускается”. Впрочем, для некоторых – очень немногих – экспериментальных и специализированных школ все же было сделано исключение. Администрации остальных учебных учреждений Департамент образования предложил срочно привести уставы школ в соответствие с требованиями приказа. Тематическая проверка, проведенная городской инспекцией департамента, показала, что в 44 школах из проверенных 77 уставы остались прежними, предусматривающими конкурсный отбор. Это значит, что, хотя в этом учебном году практически не было родительских жалоб на то, что ребенка не приняли из-за отсутствия должного уровня подготовки или способностей, опасность старых подходов сохранялась.

Жалобы были другие – нет мест в конкретной школе, но есть законодательное право и закономерное желание учиться именно в ней. Родители по беспечности ли, по наивности приходят с документами и детьми аж в середине июня и становятся участниками классической сцены – “Не ждали”! Классы укомплектованы, и набор закончен, позволить себе что-то сверх директор часто просто не в состоянии, если он заботится о здоровье детей и о качестве учебного процесса. Еще один 1-й класс – это не просто волнительные хлопоты и з аботы для администрации школы, а вполне конкретные проблемы. Где взять дополнительные учебные площади, или, проще говоря, кабинеты? Если держать марку, то нужен и хороший учитель, который может стать скоро такой же редкостью, как мужик в сказках Салтыков а-Щедрина – изводят больно. И родителям предлагают утешиться мудростью Булата Окуджавы: “И пряников, кстати, всегда не хватало на всех”.

Разумеется, конфликтные комиссии, работающие на базе окружных управлений образования, старались решать спорные ситуации в пользу родителей и детей. Десятки телефонных звонков, жалоб – всего лишь вершина айсберга. Многие смирились с недостижимостью мечты о хорошей школе. Октябрь уж наступил. Все хорошо, что хорошо кончается?!

Свобода не приходит одна. Открывая новые горизонты, она приносит неожиданные проблемы. Теперь, когда набор в первый класс осуществляется стихийно, по принципу “кто первый придет”, слабо контролируется ситуация, когда дети 6-7-летнего возраста не поступаю т на обучение совсем. Даже чисто визуально, окинув взглядом подземные переходы в метро, становится ясно, что число таких детей растет год от года. Последствия такой “школы жизни” для общества вполне предсказуемы и трагичны.

И все же карьера попрошайки, продавца коммерческой палатки или вышибалы в ночном клубе для многих граждан остается оскорбительной перспективой. Они видят будущее своих детей в цивилизованном бизнесе, юриспруденции, дипломатии. Английский язык становится едва ли не самой привлекательной дисциплиной при выборе учебного заведения. Сейчас практически в каждой второй московской школе английский язык преподается в начальной школе. Но то, что в общеобразовательной школе сегодня есть, завтра может и не быть – н ехватка и текучесть педагогических кадров известны. Гимназия или спецшкола в этом отношении более надежны, устойчивы и систематичны, и родители это прекрасно понимают.

Традиционное противоречие желаний и возможностей может разрешиться только одним путем – путем увеличения возможностей. Увы, пока народное образование богатеет только думкой – точные цифры ассигнований на образование учителя если и не знают, то интуитивно чувствуют по тощим кошелькам, и заниматься благотворительностью, т.е. преподавать так долго и так бесплатно, выдерживают не все. Школьный дом строят прежде всего люди. Для людей же. В конце концов для того, чтобы открыть еще одну гимназию или лицей в уж е построенном здании, нужно найти высококвалифицированных учителей-асов.

Ясно, что в свете нынешней государственной политики в области образования, несмотря на благие декларативные принципы, ждать расширения возможностей не приходится. Может, тогда уже совсем отбить желание? Вряд ли получится, остались самые стойкие и идейно убежденные в необходимости хорошей школы. Но престижного и качественного государственного образования на всех все равно не хватит ни сегодня, ни через год. Так значит, все-таки конкурсный набор? “А судьи кто?” Или оставить все как есть: не вполне отлажен ную стихийную систему? Тактика родителей в этих условиях проста – хорошо бы появиться в намеченной для своего ребенка школе еще до начала зачисления, да не один раз, чтобы запомнили. Пусть тогда попробуют не взять!

“Стучите, и вам отворят”. Не молчать о больном – ни родителям, ни детям, ни учителям, ни журналистам. Готовить сани летом, пытаться помочь словом и делом. Потому что школа – начало жизни. И если люди, как реки, то исток должен быть чистым и сильным. Без веры в это невозможно жить.

…А лозунг “Добро пожаловать” есть теперь далеко не на каждой школе. Иногда его вывешивают только на первое сентября. Как идеал, который всегда недостижим.

Лидия СЫЧ╚ВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте