Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Александр АСМОЛОВ, академик РАО, директор Федерального института развития образования: Аксиология возвращается, и это знаменательно

УГ - Москва, №40 от 2 октября 2012. Читать номер
Автор:

​Когда мы встречаемся с работой, в основе которой стоит уникальная категория «аксиология», возникают определенные ассоциации.

Я хочу напомнить, что совсем недавно – в сентябре 1922 года – из России отплыл корабль философов, который был почти кораблем аксиологов. Многие забыли об этом событии, но на этом корабле были Бердяев, Франк, Вышеславцев и многие другие философы, которые составили честь российской философской культуры за рубежом. Это были аксиологи, это были экзистенциалисты. Прошли годы, когда в 1965 году в небольшой серии «О чем спорят, о чем думают философы?» появилась книга Олега Дробницкого «Мир отживших вещей», посвященная проблемам аксиологии. Аксиология, как Золушка, изгнанная из культуры, опять появилась в контексте методологии нашей науки, и замечательные аксиологи так или иначе стали отстаивать эту линию. Это была блестящая плеяда, в которой были Эвальд Ильенков, Мераб Мамардашвили, по сути дела, аксиология стала возвращаться в нашу культуру и в наш образ мира, она возвращалась в наш образ мира наряду с образованием. Сегодня мы сталкиваемся с работой Исаака Калины, где впервые дана характеристика аксиологии как ценной базы развития образования в России. Я говорю об этом не потому, что это диссертация, а потому, что это делать тяжело и сложно, потому что акцент на аксиологию – это уже достижение. Я вспоминаю характеристику кризиса образования, которую дал мой учитель Алексей Леонтьев. Она достаточно емкая и жесткая: «Ключевая характеристика кризиса образования – это обнищание души при обогащении информацией». Как только мы сталкиваемся с этой характеристикой, нам становится очевидной следующая: те программы образования, в центре которых стоит чисто когнитивный или чисто технологический момент, невероятно важны, было бы странно, если бы мы их отрицали. Но сегодня идет полярная дискуссия между двумя крайностями. С одной точки зрения линия, к сожалению, избыточно эмоциональная и поляризованная, на организационно-экономическую модернизацию образования, которую все знают и которая идет многие годы с ориентацией на нормативно-подушевое финансирование, с другой стороны, линия, которую мы пытаемся вести, социокультурная модернизация образования. Организационно-экономическая, или технократическая, модернизация имеет право на существование, но она жестко рассматривает образование как сферу услуг. Образование может выступать в этой ипостаси, но когда мы редуцируем все программы модернизации образования в сферу услуг, на этом пути возникают тяжелейшие риски. Один из этих рисков – риск опережающего менеджеризма. Когда-то один оппортунист говорил: «Движение – все, конечная цель – ничто». Перефразируя это, могу сказать: иногда в образовании преобладает логика модернизации: «Управление – все, конечная цель – ничто». Вот эта ситуация для нас становится чрезвычайно опасной. В этой ситуации может получиться так, что образование будет походить на большую парикмахерскую. Я помню, как ко мне пришел один политик и попросил: «Сделайте мне харизму под Лебедя!», как будто психолог подобно парикмахеру может здорово вышить харизму. Система услуг важна, нужна, но вопрос стоит по-другому. Не оппозиция технократической и социокультурной модернизации – модернизации всякие нужны, модернизации всякие важны, а рассмотрение ценностных оснований, которые должны определять развитие организационно-технических и экономическо-технологических механизмов. Вот что для нас сегодня важно. В этом контексте для меня невероятно ценно исследование Исаака Калины. Дело заключается в том, что в разговорах о стандартах образования как школьного, так и высшего профессионального, в том числе высшего педагогического образования, мотивационная ценностная линия часто оказывается выброшенной за борт, и это невероятно важно. Между тем и Исаак Калина показывает в своей работе: ключевая роль стандартов не в унификации, не в обезличивании, не в усреднении, а в консолидирующей функции образования, о которой идет речь в исследовании, причем не только для школ, но и для педагогического образования. Сегодня педагогические вузы при всем их разнообразии оказываются в сложной ситуации. Получилось так, что школьные стандарты опередили стандарты педвузов. Школьные стандарты уже построены в аксиологической логике, в логике социокультурной модернизации, идеи, которые звучат в исследовании Исаака Калины, рассчитаны на общечеловеческую, гражданскую, этнокультурную идентичность, становятся оппозициям идеям, когда мы разрывали на федеральный, региональный и школьный компоненты. Но здесь не административная, а ценностная логика, связанная с порождением идентичности как одного из ключевых эффектов образования. Эти моменты очень ярко и четко представлены в работе Калины.Когда иногда говорят об этике, возникает ощущение, как говорил замечательный математик Василий Налимов, мягкого, а не жесткого языка общения. Но я хочу напомнить, что этика когда-то повенчалась с математикой, и поэтому, когда мы говорим об этом в контексте образования, должны вспомнить, что ключевая работа Бенедикта Спинозы «Этика» написана в виде теорем. Тем самым математика дала этике особый ключ, особый язык, и поэтому сегодня прозвучали слова «заповеди и ценности», мы имеем в виду нравственную аксиоматику, ведь образованию, как никогда, нужна нравственная аксиоматика, иначе ничего не получится.У нас сегодня непростая ситуация, и все понимают, что происходит с подрастающим поколением. Отсюда каждый из нас, выходя к студентам или ученикам, часто испытывает трудности в потере кода общения. В первую очередь я, конечно, говорю о себе. В этом году исполняется 40 лет моей педагогической деятельности. Встречаясь в аудитории со студентами факультета психологии МГУ, я раньше знал: если сошлюсь на Булгакова или вспомню Ильфа и Петрова, Остапа Бендера, то меня поймут. Сегодня, когда я так или иначе вспоминаю эти работы, у меня иногда возникает ощущение, будто я проваливаюсь в какой-то вакуум, я говорю, и приходится заниматься педагогической эквилибристикой и стоять почти на ушах, чтобы студенты услышали и поняли меня. Что за этим стоит? За этим стоит ценностно-когнитивный диссонанс, и мы должны отчетливо это понимать. Поэтому при модернизации мы должны ставить впереди ценности и показываем ценностные горизонты. В этом смысле работа Калины, говоря современным языком, не просто форсайт, это сканирование ценностных горизонтов образования. И в этом ее ценностный смысл.Когда спрашивают о сути модернизации образования, обычно понимают разные аксиоматические акценты такого конструкта, как модернизация. Буквально два года назад руководитель Аналитического центра Юрия Левады Лев Гудков опубликовал замечательную книгу с емким названием «Абортивная модернизация». Когда идет речь об абортивной модернизации, имеют в виду такой контекст: мы все время что-то начинаем и прерываем. Не будет такой модернизации, если мы вспомним, что впереди всегда мотивы и ценности, именно они определяют логику культурного развития страны. Эти моменты прозвучали в работе Калины.Говоря об образе человека ХХI века, некоторые психологи предлагают грустный образ – «психологически здоров, личностно болен». Многие из нас, когда что-то происходит, порой говорят: «Плохая у меня память!» или «У меня такой характер!», трудно найти человека, который, что-то сделав, скажет: «Ну и дрянь же у меня личность!» С таким человеком мы не встретимся. Поэтому ценностный образ человека и аксиология связаны с той моделью ценностного будущего для педагогического образования, которая нам нужна. В этом смысле мы имеем первую работу: работа Исаака Калины – об аксиологической консолидирующей функции образования, как действительно обеспечивающей гармонизацию нашей разобщенной, разорванной и по большому счету больной культуры. От того, станет ли этот проект реальностью, зависят очень многие вещи. Я мечтаю, чтобы в дальнейшем был использован и аппарат многих социально-социолого-психологических подходов. Мне кажется, что выигрышным для дальнейшего раскрытия понятия консолидации будет конструкт, который был предложен уже ушедшим от нас Артуром Петровским, – ценностно-ориентационное единство, которое невероятно важно. Я думаю, что идея консолидации может пройти через реальные концепции и помочь операционализации измерительным процедурам при понятии эффектов социокультурной модернизации. Но это будущие перспективы, и они достаточно отчетливы. Мнения по поводуБорис БИМ-БАД, академик РАО:- Ценности людей неоднородны, они существуют как сверхценности, определяющие в человеке все самое главное. В педагогическом отношении, бесспорно, важно пояснение того, как устанавливается иерархия ценностей. Ведь она не сразу появляется в готовом виде. Совершенно очевидно, что школьники выращивают незаметно для них самих эту иерархию ценностей, ориентируясь прежде всего на референтную группу. Ясно, что школьник будет делать то, что считается важным, главным, приемлемым в этой группе. Как меняется ранжирование ценностей этой иерархии? Что становится важным? Абсолютно очевидно, что изучение этой истории бесконечно важно для осуществления современных методов обучения. Не так важно, какую программную идею изучают дети на уроках химии, физики, биологии в ценностном отношении, а то, как в ходе совместной работы над проектом я вижу лучшее в самых разных представителях разных этносов, разных групп, имеющих те или иные ценности, на практике знакомлюсь с лучшими ценностями, которые все-таки будут в любой иерархии. Вот почему я убежден, что, слава богу, в школу вернулся метод проектов и что он, будучи правильно осуществленным вместе с учителем, позволяет людям учиться друг у друга и постепенно выращивать, правильно ориентировать и корректировать их иерархии ценностей. Я убежден, что исследования, подобно исследованию, проведенному Исааком Калиной, очень важны для практики, если они постоянно соотносятся с действительностью. Я эту работу поддерживаю, это колоссальный труд с философской точки зрения, блистательный с точки зрения педагогики. Яков ТУРБОВСКОЙ, доктор педагогических наук, профессор, председатель Совета директоров общеобразовательных школ России:- Защита работы Исаака Калины – событие, которое выходит далеко за пределы традиционных защит, это событие, значение которого мы сегодня еще не можем в полной мере оценить. Для этого есть две причины. Первая – личность человека, который защищает свою работу, и тема, избранная им для исследования. Мы имеем дело с человеком, который всегда берет ответственность на себя, действительно отвечает за все, что происходит в московском образовании, не случайно его разговор с любой аудиторией начинается со слова «я». Исаак Калина стал защитником московского образования, он видит основы и источники для его развития и, принимая то или иное решение, уже знает те школы и тот опыт, на который может опереться. Это управленец, который понимает, что управляет реальной жизнью людей. Вторая – это тема диссертации. Возникает вопрос: почему он избрал такую тему, почему работа практика стала первой ласточкой в очень важном фундаментальном направлении? Да потому, что поддерживает не только то, что есть, потому что понимает, что должно быть обязательно, и опирается на имеющийся опыт. Важно, что единство гражданской, исследовательской и профессиональной позиции министра рождает надежду, что московское образование будет развиваться. Оценивая работу Калины, мы должны воспринимать ее как некий манифест, как программу действий человека, который не только теоретически рассуждает, но и практически участвует в выработке политики образования, реальном ее осуществлении. Елена СОКОЛОВА, директор Института педагогического образования и образования взрослых, доктор педагогических наук, профессор, Санкт-Петербург:- Работа Калины крайне своевременна и смела. Ее смелость заключается в том, что отчетливо показано учительство как профессиональная группа, а высшее педагогическое образование как профессиональное образование. Кроме того, во главу угла поставлена идея гуманитарных ценностей в формировании педагогического образования, которое ведет за собой все те гуманитарные основания формирования новых стандартов и гуманитарные основания методик оценки качества педагогического образования. Эта проблема для нас очень важная, ключевая, потому что стандарты второго поколения основаны на совершенно других основаниях, тут присутствуют и информационное общество, и технологические подходы. В этой ситуации такой подход поистине революционный, он дает нам возможность изменять подходы к подготовке педагогов. Кроме того, в работе представлена не только идея, но и механизмы ее реализации.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту