search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет

Дети искусств

Что было раньше - ударник или струнник?

Мой опыт основывается на изучении самой большой школы искусств на юго-западе Москвы, но, думаю, ее специфика является определяющей. Разберем, в чем же отличия, что получают учащиеся школы искусств и музыкальной школы?

 

Московская Мекка

Начну с уникального и простого одновременно. Это обстановка. Чисто архитектурная. Каждый раз ты подходишь к школе с огромным витражным окном 10 метров высотой. Заходишь в огромный холл с лепниной в эллинском стиле с двумя раздевалками и мраморными полами. Открываешь двери двух лестничных пролетов (также с витражными стеклами) на три этажа.

Зимний сад – на втором. Это Мекка, сейчас более стандартизированная, но не потерявшая обаяния, особенной акустики и, главное, света. Свет, струящийся из витражного окна, красит стены, направляет фантазии в огромные травянистые изображения. Там всегда живут звуки. Голоса, шорохи, шаги, музыкальные ноты, сыгранные и спетые во всех уголках музыкальной школы, стремятся туда. Дети тоже стремятся туда. Пробуждать таланты, пробовать свои силы. Напротив витражей – две двери по бокам стены с греческим барельефом, изображающим Аполлона (по всеобщему признанию).

Двери ведут во вторую Мекку, официальную, – в большой концертный зал. У меня с ним мистические отношения, он очень хорош. Для детей особенно привлекательны потайные уголки зала и балконные подъемы по двум сторонам.

Я повторюсь, это единственный пример такой школы по всей Москве, и еще раз скажу, что дети просто в этом живут. Не сразу и не все умеют взглянуть со стороны. Но как только увидишь, понимаешь, как это ценно.

Дети учатся искать себя там, внутри этого огромного пространства. По моему личному опыту, 25 лет назад и сейчас, в 2021 году, любимой игрой в стенах музыкальной школы является игра в прятки.

О чем это говорит? Дети здесь хотят потеряться. Им хорошо и спокойно. На шутливую угрозу: «Вот на ночь в школе закроем, будешь знать, как лодырничать!» – почти каждый с восторгом возопит только одно слово: «Когда?!» Здесь красочный и яркий таинственный мир. Атмосфера действительно необычная. Дети в этих стенах, как в Нарнии, они в мире, которым гордятся. Это та самая малая родина и для многих второй дом.

Почему я уверенно об этом говорю? Потому что опыт нескольких поколений дал понять, что это правило. С исключениями, конечно же, куда без них… А еще, безусловно, поддерживает ощущение второго дома маленькое общество единомышленников.

Говорят, что у ребенка точно должно быть ощущение уверенности в людях, стабильности. Он здесь его получает сполна. Хотя вокруг необычные люди. Они, как правило, все чего-то хотят, у них есть творческие идеи, они постоянно изменяются, растут. У них есть музыка, танцы, картины, в чем-то они сверхчеловеки – одновременно проживают много жизней, эмоций, времен, погружаются сами в это, делятся друг с другом. Нельзя остаться ни при чем. От тебя точно будут чего-то хотеть. Даже просто ставить руку так, а не иначе. И в тебе выработается привычка слушать, работать над собой, следить за тем, что ты делаешь.

 

Чему еще их учат?

Слушать и слышать. Слышать себя. А когда услышал себя, не забыть услышать других. Ансамбль и оркестр. Доверять только тем, кто действительно знает, о чем говорит. Потому что, если педагог что-то делает неправильно, все выяснится гораздо быстрее, чем учеником осмыслится истинная форма Земли. Это будут твои руки, ноги, ошибки, и ты это поймешь. Эти промахи закаляют характер. Потому что, когда с тобой делают что-то не то, надо быть умнее, быстрее, выше и сильнее. Сложно, но нужно для выживания.

Но давайте о хорошем. Если ребенок занимается у компетентного педагога, он получит конструктивный пример для подражания. Навсегда. Пример того, как труд облагораживает, а искусство снимает лишнюю усталость и негатив, потому что те результаты, которых он может добиться в будущем, – это чистое вдохновение. Главное – обойтись без зависти и звездной болезни. А вообще предела совершенству нет.

И, кстати, вспомнив о том, что вокруг этих детей есть те, кто талантливее, и даже гениальные ребята, вы поймете, какие высокие планки ставит себе и миру маленькая личность.

Еще здесь учат большому понятию «Человек». Музыка наглядно показывает, как мы развивались, что становилось важным для человечества с течением времени. Все это расскажут большим и маленьким детям, познающим сольфеджио, гармонию, музыкальную литературу (удивительно, как этот предмет еще не переименовали в музыкальную историю). И потом с тысячами сопутствующих вопросов, начиная с того, почему мы слышим грусть в миноре, отчего же глухой Бетховен творил так, что прыгать хочется от его симфоний, и завершая заковыристым: «Что же было раньше – ударник или струнник?», они прибегут к родителям, ну а впоследствии к педагогам по специальности. Это все очень нужно выяснить, в этом всем родится Человек. Вообще в школе искусств детей учат самостоятельно искать ответ на вопрос, разбираться в ситуации.

 

Непобедимый «сговор»

Удивительно, но факт: сколько бы уроков ни пропустил ребенок в школе по причине дополнительных занятий в ДШИ или ДМШ, он все равно будет самым способным, самым интересным для педагогов, вопреки пропускам образованным и многое знающим по окончании школы.

Это не просто слова, дети приучаются запоминать и сосредотачиваться. В них это интегрируют на протяжении 7-8 лет дополнительного образования. Задумайтесь о его важности!

А еще, и это очень ценно, в детях пробуждают эмоции все эти истории о музыке и рассказы, порожденные ею. В школе искусств растят людей тонко чувствующих, сопереживающих, сострадающих. Эти дети никогда не разучатся испытывать широкий спектр эмоций. В них зажглось сердце Данко, и почти невозможно его погасить.

Конечно, это разговор для тех, кто тоже верит и понимает. Тема понимания в людях, изучающих музыку, да и искусства вообще, – это такой общий «сговор». Когда мои ученики удивляются, почему в общеобразовательных школах их не понимают, не принимают, то приходится признать, что они уже не такие, как все. Но друг друга они понять могут. Еще как. Находясь на одной волне, они могут еще и сознание окружающих перевернуть.

А главное, чтобы в число единомышленников попали родители. Тогда этот «сговор» непобедим. Родители тоже волей-неволей втягиваются. Кто-то учит теорию или матчасть, а кто-то уже и пыль с залежавшейся гитары стирает. Кто-то покупает модные инструменты типа ханга или укулеле и просит исполнить с ребенком простенький дуэтик. Иные залезают с головой в психологические и философские аспекты и уже скоро начинают говорить про юнгианство в музыке, про труды Карла Орфа. И после уже нам, педагогам, самим требуется подтягивать матчасть.

И это все они, музыкальные дети, «виноваты»! Я бы еще могла «обвинить» их во многом. Но можно проще. Если вам интересно, поставьте эксперимент. Найдите ребенка с горящими глазами, возможно, не слишком по сезону одетого, и спросите его, какие искусства он изучает после школы и в какой ДШИ или ДМШ учится. Пусть этот юный человек сам за себя все доскажет и добавит то, что, может быть, я упустила из виду.

Мария ХАЧАТУРОВА, преподаватель по классу арфы, Москва, фото автора

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте