Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Школа

Дневник преподавателя

Почему я пошел на работу?
Учительская газета, №51 от 20 января 2021. Читать номер
Автор:

Четвертый урок подходил к концу, уже было разобрано домашнее задание, объявлены оценки, до звонка оставалось несколько минут, и мы с ребятами обменивались впечатлениями об уроке. Внезапно открылась дверь, и в кабинет вошла незнакомая высокая женщина, за ней с испуганным видом, который не могла скрыть даже надетая по самые глаза маска, спешила завуч школы. Неизвестная гостья молча прошла по классу, окинула взглядом стены, потолок, скользнула глазами по партам. Выхватив взглядом чей-то раскрытый дневник, быстро перелистала его с какой-то, видимо, ей одной известной целью, затем стремительно подошла к учительскому столу, посмотрела в классный журнал. После этого требовательно спросила у завуча, где находится классный уголок. Получив ответ, подошла к нужному стенду, пробежалась по нему глазами и, резко обернувшись, спросила, почему в классе нет материалов по подготовке к ОГЭ. Завуч ответила, что в этом кабинете в настоящее время занимается только 7‑й класс, и стенд с демоверсией ОГЭ для них не актуален.

Неизвестная женщина назидательно ответила, что в таком случае нужно повесить стенд с материалами для ВПР, и после этого дамы вышли из класса. Вся эта сцена заняла не более двух минут, в течение которых все находившиеся в классе, включая меня, завороженно смотрели на перемещавшуюся по кабинету неизвестную женщину, как бандерлоги на Каа. Ее появление было настолько стремительным, а действия такими быстрыми и неожиданными, что ребята даже забыли поздороваться и только успевали крутить головами. На меня, как мне показалось, женщина обратила внимания не больше, чем на стоящую в кабинете мебель.
Почти сразу после ухода незваных гостей раздался звонок, но никто из ребят не встал и не начал разговаривать, шутить, готовиться к следующему уроку, а все продолжали молча сидеть, глядя на меня и ожидая моего комментария произошедшего. Под действием их взглядов я усилием воли стряхнул с себя оцепенение, попытался улыбнуться и, сказав, что урок окончен, вышел в коридор.

Как оказалось, гипнотическое действие неизвестной гостьи передалось всей школе. В коридорах было непривычно тихо, все разговаривали шепотом, и даже отпетые нарушители дисциплины куда-то исчезли. Все облегченно вздохнули, когда закончилась перемена и прозвенел звонок.

Непонятно почему, следующий урок шел из рук вон плохо. Ребята никак не могли настроиться на работу, а я, как ни старался, не мог абстрагироваться от произошедшей ситуации. Казалось бы, ничего особенного не произошло, всего лишь маленький двухминутный эпизод, но было ощущение опустошенности, как после сильного эмоционального напряжения.

На следующей перемене всех учителей собрали на совещание, чтобы ознакомить с результатами административной проверки (а это была именно она), проведенной сотрудником муниципального отдела образования (именно им и была неизвестная гостья). Список выявленных у меня нарушений был просто пугающим: отсутствие маски (оказывается, женщина меня не только заметила, но и внимательно разглядела), отсутствие записи темы урока в журнале, отсутствие уже упомянутых уголков с материалами ОГЭ, паутина на потолке, пыль на подоконнике. Каждое из произносимых замечаний заставало меня врасплох, от этого нарушения выглядели еще ужаснее и после третьего или четвертого я уже был готов услышать фразу «Вы уволены!», но тут раздался спасительный звонок на урок.

Как в тумане прошли оставшиеся три урока. Непонятное ощущение чего-то неправильного никак не покидало меня все это время. Весь оставшийся день я пытался понять, что же сломала во мне произошедшая на уроке ситуация. И наконец я понял. Всего за две минуты мне показали, что я никто. Не важно, что я знаю, что умею, как веду уроки, как готовлюсь к занятиям, сколько времени и сил трачу на проверку тетрадей или на самообразование. Никто. Пустое место. Шлак.
Десятки раз присутствуя на круглых столах, публичных дискуссиях, телепередачах, посвященных оценке труда учителя, повышению статуса педагога, я не мог и предположить, что для оценки моего труда достаточно всего двух минут. Причем оценки предельно однозначной. Разработчики профессионального стандарта педагога сломали немало копий, пытаясь выделить критерии, которым должен соответствовать современный учитель, но никто из них и не подумал внести в нормативные документы такой важный показатель, как умение удалять паутину с трехметрового потолка. Наверное, есть и исследования, доказывающие наличие статистически значимой зависимости между эффективностью урока и записью в журнале его темы. Да и маску надевать, конечно, нужно, никто не спорит. Но если это и есть критерии оценки работы учителя, то из профессии надо не просто уходить, надо бежать. Но почему-то люди не бегут из школы. Я никогда не задумывался над этим, хотя и сам не раз отвечал на вопрос «Почему вы работаете в школе?». Обычно учителя отвечают на него по-разному. Кто-то говорит о любви к детям, кто-то – о возможности самореализации, кто-то считает эту работу своим призванием.

Но сегодня почему-то мне вспомнился рассказ «Тишина» Варлама Шаламова, в котором описывается случай, произошедший на золотодобывающем прииске, на который назначили нового начальника. Решив увеличить объемы добываемого золота и будучи человеком неопытным в лагерных делах, он приказал увеличить лагерную пайку, то есть количество еды, выдаваемой работающим на прииске зэкам, в надежде, что улучшенное питание повысит производительность труда. На следующий день начальник вышел вместе с заключенными на работу, чтобы посмотреть, какой эффект произведет его нововведение.
Заключенные взяли инструменты, разошлись по своим рабочим местам, и вдруг один из них побежал в лес. После криков и предупредительных выстрелов охранники застрелили убегавшего человека. Подойдя к телу убитого, начальник удивленно спросил у сопровождавших его коллег, почему этот человек побежал, ведь их же стали лучше кормить. Где логика? На что опытный начальник охраны ответил, что в этом-то все и дело. Пайка заключенных была такова, что оставляла им силы только на то, чтобы не замерзнуть и тупо махать кайлом. Не было сил ни думать, ни говорить, ни спорить. А увеличение количества еды как раз и привело к тому, что у человека появились силы и решимость побежать.
Сегодня утром я опять пошел в школу. Осталось только ответить себе на вопрос «почему?».

Алексей ОВЧИННИКОВ, абсолютный победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2011, учитель биологии и природоведения, Липецкая область


Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt