search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Гурманы отметят необычный праздник – Международный день эскимо, которому исполняется 100 лет

Всего лишь варианты будущего

Как человек становится Богом через информационные структуры

Что будет, если обычный человек получит возможность управлять миром, глухота как единственный способ не стать одержимым, параллели прошлого с нынешней пандемической эпохой. Две книги, в разной мере работающие с футурологией, в сегодняшнем обзоре «Учительской газеты».

 

Страна одержимых и глухих

Новый роман Дмитрия Глуховского «Пост 2. Спастись и сохранить», как и первая часть саги, которая называется просто – «Пост», сначала увидела свет в виде аудиосериала и электронной версии. Это далеко не первая попытка автора описать нерадостные перспективы человечества путем создания постапокалиптической антиутопии.

Действие в романе происходит всего через какие-нибудь двадцать лет, если вести отсчет от нашего времени. Но судите сами: за эти годы в России успела приключиться гражданская война, в результате которой более-менее нормальные условия жизни сохранились только в Москве, где установилась монархия. Остальные города оказались заброшены, значительная часть населения погибла. И если в первой части все еще выглядит не таким уж страшным (так как нам пока не открывается вся полнота картины), то вторая – самый настоящий ужастик.

Фирменный стиль Глуховского, отточенный еще на сериале «Метро», – описывать все так, как будто вымышленная реальность действительно существует. С массой деталей и подробностей, преимущественно в настоящем времени… И «Пост» в этом смысле не исключение. Картины жизни «Московской империи», описанные в романе, отсылают нас не то в ХIХ век, не то в полузабытое советское прошлое, причем не позднее 40-х годов ХХ столетия. Лубочная Москва с ее ресторанами, театрами, народными гуляньями, восстановленными храмами контрастирует с жизнью за Третьим транспортным кольцом, где царят голод, холод и разруха. Даже в столице многие вещи являются дефицитом, а у простых граждан нет доступа ни к телевидению, ни к компьютерам, ни к мобильной связи – не то они запрещены, не то заблокированы властями и западными «партнерами». Хотя представители элиты, разумеется, пользуются всеми благами цивилизации, в том числе импортными. А благостный с виду государь-император Аркадий Михайлович, «спаситель Отечества» и «собиратель земель», символизирует собой типичный культ тирании, обратной стороной которого являются неизбежные репрессии. В прямом смысле слова, как это было исторически заведено. На инакомыслящих и разного рода «нарушителей» доносят, их бросают в тюрьму и убивают. Даже если это вроде бы «свои». Например, князь Белоногов, который был другом детства отца нынешнего «царя» и в принципе лоялен к действующей власти. Как выясняется, репрессированы и уничтожены были и родители главной героини Мишель Бельковой.

Беременная от погибшего казачьего есаула Александра Кригова, Мишель, рискуя жизнью, пробирается в Москву с ярославского поста, уничтоженного «одержимыми», явившимися с другого берега отравленной Волги. Оказывается, во время гражданской войны против мятежников в регионах было применено некое секретное оружие, воздействующее на мозг через слуховые органы, лишающее людей разума и заставляющее их в буквальном смысле слова пожирать друг друга. Тогда это остановило войну и было преподнесено как чудо. Но теперь «одержимые» перешли Волгу. Чтобы не слышать «бесовской молитвы», вызывающей эффект одержимости, рекомендуется протыкать себе барабанные перепонки. И похоже, глухота вообще является панацеей от всего окружающего ужаса.

В конце концов и выживают только те, кто оглушил себя. Да и то не все. Гибнет, например, один из главных персонажей первой части Егор, который пытается добраться до Москвы вместе с Мишель. А вот казачьему сотнику Юрию Лисицыну, посланному царем на Волгу, чтобы выяснить, что случилось со сгинувшей экспедицией Кригова, как-то удается противостоять «бесовской молитве». И даже вроде бы со временем разобраться в происходящем.

В частности, в том, что то самое «секретное оружие» придумал не кто иной, как родной отец нынешнего императора и предыдущий самодержец Михаил Геннадьевич. Который в довоенной жизни был вовсе никаким не монархом и даже не аристократом, а ученым. И сын не то не знает об этом, не то знает, но притворяется, что ему ничего не известно, не то догадывается, в чем дело, но пытается убедить сам себя и других заодно в том, что это неправда.

В результате при трагической развязке в Большом театре на спектакле «Щелкунчик» гибнут и сам император, зараженный «бесовской молитвой», и его дети. А также, очевидно, и Лисицын, пытавшийся рассказать монарху правду, и его бывшая возлюбленная, балерина Катя, ради театральной карьеры ставшая предательницей… Из всех главных героев в живых остается лишь одна освобожденная из застенка (где она томилась в одной камере с вышеупомянутым князем Белоноговым) Мишель, имя которой, очевидно, указывает на связь с Михаилом Архангелом, официальным духовным покровителем новой царствующей династии: два ее представителя носят имя Михаил.

Конец книги почти обнадеживает. Монархии больше нет. Мишель объявляют народной спасительницей, она возглавляет крестный ход, идущий по Бульварному кольцу… Только вот и она сама, и все эти люди вокруг глухие. У всех до одного проткнуты барабанные перепонки.

Неужели глухота – единственный способ не стать одержимым? И от чего спасает отсутствие слуха? От пропаганды? От промывания мозгов? Но ведь оно еще и лишает возможности полноценного общения…

Так можно ли сберечь слух и одновременно уцелеть как личность? Ответ на этот вопрос читателю придется поискать самостоятельно. Глуховский, как и в других своих антиутопиях, предлагает нам всего лишь один из вариантов будущего. Заодно проводя параллели с нынешней пандемической эпохой, для которой книга странным образом становится актуальной. Сравнить хотя бы проверки слуха у сотрудников и посетителей театра и сегодняшнее введение QR-кодов для допуска в «храмы культуры». Очень похоже на пророчество…

 

 

Расти как понятие

 Честно говоря, прочитав еще в далеком 2007 году роман Марины и Сергея Дяченко «Vita Nostra», я совершенно не ожидала, что когда-нибудь выйдет его продолжение. Но это случилось. Надо сказать, книга удивила меня не меньше, чем первая. Однако совсем по иным причинам.

Во второй части действует все та же главная героиня – Александра Самохина. Девушка не по своей воле вынуждена пройти ряд испытаний и поступить в некий таинственный Институт Специальных Технологий в городе Торпа. Через какое-то время выясняется, что преподают там не люди, а овеществленные функции, а из студентов готовят части Великой Речи – существительные, прилагательные, глаголы и т. д., при помощи которых управляется мироздание.

Если студент не справляется с программой, его наказывают, например делают так, что заболевает или даже умирает близкий человек. А если кто-то не сдаст переводной или выпускной экзамен, он просто перестает существовать. Жестко, но иначе кто добровольно согласится пройти крайне сложный курс обучения и перестать быть человеком?

Саше, как и другим, вначале приходится несладко. Но потом она втягивается в учебу и становится лучшей студенткой на курсе. В конце первой части выясняется, что ее функция – пароль. Это ключевое слово, способное открывать новые реальности.

Первая книга заканчивается, казалось бы, хеппи-эндом. Александре удается «прозвучать», чего от нее и требовали экзаменаторы. Ее больной младший братишка (скорее всего, не просто так прихворнул!) поправляется.

Во второй книге мы сначала видим Александру взрослой. Ей за тридцать, есть дочь-подросток. Есть и муж, но они на грани развода. И вот Александра, возвращаясь с дачи, засыпает за рулем и разбивается насмерть. А потом оказывается, что это какая-то параллельная реальность, в которую попадает двадцатилетняя Саша Самохина. Ей «показали», что случилось бы, если бы она жила обычной жизнью.

По логике вещей следовало бы сделать героиней именно взрослую Александру с ее выдающимися способностями. Но, как выяснилось, замысел авторов был иным. Саше все еще двадцать. И она вновь оказывается в Институте Специальных Технологий, но уже на четвертом курсе. А дальше вообще начинается что-то непонятное. Вроде бы прошло четырнадцать с половиной лет, но Саша и ее сокурсники по-прежнему учатся в институте. Объясняется это тем, что время здесь не имеет особого значения – это понятие условное, можно оказаться в любой точке пространственно-временной реальности. А еще у Саши больше нет близких. В прошлом, которое она помнит, у нее были мать, отчим и младший брат. Но в этой реальности ее мать так и не вышла замуж во второй раз. Она считает свою дочь погибшей, а Саша-студентка для нее никто.

Но самая главная новость – Саша не сдала экзамен! И несмотря на это, ее в виде исключения вернули в институт – работать над ошибками. И эта работа заключается в том, чтобы выполнять задания по коррекции реальности. Выражать суть предмета через то, чем он не является. Одолевать чудовище из башни, предотвращать падение глыбы льда на женщину с ребенком в коляске… И все это на фоне сложных отношений героини с друзьями, преподавателями, возлюбленным…

Видимо, Дяченко хотели показать героиню в развитии, причем не только личностном, но и куда более глобальном. «Я расту как понятие», – несколько раз повторяет Александра на протяжении книги. Если в первой части не раз упоминалось о том, что, превратившись в слова и понятия, люди перестают быть людьми и становятся функциями, то во второй прямо говорится о том, что у них может быть одновременно две ипостаси – человеческая и «функциональная». И эмоции – это «топливо и энергия» для функции. Для развития человеческой ипостаси Александре «организовывают» встречу с пилотом Ярославом Григорьевым, к которому она первый раз в жизни испытывает по-настоящему зрелые чувства. Хотя, может, эта встреча и чистая случайность…

Надо отдать должное авторам, они смогли и во второй книге выдержать тот «накал нерва», который был характерен для первой. И даже усилить его. Мы не просто сочувствуем героине, мы понимаем, что тут вопрос жизни и смерти, прямо как гамлетовское «быть или не быть». Что произойдет в случае, если Саша провалит задание, не сдаст зачет? Она развоплотится? Продолжит свое существование в другой реальности, и не факт, что оно будет счастливым? Ясно, что сдать, выполнить свою программу для нее оптимальный вариант. Отыграть назад без потерь практически невозможно. Потому что это не просто ее будущая специальность. От Самохиной-пароля в этом мире зависит очень и очень многое. И она пользуется своим даром, чтобы «исправить» мир: зажигает перегоревшие лампочки, осушает лужи, инициирует спасение бездомного котенка из-под колес припаркованного автомобиля, предотвращает пожар, в котором должен был погибнуть отец Ярослава, устраивает в стрессовом состоянии ураган, который приводит к мини-апокалипсису. И даже пытается спасти саму себя, погибшую в аварии. Хотя в таком случае ее собственное существование стало бы невозможным.

Как и другие произведения Дяченко, это качественная фантастика, которая не дает однозначных ответов на вопросы и заставляет задуматься о жизни на самом глубоком философском уровне. Посмотреть на бытие под иным углом, чем мы привыкли. Сделать допущение: «А что, если…»

А что, если обычный человек получит потенциал, который позволит ему управлять миром? В сущности, роман о том, как человек становится Богом через информационные структуры, через слово, которое, как известно, было в начале. Через идеи свободы, любви или даже зла и страха. И в этом нет никаких противоречий, так как человек по сути своей и есть частица Бога…

 

Дмитрий Глуховский. Пост 2. Спастись и сохранить. Storyside, 2021.

Дяченко М., Дяченко С. Vita Nostra: Работа над ошибками. – М. : Эксмо, 2021.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте