search
Топ 10

Актуальный разговор

“4 + 6 + 2”: старт дан

Коллегия Министерства образования определила структуру 12-летней школы

О переходе на 12-летнее образование за последнее время сказано и написано немало. Ничего принципиально нового министерская коллегия, состоявшаяся 26 января, не внесла. Еще раз обговаривались плюсы и минусы (первых было значительно больше) грядущих перемен. Дискуссия, судя по всему, не предусматривалась. Было ясно – решение ожидается положительное.

Итак, на уровне Министерства образования решение принято. Коллегия согласилась с предложением Департамента общего среднего образования МО РФ и Российской академии образования о дальнейшей разработке структуры 12-летнего (полного) общего образования. Второй пункт решения гласит: “Просить Российскую академию образования в целях обеспечения научного подхода продолжить работу по определению концепции содержания двенадцатилетнего общего среднего образования, разработке содержания образовательных областей Базисного учебного плана”.

Органам управления образованием субъектов Российской Федерации рекомендовано: “Изучить возможности постепенного перехода общеобразовательных учреждений на 12-летний срок обучения с учетом изменения демографической ситуации в регионах. Провести анализ регионального компонента содержания образования. До 10 апреля представить в Минобразование России обобщенные материалы обсуждений для систематизации и учета мнения при решении вопроса о переходе на 12-летний срок обучения”. Сложнейшую задачу возложили и на Управление экономики: подготовить до 1 апреля необходимые экономические расчеты.

Министр образования В.М.Филиппов несколько раз подчеркнул, что введение 12-летки – проблема многоаспектная и многолетняя и что решение будет приниматься позже Правительством России.

Основной докладчик Маргарита Леонтьева, начальник Департамента общего среднего образования, начала с того, что сегодня “мы соглашаемся или не соглашаемся с предложенной структурой”, после чего работа будет продолжена. Весь свой доклад Маргарита Романовна посвятила педагогической целесообразности введения 12-летки. Позиция Департамента общего среднего образования была представлена в ? 1 “Учительской газеты”.

Второй основной докладчик Валерий Поляков, вице-президент РАО, изложил уже знакомую многим, в том числе и нашим читателям (“УГ” ?3) позицию президиума РАО. Была высказана мысль о возможности возврата к обучению детей с 6 лет (по этому случаю можно и нагрузку пересмотреть!), а также о “десятилетнем всеобуче” (“нужны строгие государственные гарантии, а то сейчас многие дети даже девятилетку не могут окончить!”).

Как всегда, эмоционально и сильно выступила Марьяна Безруких, директор Института возрастной физиологии РАО: “12-летка, и даже 13-летка, уже существуют! Посмотрите, сколько у нас дошкольных гимназий и классов! Ученик начальной школы физически не может работать больше пяти часов, поэтому мы сократили часы на филологию (на 49%) и на математику (на 62%), то есть в два раза интенсифицировали учебный процесс! Школа просто вынуждена делать пристройку снизу и вводить отбор или разделение детей. Эффективность от этого – нулевая, так как количество коррекционных классов в средней школе увеличивается. В начальной школе мы имеем дело со скрытым увеличением нагрузки, а в основной школе – с явным. И это в то время, когда здоровье наших детей находится на уровне сохранения популяции!” Марьяна Михайловна напомнила, что все дети разные, а в рамках одного класса мы учим всех одинаково. Нужны новые технологии; у нас же они очень старые. Есть и такие, что прямо противоречат возрастным особенностям ребенка. “Чисто механически прибавив год, мы ситуацию изменим очень мало. Нужно менять стрессовую тактику нашего образования”.

Позиция Евгения Бунимовича, депутата Московской городской Думы, заслуженного учителя России, также известна нашим читателям (“УГ” ? 1). Главная мысль его выступления – 11 и 12-е классы возможны только при условии строгой дифференциации, совершенно другой схемы работы. “Иначе мы детей в школе не удержим. План РАО просто катастрофичен. Нельзя размазывать сегодняшнюю школу при всех ее недостатках еще на год”. Второе – служба в армии. И Марьяна Безруких, и Евгений Бунимович говорили, что гораздо целесообразнее и с физиологической, и с психологической точек зрения служить с 19 лет. И еще, подчеркнул Евгений Абрамович, очень важно работать с общественным мнением. А иначе зачем вообще все затевать?

Евгений Бутко, начальник управления начального профессионального образования МО РФ, поддержал идею десятилетки (“увеличение основной школы – шаг правильный. У нас по Конституции всеобщее основное образование”). 80% детей, поступающих в систему НПО, приходят после 9-го класса. Здесь возможны три решения: либо продолжать программу 11-12-х классов в стенах учреждений НПО, либо реализовать часть этой программы, необходимой для освоения профессии, либо ее вообще не реализовывать, но тогда это уже тупиковая ветвь. Между тем 4,8% выпускников системы НПО идут в вузы.

О необходимости системного подхода к проблеме перехода на 12-летнее образование говорила Елена Чепурных, заместитель министра образования.

Любовь Кезина, председатель Московского комитета образования, поддержала всех выступающих до нее. “Мы должны сверять часы с тем, что происходит в мировом образовании. Некоторые школы пытаются самостоятельно войти в международный бакалавриат. В основу нужно поставить обновление содержания образования. Новое содержание требуется и сегодняшней школе, не говоря уж о завтрашней. А затем можно говорить о стандартах, методиках, технологиях… – это все инструментарий для реализации обновленного содержания. Мы не сделали старшую школу вариативной, кроме, разумеется, школ специальных. Нужно дать учащимся право формировать свой личностно-ориентированный учебный план. И программы должны быть в трех вариантах. У нас в Зеленограде несколько лет назад появились начальные школы (“Школы развития”). Точно так же имеют право на существование и старшие школы”.

Последним взял слово Эдуард Днепров. В отличие от ряда своих недавних высказываний в прессе с критикой 12-летки его речь на коллегии не шла вразрез с другими выступлениями. “12-летка – не узкошкольная проблема. Это мощнейший социально-системный проект. Нужно все просчитать, иначе Министерство образования обвинят в непрофессионализме. Путь, который предлагает РАО, непродуктивный и опасный – это консервация существующего положения в школе. Наоборот, необходима глубокая переработка содержания образования. Кроме того, мы всю гуманитарную часть “выбросили” в региональный компонент, а говорим об едином образовательном пространстве…”

Единственное несогласие с предлагаемой структурой 12-летки внес Исаак Калина, начальник управления образования Оренбургской области. 80% школ в области сельские. И, по мнению Калины, сельской школе больше подходит структура 5+5+2. В селах часто бывают лишь начальные классы, а в 10 лет ребенка страшно отпускать из дома. Да и десятилетка задержит ребенка дома на год дольше, а подросшие дети очень нужны родителям на сельском подворье…

Отвечая ему, В.М.Филиппов сказал, что сельская специфика школ будет всегда и что продолжается работа над специальными целевыми программами по сельской школе.

Подводя итог, министр согласился, что структура 4+6+2 – самая удобная. Выслушав все аргументы “за” и “против”, он поддержал сторонников 12-летки. Несмотря на невысокие результаты международных исследований (“УГ” ? 3), все-таки наша система образования одна из лучших. Это показывают “продвинутые” тесты и международные олимпиады. Конечно, вопрос содержания нужно прорабатывать. Нужны и вариативность, и личностно-ориентированные планы, и отдельные старшие школы, хотя это будет в условиях России очень нескоро.

Основная проблема 12-летки лежит “вне образовательного сообщества”. Нельзя забывать, что на здоровье детей влияет среда, а на качество образования – социально-экономическая среда. В некоторых школах нет даже мела.

…В день, когда я готовила отчет с коллегии, началась Всероссийская акция протеста учителей. Это печальное событие и фраза министра насчет мела неожиданно связались для меня в одно. Несмотря на все явные доводы в защиту 12-летки, вопрос финансирования 12-летнего образования остается все-таки не совсем ясным. Откуда появятся деньги, если учителям до сих пор не отданы долги? Сколько затрат потребуют новые учебники, программы и т.д.?

Вопрос о том, чтобы войти в мировое образовательное пространство, тоже решается гораздо проще. Министр писал об этом в “Новых Известиях” 22 сентября прошлого года. “Нам остается только подписать конвенцию (совместная Лиссабонская конвенция ЮНЕСКО и Совета Европы 1997 года. – Н.С.), ратифицировать ее через парламент. К слову, в Лиссабоне ее в первый же день подписали 27 стран, включая почти все государства СНГ… А Россия почему-то тянет…”

На мой взгляд, 12-летка необходима и возможна лишь тогда, когда она действительно будет признана системной проблемой, которая будет решаться постепенно. Важно понять, с какой целью будет вводиться 12-летка. Если ее задача – законсервировать существующее положение путем прибавления лишнего года – это одно. Другое, если 12-летка станет способом коренного изменения школы и всего уклада жизни, не только школьного. Только тогда это будет не профанацией, а серьезным и нужным всем шагом.

Наталья САВЕЛЬЕВА

Добро должно быть с кулаками…

Не успела школа посеять “доброе, вечное”, а вузам уж пора жатву собирать. Зима на исходе, весна на подходе. Не за горами вступительные экзамены. И здесь мы встречаемся с весьма “непрозрачным” понятием – “централизованное тестирование”. Видимо, с целью его прояснения в конце февраля и должно состояться заседание коллегии Минобразования. Одна из тем: “О состоянии и перспективах развития централизованного тестирования выпускников общеобразовательных учреждений Российской Федерации”.

Состояние, прямо скажем, двойственное. Это видно из приказа ? 3259 от 28.12.98 “О централизованном тестировании”, подписанного министром образования. Начинается он так: “В целях развития централизованной службы тестирования…” Но в нашей стране нет никакой “службы” тестирования! Есть несколько организаций, занимающихся подобной работой, и среди небогатого разнообразия главенствует Центр тестирования выпускников общеобразовательных учреждений Российской Федерации МПГУ, о котором дальше и идет в приказе речь. Следовательно, документ нужно понимать так: “В целях развития Центра тестирования МПГУ…”

Но не будем придираться к словам. Обратимся к сути. Пункт первый: “Предоставить право высшим учебным заведениям и организациям (список прилагается) проводить в качестве дополнительной образовательной услуги на добровольной основе централизованное тестирование выпускников общеобразовательных учреждений Российской Федерации”. Но разве для занятий подобной деятельностью министр может “предоставить право”?! Право дает соответствующая лицензия. Между тем у МПГУ нет, насколько мне известно, лицензии на тестирование. Часть приказов Минобразования, которые регламентируют работу Центра, не зарегистрирована Минюстом и, следовательно, неправомочна. Почему так произошло? С чем это связано? Согласимся, что, когда речь идет о платных образовательных услугах, да еще таких масштабных (в прошлом году было протестировано около 70 тысяч выпускников, при этом каждый тестировался примерно по трем предметам при средней цене за тест 48 рублей), законодательная часть дела должна быть безупречной, а структуры, причастные к тестированию, вне подозрений.

Вопрос второй и не менее важный. Качество тестов. Специалистов в таком новом деле у нас немного, и потому невольно удивляет скорость разработки, производства тестов и внедрение их в практику. Так называемые ВНИКи (временные научно-исследовательские коллективы) ничтоже сумняшеся берутся за мозговые штурмы и выдают на-гора результат. А ведь результат тестирования решает судьбоносный вопрос – быть или не быть абитуриенту в вузе.

Наконец, некоторые сомнения по поводу новых тестовых инициатив. В текущем году предполагается провести два тестирования: “школьное” и “вузовское”. “Вузовское” – обычное, что и проводилось в прошлые годы. “Школьное” – тесты, предназначенные лишь для итоговой аттестации в школе. Вред от нововведения очевиден. Разрыв между школой и вузом еще более увеличится, возрастет армия репетиторов, определится идеал школы как социального приюта, а не источника знаний. Ответственные же за тестирование лица рассуждают иначе. “Повредит ли это непрерывности образования? А кто говорит, что образование должно быть непрерывным? Где сказано, что школа готовит к поступлению в вуз? Наоборот, у нас на всех уровнях говорится, что школа не готовит к вузу”, – рассуждало одно высокое лицо. И дальше – совсем откровенно:

– На наше обычное тестирование просто не приходили те дети, которые не хотят поступать в вуз. Мы идем навстречу учащимся.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Оказывается, смысл тестирования не в каких-то высоких материях (борьбе за качество образования и проч.), а в том, чтобы как можно больше детей принесли денежки в Центр. Однако Бог с ним, с Центром, но почему эта новация получила понимание у нашего бескорыстного министерства?! Ну не из-за денег же?

Скоро, совсем скоро на все вопросы мы получим ответы…

Лидия СЫЧЕВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте