search
Топ 10

Захотел – и стал артистом. Максим КОНОВАЛОВ

Жизнь Максима Коновалова можно разделить на три периода. Первый – активный поиск актерского счастья. Второй – триумф «Бумера». Третий – активный поиск актерского счастья после триумфа «Бумера». Оглушительный успех похождений бандитского киноквартета вопреки ожиданиям не обеспечил ему карьеру, ему предлагали лишь эпизоды. Но жизнь научила Максима радоваться тому, что есть. Он и актером стал вопреки всем правилам: не было у него влиятельных родителей, выгодных покровителей. А были рыжие волосы и яркая отрицательная харизма.

– Максим, скажите, в «Бумер» вы попали случайно?

– Я так не думаю. Конечно, то, что снялся в этой картине, несомненная удача. Но к такой удаче надо быть готовым. На главные роли пробовались многие артисты Москвы, Питера, театральных школ Саратова, Ульяновска. Пробы шли очень долго, несколько месяцев. И надо было оставаться уверенным в себе, когда я понравился режиссеру Петру Буслову, а продюсер не хотел, чтобы я снимался в картине, сомневался в моей кандидатуре. Пришлось доказывать, идти локомотивом, напролом. Так что у меня была чистая победа. Уже потом тот же продюсер сказал: «Да, это супер!»

– Вы с самого начала пробовались на конкретную роль?

– Когда прочитал сценарий, режиссер спросил, кого бы мне хотелось сыграть. Я сразу сказал, что мне нравится Леха Килла. Понимаете, герои картины – парни, которые попали в передрягу девяностых годов, когда начался развал Союза, в силу обстоятельств оказались на улице. И им пришлось заниматься совсем не тем, о чем они думали, мечтали. Ведь если бы не жизненные обстоятельства, они бы не пошли в криминал. Кто-то из них мог стать строителем, кто-то музыкантом…

– Чем запомнились съемки в этой картине?

– Да много чего было интересного. Съемки – это же постоянный экстрим. Был случай, например, когда сначала снимали в районе Алтуфьевского шоссе, за МКАДом, потом надо было переехать на Ленинградское шоссе, в район Химок. И вот мы, загримированные, с «разбитыми» лицами, в рваных майках и с «оружием» загрузились в мою машину и поехали. По дороге нас тормознул гаишник. Я без всякой задней мысли, как добропорядочный гражданин, остановился и подал ему документы. Он посмотрел на них, потом на нас, и я увидел, как он изменился в лице и схватился за кобуру. Поняв, что сейчас случится что-то неприятное для нас, я закричал: «Товарищ лейтенант, мы актеры, снимаемся в кино, позвоните нашему администратору!» Потом всей гурьбой вышли из машины и стали объяснять ему ситуацию. В конце концов он нам поверил…

– К вам сотрудники госавтоинспекции всегда относятся благосклонно?

– Не всегда. Однажды меня остановил инспектор, он обнаружил, что у меня просрочен техосмотр. Он меня узнал, но решил поглумиться, поиздеваться по полной программе, снял номер с машины и выписал штраф. К сожалению, есть такие ущербные люди, которые используют данную им маленькую власть, чтобы унизить известного человека, потешить собственное самолюбие. Ну да Бог им судья.

– Вы готовы сыграть любую роль?

– Соглашусь играть, если будет хороший режиссер, который будет в меня верить. Все-таки я – режиссерский актер, мне нравится, когда со мной работают, когда мы вместе добиваемся точного попадания в цель. Люблю репетировать, искать образ.

– Интересно, откуда у вас такая любовь к искусству?

– Трудно ответить однозначно. Я ведь в детстве хотел стать космонавтом, пожарным или военным, а об актерстве никогда и не думал. А лет в пятнадцать появилась мысль о кино.

– Чем оно вас заинтересовало?

– Именно тогда я и начал сниматься. Конечно, в эпизодах. Впервые «засветился» в картине совместного русско-американского производства «В империи орлов». Я изображал солдата, стоял среди сотни других таких же солдат. Неожиданно режиссер подошел ко мне и спросил: «По-английски говорить можешь?» Я и брякнул: «Могу». В результате что-то там пробалакал по-английски и попал в кадр. Вот так и пошло: эпизод – «крупняк» – роль второго плана…

– Я запомнил вас в картине Евгения Матвеева «Любить по-русски».

– Он доверил мне совсем крошечную роль, но работа в этой картине дала мне очень многое. Я очень счастлив, что мне удалось поработать с этим великим режиссером и артистом, необыкновенным человеком.

– Слышал, что вам даже женскую роль предлагали сыграть.

– Было такое. Снимали детскую сказку, и меня утвердили на роль Бабки-ежки. К сожалению, что-то там затормозили, и в итоге фильм не сняли. Жалко, мне интересно, как бы я смотрелся в этой роли…

– Ребята, наверное, проходу не давали, автограф просили?

– Да не было этого. Никто и не догадывался, что я снимаюсь в кино. Я же рос в таком мире, где реализм – самая большая ценность. В нашем районе о таких заоблачных высях, как кино, никто даже не думал. В нашей семье об актерском ремесле тоже никто не помышлял.

– А что у вас за семья?

– Самая обычная. Несмотря на то что мама умерла, когда мне было семь лет, наше с братом детство было все-таки счастливым. Отец делал все для того, чтобы мы выросли полноценными людьми, хотя ему многие советовали устраивать свою жизнь, не взваливать на себя обузу. Но отец решил по-другому: своих детей вырастить самому. Ему пришлось забыть о карьере, пойти работать водителем грузового автомобиля. Он ходил с нами в театр, в кино, приучал к хорошим книгам, прививал любовь к спорту, здоровому образу жизни. Кстати, он сам заслуженный мастер спорта по бадминтону и мастер спорта по волейболу. И брал убеждением. Например, однажды сказал нам: «Если увижу, что вы курите или пьете, буду считать, что свою жизнь прожил зря». И мы его никогда не подводили.

– В школе учились хорошо?

– Наоборот. В детстве много болел, особенно донимала астма, конечно, это не могло не влиять на мою учебу. Потом я еще ленился, лень было даже списывать на контрольных. Тяжело давались алгебра и геометрия, с точными науками вообще не дружил. Но вот что интересно. Именно с преподавательницей математики Татьяной Николаевной Кутузовой у меня сложились очень теплые отношения, она, по сути, стала мне второй мамой. Мы, кстати, дружим с ней до сих пор. Она не смотрела на мои оценки, а видела во мне человека, входила в мое положение. И я ей за это благодарен.

– Отец так и не женился?

– Нет, хотя подруга у него есть. Отец сейчас уже пенсионер, но у него свое дело – ставит заборы.

– Брат не пошел по вашим стопам?

– Павел на год старше меня, окончил финансовую академию, занимается бизнесом. В семье я один такой – рыжий актер.

– Вы поступили в театральный институт с первой попытки?

– Нет, только с третьей. Было, конечно, больно, но был уверен, что обязательно поступлю. В перерывах между попытками снимался. И на третий год стал студентом театрального училища имени Щепкина курс Николая Николаевича Афонина. Отучился четыре года, получил диплом почти с отличием, а потом… началось все снова. Меня единственного с курса не взяли на работу ни в один московский театр, особенно долго морочили голову в Театре современной пьесы, но так туда и не приняли. В результате попал в шоу «Звездная галактика». Приходили дети, мы их развлекали, и за это платили деньги.

– Что за трагическая история произошла во время одного из представлений?

– Во время шоу мне на ногу свалилась тяжелая декорация. В итоге – очень серьезный открытый перелом с раздроблением кости. Меня сразу из Лужников увезли в Первую градскую больницу. Слава Богу, попал к хорошему специалисту Дмитрию Игоревичу Гордиенко. Он спас мне ногу. Операция, которую он сделал, тогда стоила безумных денег – полторы тысячи долларов, но с меня не взяли ни копейки. Через месяц уже ходил. Сказали, что на мне все заживает, как на собаке. Но на работе сделали так, что виноватым оказался я, и никакой компенсации за тяжелую травму я так и не получил.

Зато после «Бумера» все изменилось. Меня стали звать к себе наперебой чуть ли не все театры. Я говорил спасибо и отказывался от приглашений. В конце концов стал работать в театральном доме «Миллениум» с продюсером Валерием Пономаренко. Здесь прекрасный творческий коллектив, я сейчас занят в трех постановках. Одна из них – «Ханума». Это замечательный спектакль с сумасшедшим ансамблем артистов, роскошными костюмами, декорациями. Кстати, на одном из представлений был смешной случай. Я играю слугу князя, роль которого исполняет Михаил Державин. И вот сваха Ханума (Роксана Бабаян) в очередной раз приходит в княжеский дом, и князь приказывает ее прогнать. Мне надо выйти и сказать: «Опять ты! Что тебе?» Только я вышел, как сверху с троса упал вниз большой княжеский герб, пролетел буквально в миллиметре от моей головы: его не закрепил пьяный монтировщик. Отскочив в сторону, я сказал не по роли: «Эх ты, Ханума, не успела прийти, как весь дом разрушила». Вот так пришлось сымпровизировать. Зрители это оценили. Играю также в «Цветке кактуса» и «Неаполитанских страстях». Честно говорю, я по-настоящему счастлив. Считаю, что театр обязательно должен быть в творчестве актера! Артист должен уметь играть характерные, комедийные, трагические и драматические роли. Самое главное – это трудолюбие, вера в себя и надежда, которая у меня не умирает никогда.

– Кроме театра в вашей жизни есть и кино.

– Да, я продолжаю сниматься. В полнометражном фильме «Очень русский детектив», например, у меня главная роль. Также в главной роли снялся в шведско-российском фильме «Горячие новости». У режиссера Аллы Суриковой сыграл небольшую роль во второй части картины «Человек с бульвара Капуцинов».

– Вы как-то поддерживаете свою физическую форму?

– В свободное время играю в волейбол, хоккей, плаваю. Очень люблю лошадей, с детства езжу верхом, моя мама – донская казачка, и школьные каникулы я обычно проводил, разъезжая на лошадях. Нравятся горные лыжи. Одно время увлекался боксом.

– Есть роль, которую хотелось бы сыграть?

– Очень хотелось бы сняться в хорошем военном фильме, еще есть желание сыграть лирического героя. Хотя недавно снялся в Киеве в главной роли в романтической мелодраме «Хочу ребенка».

– Слышал, что вы занимаетесь коллекционированием.

– Увлекаюсь антиквариатом, старинными вещами. Приезжая в любой город, обязательно захожу в антикварную лавку и что-нибудь прикупаю. Из каждой поездки привожу тарелочку с символом города, у меня уже набралось порядочное количество.

– Дом вы строить уже закончили?

– Практически закончил.

– Кто же там живет?

– Четыре кошки, за которыми ухаживают рабочие, которые занимаются строительными работами и следят за домом. Кстати, дом построен по моему собственному проекту. Рядом гостевой дом-баня. Мне там очень нравится. Надеюсь, что скоро перееду туда на постоянное жительство. Пока живу в родительской квартире вместе с отцом и братом.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте