Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Острая тема

Зарплаты учителей. Кто виноват?

Учительская газета, №03 от 21 января 2020. Читать номер
Автор:

Чтобы вас уважали, нужно самим начать уважать себя

Низкие зарплаты – главная боль учителей. Кто виноват в этих низких зарплатах? Безусловно, ответственность несет государство: президент, премьер-министр, губернаторы, мэры, депутаты, прокуроры и судьи. Но только ли они? Разве от учителей ничего не зависит? Педагоги всего лишь объект, но не субъект?

Геннадий Петрович Лукичов
Недавно Конституционный суд РФ принял очень важное постановление от 16 декабря 2019 г. №40‑П «По делу о проверке конституционности положений статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, а также частей первой – четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Г. П.Лукичова».

Геннадий Петрович Лукичов работает в областном государственном бюджетном профессиональном образовательном учреждении «Жадовский сельскохозяйственный техникум». В разные периоды времени он совмещал несколько должностей: машиниста (кочегара), зольщика (истопника) и слесаря-сантехника.

Ему начисляли зарплату, как и педагогам, с многочисленными нарушениями. Если вы не понимаете, о каких нарушениях идет речь, то ознакомьтесь со статьей «Слабонервным не читать! Четвертование зарплаты учителя» («Учительская газета» №49 от 4 декабря 2018 года). Из всех описанных нарушений недоплата за совмещение самая возмутительная, циничная и унизительная. Оплата совмещения не увеличивает зарплату. Она уменьшает персональную выплату до МРОТ. Только после уменьшения персональной выплаты до МРОТ до нуля выплаты за совмещение начинают увеличивать зарплату. То есть учитель делает дополнительную работу, чтобы заплатить самому себе зарплату за основную работу. Абсурд!

Геннадий Петрович обратился в суд с иском о взыскании недополученной заработной платы, в обоснование которого указал, что работодатель при исчислении его заработной платы начисляет различного рода выплаты, в том числе за сверхурочную работу, работу в выходные и нерабочие праздничные дни, за работу в ночное время, за работу, выполняемую в порядке совмещения должностей, на оклад, составляющий менее минимального размера оплаты труда в Российской Федерации, хотя все эти выплаты должны начисляться, после того как его оклад будет увеличен до минимального размера оплаты труда.

В суде общей юрисдикции ему удалось взыскать с работодателя доплаты за работу в ночное время, работу в выходные и нерабочие праздничные дни, сверхурочную работу. Но добиться доплаты за работу, выполняемую в порядке совмещения должностей кочегара, зольщика и слесаря-сантехника, не получилось.

Геннадий Лукичов – человек настойчивый, поэтому он обратился в Конституционный суд с просьбой признать противоречащими Конституции РФ некоторые статьи Трудового кодекса, раз по этим статьям человеку можно не платить за его работу, выполненную в порядке совмещения.

Конституционный суд признал оспариваемые статьи ТК РФ не противоречащими Конституции, потому что в них не написано, что за совмещение можно не платить. В Трудовом кодексе написано, что за дополнительную работу в форме совмещения обязательно нужно платить, то есть начислять оплату совмещения сверх МРОТ. КС постановил, что его мнение по этому вопросу является общеобязательным и исключает любое иное истолкование в правоприменительной практике. Решение по делу Геннадия Петровича Лукичова КС постановил пересмотреть.

В связи с этим постановлением выразим Геннадию Петровичу благодарность. Он помог всем работникам системы образования. Многих других проблем с оплатой труда это не решает. Но это устраняет самое одиозное нарушение.

Мораль этой истории в следующем. Во-первых, эффективно бороться за свои трудовые права можно. Во-вторых, делать это можно и простыми способами: подать заявление в суд. В-третьих, даже один человек может многого добиться.

Теперь вернемся к главному вопросу этой статьи: кто виноват в низких зарплатах учителей? К сожалению (или к счастью?), в низких зарплатах виноваты сами учителя. Работа по защите трудовых прав, которую проделал Геннадий Петрович, мог проделать любой учитель. И от учителя этого было бы логичнее ожидать. Учителя работают с документами – могут и заявление в суд написать. Многие учителя имеют высшее образование, должны иметь достаточно знаний для защиты трудовых прав. Учителя должны учить детей правде, справедливости, законности, должны и для себя этого добиться. Учитель – одна из самых массовых профессий, такое сообщество может оказывать колоссальное влияние на власть. Но ничего такого не происходит. Учительское сообщество – океан, но тихий океан.

Подпись
Некоторые говорят, что Геннадию Лукичову легко мотаться по судам, потому что работа кочегара легче, чем работа педагога. Учителя сильно загружены напряженной работой, поэтому не имеют возможности выделить время на суды. Один случай из моего опыта показывает, что дело не в этом.

В 2015‑2016 годах я работал педагогом-психологом в Краевом центре семьи и детей в Красноярске. Это государственный социальный приют для детей. Как и многие детские учреждения социального обслуживания (детские дома, приюты, центры), он имел лицензию на право оказывать образовательные услуги. Соответственно в понятиях Закона «Об образовании в РФ» это организация, осуществляющая обучение. Педагогические работники таких организаций социального обслуживания детей имеют трудовые права педагогических работников: сокращенная продолжительность рабочего времени и ежегодный основной удлиненный оплачиваемый отпуск.

Длинный отпуск и короткий рабочий день – священные права педагогов, на которые в Краевом центре семьи и детей никто никогда не покушался. Но в 2015 году прошла реорганизация юридического лица. Новому юридическому лицу понадобилось несколько месяцев для получения лицензии на оказание образовательных услуг. На это время педагоги на вполне законных основаниях были лишены этих прав.

Когда Краевой центр семьи и детей получил лицензию на право оказывать образовательные услуги по реализации образовательных программ по дополнительному образованию детей и групповым письмом. Педагоги требовали вернуть льготы и угрожали судом. Директор льготы не вернул.

В 2016 году я обратился в Кировский районный суд Красноярска с исковым заявлением. Я требовал признания статуса педагогического работника, взыскания компенсации с Краевого центра семьи и детей за не предоставленный ежегодный основной удлиненный оплачиваемый отпуск и отработанные сверх нормы часы за последние три месяца.

Перед подачей заявления в суд я предложил десяткам педагогов присоединиться к моему иску. Согласился всего один! При этом нужно понимать, что судебное разбирательство – это цивилизованный и деликатный способ урегулирования конфликта. В отличие, например, от забастовки – очень жесткого давления. Учителя не способны даже в очень вежливой форме заявить о своих правах. От педагогов требовалось потратить всего пять минут на чтение искового заявления и постановки своей подписи под ним. Всю работу по судебным разбирательствам я брал на себя. И почти все отказались. Педагоги не готовы бороться за свои права не потому, что у них нет на это времени и сил. Просто быть лояльными к начальству для учителей гораздо важнее, чем защитить свои интересы.

«Галочка»
Есть еще один очень простой способ борьбы за свои права – голосование на выборах. Здесь нужно всего лишь проставить «галочку» в нужном месте.

В отличие от судебных разбирательств выборы позволяют сохранить конфиденциальность: никто не знает, за кого мы проголосовали, если мы сами не расскажем.

Проставить «галочку» в своих интересах большинство педагогов тоже не способны.

Перед выборами президента в 2018 году одна из коллег мне сказала: «Не так уж плохо мы живем, чтобы не голосовать за Путина». У нее оклад 7 тысяч рублей, и она довольна своим положением (при средней зарплате в Красноярске 40 тысяч рублей).

Владимир Путин не первый раз баллотировался в президенты. Его политику в отношении зарплат учителей мы знаем.

В предыдущем Законе РФ «Об образовании» (от 10.07.1992 №3266‑1) в ч. 3 ст. 54 была норма: размер средней ставки заработной платы и должностного оклада учителей и других педагогических работников устанавливается на уровне не ниже средней заработной платы работников промышленности в Российской Федерации. Федеральным законом от 24.12.2002 №176‑ФЗ о федеральном бюджете на 2003 год действие нормы статьи 54 Закона «Об образовании» было приостановлено на 1 год.

В 2004 году Владимир Владимирович решил вовсе отменить ч. 3 ст. 54 Закона «Об образовании», подписав закон от 22.08.2004 №122‑ФЗ. На 8 лет, до принятия нового закона об образовании в 2012 году, была убрана законодательная основа для роста зарплат учителей.

В ч. 3 ст. 99 нынешнего Закона «Об образовании в Российской Федерации» сказано: «Расходы на оплату труда педагогических работников муниципальных общеобразовательных организаций, включаемые органами государственной власти субъектов Российской Федерации в нормативы, …не могут быть ниже уровня, соответствующего средней заработной плате в соответствующем субъекте Российской Федерации, на территории которого расположены такие общеобразовательные организации».

Официальная статистика говорит нам, что эта норма выполняется. В Красноярске, по статистике, средняя зарплата 40 тысяч рублей, а зарплата педагогов 41 тысяча рублей. А согласно расчетным листам зарплата педагогов 18 тысяч рублей. Официальная статистика лжет.

Когда учителя говорят чиновникам, что официальная статистика лжет, что ч. 3 ст. 99 Закона «Об образовании в Российской Федерации» не выполняется, глава правительства Дмитрий Медведев в ответ презрительно хамит: «Учитель – это призвание. А если хочется деньги зарабатывать, то есть масса прекрасных мест, где это можно сделать быстрее и лучше. Тот же самый бизнес. Но вы же не пошли в бизнес, как я понимаю…»
Некоторые педагоги говорят, что на президентских выборах 2018 года не за кого было голосовать, кроме Путина. Серьезно? Не за кого? Кандидат в президенты Григорий Явлинский в своей предвыборной программе заявлял о намерении радикально перераспределить бюджет в пользу системы образования. Но Григорий Явлинский педагогическому сообществу не симпатичен.

Даже если действительно не за кого голосовать, то никто еще не отменял протестного голосования. Это когда избиратели голосуют за любого оппозиционного кандидата или портят бюллетень, чтобы выразить протест политике нынешней власти.

Сложно представить худшее отношение власти к учителям и системе образования, чем демонстрируют Владимир Путин и Дмитрий Медведев. И тем не менее большинство педагогов голосуют за них на выборах. У педагогического сообщества напрочь отсутствует сознание своих классовых, корпоративных профессиональных интересов. Власть не хочет обеспечить трудовые права учителей. Учителя не хотят другую власть. Замкнутый круг.

Уважение
Единственная форма протеста, которую часто декларируют учителя, звучит так: «Как платят – так и работаю». Так себе позиция. Кто от этого проигрывает? Дети…

В 2019 году Владимир Путин поручил Правительству РФ к 1 апреля 2020 года разработать комплекс мер, направленных на повышение статуса учителя. Не думаю, что правительству удастся повысить статус педагогов. Чтобы учителей уважали, сначала нужно, чтобы учителя сами начали себя уважать.

Кирилл КАРПЕНКО, педагог-психолог, Красноярск


Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt