search
main
Топ 10
ЕГЭ досрочно: стало известно, сколько человек будут сдавать экзамен этой весной Рособрнадзору поручен анализ бюрократической нагрузки на педагогов Госнаграды и сертификаты на полмиллиона рублей вручили костромским учителям Чем отличается детская школа искусств, которую Владимир Путин открыл в Херсонесе Главный редактор сетевого издания «Учительская газета» вручил спецприз конкурса «Педагоги года Москвы» Секреты скорочтения: топ-10 упражнений для развития навыков Утвержден состав оргкомитета Всероссийского конкурса «Первый учитель» Российские школьники начали изучать языки народов Африки, чего не было даже в СССР Авторами лучших посланий учителю стали чиновник, методист, директор школы и писательница Смешанное или гибридное образование: о современных формах обучения рассказали в РАО В Казани проходит финал всероссийской олимпиады школьников по искусству Сердце отдают детям: в Москве назвали имена лучших педагогов дополнительного образования Молодые педагоги ЯНАО смогут получить 600 тысяч рублей Анатолий Вассерман рассказал студентам СКФУ, как запомнить большие объемы информации В 2022 году более 5 тысяч белгородских учителей подали заявление на аттестацию онлайн НКПТиУ возглавил рейтинг государственных колледжей в Ростовской области Год счастливого детства стартовал в Чувашии Быстро и эффективно готовим четвероклассников к выполнению заданий ВПР Учителем года в Краснодарском крае стала выпускница Кубанского госуниверситета В России изменится механизм распределения бюджетных мест в вузах
0

Воспоминания об историческом факультете

Весной распахивали окна,
ото всего отрешены,
и улица на время глохла
от кабинетной тишины.
Читались лекции, крошился
и выпадал из пальцев мел,
а в небе голубого ситца
туман черемухи белел…

В библиотеке ждет Плеханов,
и солнце жарит из окна,
портвейн плескается в стаканах
и допивается до дна.
И рядом девочка Наташа,
что провожается домой.
Там впереди вся юность наша,
а главное – весь выходной.

Теперь все это как-то странно:
снимаю скромное жилье.
Отличий нет, лишь порицанья
в то дело. В личное. В мое.
Стою, веду урок истории
в своем отечестве родном;
я не уверен в каждом слове,
я не уверен ни в одном.

Уж лучше исправлять ошибки,
копить грехи правописанья.
Глядишь – качнется вечер зыбкий,
твои окупятся старанья,
и поплывет куда-то лентой
строки обыденная прелесть,
ни на какие дивиденды
уже, как видно, не надеясь…

Ведь даже если про Египет
им предлагаешь помечтать,
они вопросами засыпят,
и надо, надо отвечать.
“Зачем кто вроде бы достоин
уходит навсегда во тьму?
И почему бывают войны?”
А я не знаю, почему.

Бушует май, звонку поверишь:
какой по счету май, звонок?
Ты, может, что-нибудь успеешь,
пусть даже сокращен урок.
Ты строг теперь и сдержан даже,
ты, вероятно, в чем-то прав,
а где-то девочка Наташа
тетради запирает в шкаф.

Еще легко читаешь карты
шестнадцатого века, и
свободно вспоминаешь даты,
и видишь ясно все бои
войны двенадцатого года,
владеешь массой сложных тем,
а вот лицо ее не помнишь.
И, кажется, уже совсем.

***

Если нет у тебя ничего за душой,
это значит, что есть у тебя душа:
капитал, конечно же, небольшой,
но ведь тем она-то и хороша,
что тебя защищает со всех сторон,
с ней тебе и в аду будет сниться рай.
Там когда-то Париж покидал Вийон,
утомленный злобою волчьих стай,
в зимний день затянувшейся там войны –
ей, казалось, во времени нет конца
и в пространстве. В снежной могиле мглы
нам с тех пор не видно его лица.
Так по нити ошибок в своей судьбе,
По дороге, с которой возврата нет,
ты уходишь, и в памяти, как в воде,
навсегда теряется легкий след…

Александр МЫЗНИКОВ
Калуга

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте