Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Актуально

Дмитрий ЛЕОНТЬЕВ: Если бы у всех был высокий личностный потенциал, никто бы не ходил строем…

Учительская газета, №11 от 17 марта 2020. Читать номер
Автор:

Теорий, описывающих важнейшие навыки и способности, которые пригодятся человеку в будущем, целое множество: иногда это пространные философские размышления, требующие вдумчивого чтения, иногда лаконичные списки, в которых только и остается, что ставить «галочки» «умею/не умею»… Однако, согласитесь, важно не только преуспеть в гонке по освоению всех этих навыков – больше не всегда лучше, – важно, насколько адекватно вы сумеете ими распорядиться. Образно и кратко эту современную истину сформулировал доктор психологических наук Дмитрий Леонтьев: «Способности важны, но еще важнее способность использовать способности». За последнее, кстати, отвечает то, что сегодня называют личностным потенциалом. О том, что это такое и как его развивать, мы побеседовали с Дмитрием Алексеевичем.

– На первый взгляд понятие «личностный потенциал» может расшифровать для себя любой человек… А что вы как ученый вкладываете в него?

– Конечно, может, но важно то, какая идея для него лежит в основе этого понятия. Для меня как для исследователя, который это понятие вводит в научный и практический обиход, это идея о том, что все наши успехи и неудачи зависят от того, как устроена наша личность. Дело ведь не только в ключевых способностях, они, конечно, играют роль, но личность оказывается в конечном счете важнее. И именно от нее зависит, успешны или неуспешны мы в самых разных сферах нашей жизни.

– А для чего нужен именно такой термин? Ведь есть много других, которые уже примерно описывают то, о чем идет речь.

– Да, вы правы. Их много. Мне, например, нравится такой – «стержень личности». Наверняка слышали. Обычно эти категории всплывают, когда разговор заходит о тех, кого мы называем сильными или слабыми духом. Но понимаем ли мы, когда говорим эти слова, что это, конечно же, совсем не про дух и уж тем более не про характер? В различных психологических теориях и концепциях тоже предпринимались попытки ввести какие-то похожие характеристики. Например, «сила эго». Но нигде, ни в одной концепции, не было связного объяснения, которое могло бы помочь нам понять, что такое эта сила, откуда она берется, чем сильные отличаются от менее сильных и каковы критерии этой внутренней силы. Я предлагаю рассматривать личностный потенциал как потенциал саморегуляции.

– То есть можно считать, что все концепции в психологии, которые говорят о саморегуляции, лежат в основе этой идеи?

– Ну, не только в психологии. Вообще разговор о саморегуляции начался в середине прошлого века. Саморегуляция – понятие, которое наиболее известно в контексте кибернетики. Это, например, есть в теории Норберта Винера и его соратников, хотя на 15 лет раньше Винера аналогичная идея была опубликована выдающимся отечественным физиологом Николаем Бернштейном. Оба этих ученых, каждый со своей точки зрения, впервые ввели представление о том, что живые организмы и моделирующие их сложные технические системы являются целенаправленными, то есть стремятся к некой внутренней цели, но при этом не просто стремятся, а еще и реагируют на различные отклонения от цели. Понятия регуляции и саморегуляции выражают способность организма или устройства отслеживать то, насколько текущая траектория приближает его или, наоборот, удаляет от цели, и корректировать свои действия, как-то видоизменять их, с тем чтобы в дальнейшем к цели только приближаться. С тех пор эти идеи стали проникать в психологию. А в 70-80‑е годы в рамках деятельностного подхода у нас уже был предложен целый ряд интересных решений проблемы регуляции. Есть зарубежные исследования – теория Юлиуса Куля, Чарльза Карвера и Майкла Шейера, – которые на первый план выдвигают способность гибко регулировать свою активность в достижении цели. Так что, конечно, теория саморегуляции, которая лежит в основе концепции личностного потенциала, – это не что-то отдельное, это целая парадигма, большой куст теорий, которые немного на разных языках, с разными деталями говорят об одном и том же.

– Сейчас у всех на слуху личностные ресурсы, человеческий капитал, универсальные компетенции… Это все как-то соотносится с личностным потенциалом?

– Давайте разбираться. Все эти понятия отчасти взаимосвязаны, потому что все они говорят о том, что существуют неспецифические, не привязанные к определенным видам деятельности универсальные личностные характеристики, или метанавыки, которые влияют на успешность личности. Что касается личностных ресурсов, то здесь связь прямая, но нужно пояснить следующее. Ресурсы – это то, наличие чего помогает нам решать конкретные задачи, а отсутствие или дефицит чего нам мешает осуществлять это успешно. Ресурсы всегда ориентированы на цель. Поэтому будет справедливо, если мы скажем, что для человека, у которого нет цели, не существует ресурсов. Но сам по себе ресурс ничего не решает, это лишь средство. Не он продвигает человека, это человек им распоряжается. Известная библейская притча: хозяин отпустил своих рабов и дал им таланты, то есть некий стартовый капитал, и каждый из тех, кого он наделил, поступил с деньгами по-своему: кто-то употребил в дело, а кто-то просто зарыл в землю. Эта притча говорит нам о том, что тот ресурс, которым мы владеем, будь то время или деньги как материальный ресурс либо наши психологические ресурсы, то есть наши возможности, знания, умения, навыки, черты, способности, может по-разному приносить или не приносить нам какие-то дополнительные результаты, все зависит от человека, у которого находятся эти ресурсы. Ресурсами можно распоряжаться бездарно, а можно – с умом. Поэтому понятие личностного потенциала соотносится не с самими ресурсами, а с тем, как мы ими управляем.

– Значит, личностный потенциал – это то, что нужно развивать всем и каждому, для того чтобы быть успешными?

– Безусловно. Личностный потенциал помогает нам в самых разных сферах. Но всего важнее личностный потенциал там, где многое зависит от личности. Там, где мы не столько плывем по течению, будучи встроены в какую-то жесткую систему социальных регуляторов, а где мы сами принимаем решения и определяем ход нашей жизни, а это как раз то, что является характеристикой современного мира, по крайней мере, в последние десятилетия: все вокруг изменяется, становится все более неопределенным и неоднозначным, жизнь ускоряется, исчезают внешние опоры, и поэтому опора на самого себя становится наиболее выигрышной стратегией. Личностный потенциал становится сегодня важен, как никогда раньше. Конечно, развивать его не имеет смысла, если человек заранее выбирает стратегию несамостоятельности, если он знает, что о нем заботятся и все ему обеспечивают. Обычно люди с такой жизненной установкой избегают принятия решений и перекладывают эту задачу на чужие плечи, оставаясь зависимыми от других в обмен на легкость существования. Но здесь, конечно, есть свои риски, потому что рано или поздно та благополучная ситуация, в которой они находятся, закончится, и они окажутся беспомощны перед лицом изменений. Это, по сути, описание детского сознания, которое в среднем намного счастливее, чем взрослое. Ребенку обычно легче прийти к состоянию полного удовлетворения своих желаний, зато счастье ребенка не зависит от него самого. Счастье же взрослого – это счастье, которое он сам себе обеспечивает, и поэтому ему уже некуда деваться, приходится, если человек выбирает быть взрослым, вырабатывать в себе те навыки, которые помогают ему строить самому себе желанное счастье.

– Получается, говорить применительно к ребенку о том, что у него высокий личностный потенциал, некорректно?

– Не всегда. Здесь можно использовать оговорку, что у него высокий личностный потенциал относительно своего возраста, и тогда высказывание будет верным. В целом в жизни человека личностный потенциал проявляется по мере и в мере его взросления.

– И начинает он развиваться уже в семье?

– Да. И здесь у родителей одновременно две в какой-то степени противоположные по смыслу задачи. С одной стороны, нужно помочь ребенку быть ребенком, то есть поддерживать его в том, что он делать не может, компенсировать его беспомощность, помогать ориентироваться в мире, а с другой стороны, родителям важно помогать ребенку становиться взрослым. Это постепенный процесс – процесс вызревания в ребенке психологических предпосылок, которые позволяют ему стать взрослым не только по документам, но и по своим психологическим особенностям. Иногда родители недооценивают важность постепенного, пошагового движения в сторону взрослости, которое, по сути, и есть движение, направленное на развитие в ребенке его личностного потенциала, способности ориентироваться в окружающем мире самостоятельно, действовать самостоятельно, видеть результаты своих действий и корректировать их в зависимости от того, что получается, а что не получается.

– А что было бы, если бы все вокруг были взрослыми?

– Все очень просто: тогда никто бы не ходил строем…

– Как же человеку понять – он взрослый или у него пока недостаточно развит личностный потенциал?

– Это, пожалуй, тоже несложно. Я уже говорил, что личностный потенциал характеризуется степенью неспецифической успешности в решении жизненных задач. Но успешность мы привыкли понимать достаточно узко, как достижение целей, которые непонятно откуда взялись. На самом деле понятие успешности шире, и оно включает в себя способность справляться с ситуациями разного рода. Очень важно, например, уметь действовать, когда есть цель, которая либо поставлена перед нами извне и принимается нами, либо поставлена нами самостоятельно. Но, чтобы цель появилась, когда ее изначально нет, надо проделать сложнейшую работу по самоопределению и выбору, сложную внутреннюю деятельность, потому что нужно выбрать такой путь, о котором нам впоследствии не пришлось бы жалеть. Это второй тип ситуаций, второй вызов. Есть и еще один вариант жизненных вызовов – это когда мы сами, может быть, ни к чему особенно не стремимся и находимся в относительно стабильном положении, но внешние обстоятельства на нас давят и стремятся причинить нам ущерб, заставить нас измениться, отказаться от того, что мы делаем, сломать нас, погрузить нас в ситуацию, которая может стать в конечном счете ситуацией психологической травмы. И задача, которая здесь перед нами стоит, – сохранить себя, сохранить свои ориентиры, выстоять перед внешним давлением, не дать или свести к минимуму тот ущерб от вынужденных нежелательных изменений, которые нам приходится в этой ситуации предпринимать. Все эти типы жизненных ситуаций хорошо суммированы в знаменитой молитве: «Господи, дай мне мужество принять то, чего я не могу изменить, дай мне силу изменить то, что я могу изменить, и дай мне мудрость отличить одно от другого». Личностный потенциал в этом случае и есть те сила, мужество и мудрость, которые в совокупности и образуют стержень личности.

– Какова роль школы в развитии личностного потенциала ребенка?

– Давайте не будем забывать, что школа на самом деле не уполномочена прямо формировать личность ребенка. В хорошей ситуации хороший учитель не работает с личностью ребенка как таковой, но он неизбежно изменяет ее косвенно. Семья в этом процессе по идее важнее, но все зависит от того, в какой мере семья выполняет свою роль. Если семья не полностью реализует эту функцию или вообще уклоняется от роли воспитания ребенка, и таких семей, увы, немало, то школа может взять на себя эту функцию или в более благоприятной ситуации поддержать или усилить тот вклад, который вносит семья. К сожалению, бывает и так, что ни семья, ни школа не могут взять на себя такие функции, и это ситуация достаточно грустная.

– Школа сегодня готова к такой работе или ей необходимы изменения?

– Для того чтобы школа играла позитивную роль в процессе развития личностного потенциала своих учеников, необходимо, чтобы ребенок был в центре школьного образования, что далеко не всегда очевидно. Чаще всего ребенок – это объект заботы и работы, но далеко не смысловой центр. Для того чтобы это произошло, необходимо поставить во главу угла интересы ребенка. В лучших школах, которые есть у нас в стране, это именно так. Если говорить о ресурсах, то самый главный ресурс здесь, конечно же, педагоги. Важно, чтобы в школе работали те, кто делает свое дело для того, чтобы самому ребенку было хорошо, чтобы он двигался сообразно своим возможностям в направлении взрослости. Но, конечно, важна еще и среда. Она должна быть прежде всего разно­образной, такой, которая бы позволяла школьнику активность по отношению к ней. Если ему постоянно твердят: «Не бегай!», «Не трогай!», «Не мешай!», конечно же, это затрудняет проявления самостоятельной активности.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt