Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Я бы усыновила целый детский сад. Лайма ВАЙКУЛЕ

Учительская газета, №51 от 22 декабря 2009. Читать номер
Автор:

Неотразимая латышка Лайма Вайкуле наряду с живущей на Украине молдаванкой Софией Ротару – единственные поп-дивы с постсоветского пространства, которые удержались на эстрадном олимпе России. В роду Вайкуле пела только бабушка, и то в церковном хоре, все остальные были простыми рабочими. Лайма на сцене с 12 лет. «Еще не вечер», «Вернисаж», «Я за тебя молюсь», «Я вышла на Пикадилли», «Акапулько», «Скрипач на крыше» и другие песни полюбились слушателям именно в исполнении обворожительной Лаймы, работающей в стиле европейских шоу-варьете. Наш корреспондент побеседовал с певицей о ее жизни и творчестве.

– Лайма, вы с детства мечтали о профессии врача и после 8-го класса поступили в медицинское училище. Почему бросили это дело? Вам было жалко лягушек, которых студенты режут в познавательных целях, вы ведь известны как активная защитница прав животных и вегетарианка?

– В то время у меня были совсем другие мысли, чем сегодня. Мне тогда казалось, что самое главное – это я, а лягушки потом. Теперь я уверена, что лягушки и я – мы в равной степени важны для планеты. А ушла я из медучилища, потому что увлеклась музыкой и поняла, чем хочу заниматься в жизни.

– Вы выросли в большой семье с двумя старшими сестрами и сводным братом. Сейчас помогаете им материально или это не принято в Прибалтике?

– Естественно, помогаю. Они все на мне. Дела семейные для меня всегда на первом месте. Мне нравятся восточные традиции, согласно которым уважают пожилых людей. Мы все когда-нибудь станем пожилыми. Если в семье сосуществуют вместе разные поколения – это же здорово. Не понимаю, почему, например, в Америке, стариков сдают в дома престарелых. От этого, наверное, идет падение нравов в США, где уже нельзя возразить своему ребенку-подростку, чтобы не получить от него в глаз. В вопросах семейных я – человек консервативный. У меня дома все под моим каблуком, я всех заставила с собой считаться. Но и я для них стараюсь как могу.

– Продолжим тему Востока. Вы несколько лет прожили в Баку. Чем вам приглянулся Азербайджан, а не какая-нибудь другая республика?

– Он меня привлек тем, что там меня полюбили. А мы всегда любим тех, кто любит нас. Это было еще в советское время, когда каждый артист прикреплялся к какой-либо концертной организации. Меня пригласили работать от Азконцерта. От него я поехала на международный конкурс. И не подвела – привезла в Баку гран-при. Тогда для начинающего артиста это было очень важно – мне сразу же разрешили выступать с сольной программой. В первых 15 концертах принимал участие Раймонд Паулс. Его сильно удивляло, что каждый вечер ко мне в гримерку приносили огромные букеты цветов и корзины с фруктами и восточными сладостями. Помню, спросила Раймонда: «Вот ты всю жизнь проработал в рижской филармонии. Когда-нибудь у вас артистов так одаривали?» Он со вздохом ответил: «Никогда!» О бакинской жизни у меня остались самые лучшие воспоминания. Я очень благодарна бакинцам, что приютили и сделали для меня все возможное и невозможное.

– Вы успешная бизнес-вумен – владеете косметической фирмой «Лайма-люкс». А вот ваша коллега Алла Пугачева жалуется, что, чем бы она ни занималась: выпускала обувь, чипсы или парфюмерию, прикупала заводы и фабрики, всякий раз ее, доверчивую артистку, обкрадывают и банкротят ушлые финансисты. Скажите, а вы жесткая хозяйка? Вас легко обмануть?

– В бизнесе я не позволяю себя обкрадывать. В этом у нас большая разница с Аллой. Вот у меня на участке много деревьев и цветов. Кустарники из Германии, японская сосна… Они все приживаются, из каких бы экзотических стран я их ни привезла. В чем причина? Не знаю. Ко мне тянутся и растения, и люди, и бизнес. Не знаю даже, на что пожаловаться. Работаю с лучшими композиторами – Паулсом и Крутым. Кстати, я с ними уже и породнилась. Мы с Игорем Крутым окрестили внучку Раймонда Паулса. Теперь вот кум и кума.

С шутником Раймондом Паулсом у нас был забавный случай. Выпивали мы как-то у него дома, что-то отмечали. А дело было в 1991 году, когда в Риге проходили акции протеста против советской власти. Вдруг с улицы послышались оружейные выстрелы. Все испугались, что к нам могут ворваться вооруженные люди, поэтому решили спасать Паулса как символ нации. Мы его закрыли в ванной, а сами сидим на полу, дрожим. Но тут Раймонд приоткрывает дверь и выбрасывает из ванной тапочку и белую простыню со словами: «Я сдаюсь!» Мы расхохотались, напряжение было снято. Человек, способный шутить даже в такой ситуации, действительно мощная личность.

– Если уж зашел разговор о крестинах детей, не могу не спросить, как относитесь к моде в западном шоу-бизнесе на усыновление детей. Мадонна вот долго воевала, чтобы ей разрешили удочерить темнокожую девочку из Малави. Когда-то и вы заявляли о желании взять на воспитание сироту…

– Замечательная мода! Я бы усыновила целый детский сад, но не могу. У меня все хорошо получается потому, что перед каждым важным поступком я советуюсь со священником. Это владыка Виктор, мой крестный отец, духовник и большой друг. Но на усыновление ребенка он не дал мне своего благословения.

– А как он это аргументировал? Посетовал на неподходящий для ребенка мир богемы, который, наверное, вас окружает?

– Он никак не аргументировал. Просто не дал, и все.

– И еще о детях. Подозреваю, вам нелегко было возглавлять судейство Международного конкурса молодых исполнителей на «Славянском базаре-2009»? Ведь наверняка каждый член жюри «тащил одеяло» в пользу своего земляка-конкурсанта?

– Ну что вы. Во всевозможных жюри я заседаю уже лет двадцать. Дело привычное. Помню, как первый раз попала в жюри – на конкурс эстрадной песни «Ялта-90». Тогда сильное влияние еще имело министерство культуры СССР, и в жюри заседали чиновники оттуда. Я всех постоянно подзуживала: «Смотрите, какой тот мальчик хороший, а какой этот голосистый». Я не была председателем, но призовой пасьянс сложился так, как я хотела, и третье место получил юноша из Кургана Макс Фадеев, известный теперь композитор и продюсер. Он тогда был стройный и красивый, а сейчас уже просто красивый. Так эти люди из жюри мне потом плакались, что начальство их очень ругало за Макса. А они оправдывались: «Мы подпали под влияние Лаймы». С тех пор уже не имеет значения – председатель я или нет, все находятся под моим влиянием.

– Ответственность за судьбу начинающих ощущали?

– Конечно. Когда раздаешь щенков новым хозяевам, а у меня целое семейство американских бульдогов, то понимаешь, что ты в ответе за их судьбу. Вот примерно те же чувства у меня возникали, когда я смотрела выступление конкурсантов. Хотя понятно, что любой творческий конкурс – это вещь абсолютно субъективная. Мы не решаем их судьбы, а даем лишь маленький шанс.

Что важно для начинающих? Вроде и талант у них налицо, и харизма, и на сцене умеют держаться, и есть во что одеться, но вот искренности многим не хватает. А иные хорошие ребята проигрывают из-за неправильно подобранного репертуара, с которыми не могут показать свои лучшие стороны. И последний критерий – чувство перспективы. Какой смысл поощрять богатых бездельников, которые потом повесят лауреатский диплом на стену и никогда не будут зарабатывать себе на хлеб вокалом.

– Как относитесь к тому, что с 1 июля в России закрылись все казино? Теперь у артистов, наверное, меньше возможностей выступать перед богатыми людьми?

– Ну что вы, мы выступаем у них дома. За это больше платят. У нас в Латвии казино работают в прежнем режиме. Хотите играйте, не хотите – не играйте. Все зависит от силы воли, финансовых возможностей и желания. Сама же я хожу в казино только в Лас-Вегасе или Атлантик-сити. Игорные заведения в других местах, тем более в России, меня не интересуют. Я почему-то думаю, что в Лас-Вегасе у меня есть шанс выиграть, а здесь нет.

– В последнее время в СМИ часто обсуждают завышенные требования звезд шоу-бизнеса. А можно узнать подробности о вашем райдере?

– У меня обычный профессиональный райдер. Не нужно путать капризы с требовательностью. Я всегда прошу только то, что необходимо. Это все, что связано со светом, звуком, декорациями. Здесь я спрашиваю жестко, потому что всегда пою вживую. И кто бывает на моих концертах, не даст мне соврать. А мои бытовые запросы? Ну там всякие глупости. В моем гостиничном номере не должно быть цветов – я не люблю, когда срезают живые цветы. Обязательно должны быть вода, лед, лимон, свечи…

– А машина какая вам нужна для разъездов?

– Самая лучшая, что есть в городе. Я люблю «Мерседес». Но если нет этой марки, то можно и на «ГАЗике» прокатиться.

– Вы можете поделиться с нашими читателями секретом, как снимаете усталость?

– Моя команда знает, что перед концертами я бываю очень взвинченной. Меня не интересует ничто постороннее. И перед концертом никогда не пью спиртного. А в другие дни могу пропустить рюмочку «Чивас». Это расслабляет, но для хорошего настроения мне достаточно 20 грамм.

Вообще в этом деле я плохой советчик. Нервная система каждого человека имеет свои особенности. Что хорошо одним, плохо для других. Мне очень помогает общение с моими собаками. Мои жизненные силы также прекрасно восстанавливает отдых в Африке, Японии или на островах в Белом море.

– Так вот почему вы всегда так великолепно выглядите…

– Это гены. Плюс у каждой женщины есть своя методика ухаживания за телом. Говорят, что до 25 лет живешь взаймы у природы, за счет ресурсов юного организма, а потом уже за все платишь. Так вот, до 25 я жила, как монашенка, а вот теперь видите плоды. И обхожусь без пластических операций. Но за кожей слежу: делаю массажи, маски. Причем пользуюсь, как правило, отечественными кремами, потому что люблю, чтобы в косметике были натуральные ингредиенты. А самая моя главная диета называется «Зашиваю рот», какие бы яства не стояли на столе.

– А вы еще не задумывались, каким будет финальный аккорд, когда придет время заканчивать вокальную карьеру? Будете ли целовать сцену, как Кобзон, или объезжать СНГ с прощальными концертами, как Пугачева?

– Ничего загадывать не хочу. Я не уйду с эстрады, пока не появится человек, который будет выглядеть на сцене лучше меня и петь профессиональней, чем я.

– Вы предпринимали попытки завоевать Запад?

– Да. У меня был шанс стать звездой в Америке. Я тут недавно рассказала своей новой подруге Ларе Фабиан, с какой звукозаписывающей компанией у меня был контракт, так у Лары челюсть отвисла. Но в США очень быстро выяснилось, что я не из тех, кто покидает родину навсегда. Для прагматичной Америки я оказалась слишком сентиментальной. Пожила там несколько лет и вернулась. В юности я мечтала о Бродвее, но когда меня наконец позвали туда работать, это желание куда-то улетучилось. Мне предложили главную роль в мюзикле о Мата Хари, но я отказалась, сославшись на то, что не хочу перекрашиваться в брюнетку. Но на самом деле я уже мысленно паковала чемоданы. Вот могла стать американской звездой, но сделала другой выбор. Значит, судьба такая.

– И правильно сделали, вы наша звезда…

– Да. И мировая тоже…

Фото автора


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту