search
Топ 10

Все испытания можем преодолеть

Программа «Мозаика» чрезвычайно интересна тем, что здесь основной акцент делается на сравнении. Впрочем, и до этой программы это был один из моих излюбленных приемов. А теперь я более активно его использую. Кстати, сам инструментарий при этом сильно изменился. Появилось много новых методов и возможностей, когда особенно эффективно использование сравнений. Благодаря им обогащается содержание урока, он становится более интересным и глубоким.

Я давно увлекаюсь русской культурой, русской цивилизацией. Это одна из моих любимых тем, которой я занимаюсь уже много лет. Но вот неожиданно, когда я взял темой своего исследования сравнение ценностных ориентаций двух цивилизаций – американской и российской, высветилось очень много потрясающих вещей. Они привели меня к ряду полезных выводов. Например, совсем недавно я прочитал, что Россия – это зеркало для американцев. Причем это было написано в конце XIX века, когда мы были далеки от сегодняшних страстей. От революций, от двух мировых войн и прочих катаклизмов. Ведь тогда между нашими странами контактов было мало. Это американцы писали о России как о зеркале Америки. Значит, они тогда что-то видели и чувствовали.

И вот я начал развивать эту тему в разных направлениях. И мне захотелось узнать, а как вообще менялись эти ценности. Я «отправился» в XVII-XVIII века и увидел очень много параллелей. Может быть, какого-то осмысленного сравнения тогда не было, но посмотрите тот же XVII век. Две нации стартовали фактически одинаково. Одна стартовала, начиная от Урала, и дошла до Тихого океана. А другая стартовала с Восточного побережья Северо-Американского континента и дошла до Запада. Причем обе нации шли, не просто завоевывая новые земли, они обогащались – обогащались опытом этих народов, которые там жили. Есть традиционные обвинения американцев, есть традиционные обвинения русских, когда те и другие, приходя в завоеванные области, убивали многих представителей коренного населения. И почему-то всегда в ходе объяснений этой темы делался усиленный акцент на эту сторону.

С другой стороны, и местное население, и «пришельцы» оказались настолько творческими, что они, общаясь, взаимообогащались. И сегодня мы видим, что американцы позаимствовали в определенной степени от местных жителей, от индейцев, и в свою очередь чем-то обогатили и их опыт. Так же и русские, пройдя всю Сибирь, что-то взяли из традиций коренного народа. Если бы они их отрицали, то не смогли бы жить на этой земле, осваивать ее. То есть это было не голое отрицание, это не было просто уничтожение местного населения, это было суммирование опыта, это было приобретение некого иного качества. Причем это происходило и у нас, и у американцев. Это абсолютно точно.

В XVIII веке американцы обрели свободу. Но парадокс заключался в том, что они получили свободу, когда в России были сделаны серьезные шаги к несвободе. Известно, что при Екатерине II все крепостнические институты были не только достроены, но и доведены до логического конца. И вот здесь мы сталкиваемся с тем, что отражение в зеркале будет не прямым и перевернутым.

Но и одновременно, идя к свободе, они как бы не заметили, что у них самих есть рабы. И вот, идя к свободе, они не сделали необходимых шагов, и эту проблему рабства им пришлось решать уже в XIX веке. А по сути гражданская война в Америке и отмена крепостного права в России происходили в одно и то же время.

И это столкновение в США было чрезвычайно жестким. Вот мне кто-то сказал: американцы никогда не знали кровавых братоубийственных войн. На что я возразил «А вы разве не знаете, какая кровавая война шла за освобождение от рабства. Действительно эта борьба расколола нацию, но они вышли из нее обновленными. Они отстояли принципы, которые помогли нации двигаться дальше.

Смогли ли мы измениться с реформами Александра II? Да, мы изменились, но не в той степени, в какой хотелось бы. Давайте опять вернемся к образу зеркала. Странно работают эти два зеркала. Иногда мы видим идентичное отражение. Иногда мы видим кривое зеркало. Иногда некое искажение. Иногда мы видим полный антипод.

Но отрицать, что нет этой зеркальности и нет сходства, думается, нельзя. Я провел урок перед американцами. Для этого составил перечень коренных черт, присущих американцам и присущих русским, состоящих из двадцати пунктов. Это позитивные черты. Кроме того, я составил перечень мифов о русских и американцах, фактически имеющих негативный оттенок. А затем все это вложил в один файл. На ватмане изобразил пересекающиеся песочные часы. Вверху Америка, внизу – Россия. Если перевернуть ватман – «песочные часы», то Россия окажется вверху. Названы мифы о России и мифы об Америке. Я сказал, что здесь записаны сорок позитивных черт. Дети должны были выбрать, какие из них относятся к России, а какие к Америке.

Они были очень удивлены, когда я продемонстрировал стандарт, а выборку я сделал, опираясь на классические труды американцев, а также путем изучения российской цивилизации. Отмечая характерные для той и другой страны черты, ребята перепутали Америку с Россией. Причем к одинаковым выводам пришли от одной трети до половины учеников. Например, положение, которое не вызывает сомнения у наших людей, это преданность вере. Эту черту дети приписали американцам, посчитав, что истинно преданными вере могут быть только они. Или кто может, выполняя какое-то задуманное дело, дойти до самого края? Казалось бы, Достоевского читали все. Но дети посчитали, что так могут действовать только американцы. Зато черту, абсолютно присущую американцам, – это стремление к первенству, дерзновение в поисках нового – они отнесли к русским. В действительности это присуще и тем и другим. И дети это признали.

Это был большой урок. На доске было написано: Америка и Россия, и я предложил, чтобы они сами поставили между ними или словосочетание, или знак грамматический, или математический. Предложения были разные. Америка – не Россия, а может быть, Америка -Россия? Америку и Россию объединили союзом «и». В процессе урока ребята выбрали вариант, который предполагал я: Америка – это Россия. Вот рассуждая о двух зеркалах, об этих песочных часах, где одно качество перетекает в другое и о многом другом, к концу урока ребята пришли именно к такому выводу.

И для меня это было очень важно. Я хотел, чтобы они поняли важную вещь, на которой базируется гуманизм. Они поняли, что люди рождены для счастья и созидания. И поняли это тогда и американцы. Поняли и нас. Они правильно сказали, что были и в нашей истории, и американской периоды и созидания, и разрушения. Но все-таки, сказали они, и та и другая нация стала великой. Не в результате разрушения, в результате того, что продемонстрировали две вещи: умение выживать в любых условиях и способность к созиданию.

В результате эти две нации стали не только лидерами человечества, но и великими нациями, это признано всеми. И потом, спустя некоторое время, мы с ребятами обсуждали нашу современную ситуацию, вспоминали этот урок. Они не пришли к пессимистичным выводам, когда мы говорили о сегодняшнем этапе российской истории.

Здесь опять помогает сравнительный компонент. Ведь можно себя сравнивать не только с другими, но и себя с самим собой. Это очень помогает. Я говорю им: «Ребята, вы впервые столкнулись с тем, что наша страна находится перед серьезным выбором? Что мы выбираем между созиданием и разрушением, жизнью или смертью?»

Были такие примеры, когда мы доходили до самого края? Да, говорят они, были. И начинается сопоставление разных эпох. Например, Смутное время. Казалось бы, что случилось самое страшное, когда страна потеряна. Боярская знать довела страну до края. Кто ее спас? Страну спас «третий элемент» населения – Кузьма Минин, казаки, патриоты. И не вся элита была одержима своими корыстными интересами, и не вся чернь пошла за Лжедмитрием. В критические моменты люди всегда ведут себя по-разному. И всегда оказываются среди них разумные. И дети понимают, что не надо и сегодняшнее наше положение считать экстраординарным. Это испытание, которое нужно достойно преодолеть.

Есть у нас силы это преодолеть? Да, есть. Есть у нас и исторические примеры? Тоже есть. Я не забываю восхищаться 41-м годом. Битва под Москвой для меня – это святыня. И стараюсь, чтобы дети тоже это поняли. Под Сталинградом у нас были уже танки, самолеты, заработала промышленность. Под Москвой у нас ничего не было, кроме нашего духа. И вот пример, когда мы смогли собраться, подняться на эту борьбу, фактически не имея никаких шансов, мы были доведены до предела. И все равно благодаря своему духу смогли подняться. И вот такие сравнения помогают поддерживать оптимизм. Сравнивают ребята и самих себя в разные периоды. Опять я прибегаю к помощи зеркала, чтобы они смогли сами убедиться, увидеть: кто мы такие.

Иван ФЕДОРОВ, учитель истории и обществознания, Московская область

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту