search
Топ 10

Виктория КОРХИНА:

Я не верю в слово “не могу”

– Расскажи, как ты стала генеральным директором телекомпании?

– Это долгая история… Мне хотелось стать актрисой. Но мама сказала: “Нет уж. Выбирай между мной и театральным институтом”. И я пошла в медицинский, два года поступала, параллельно работала санитаркой в больнице и проводила в мединституте лабораторные занятия со студентами. Когда на второй год я опять не поступила, мамочка сказала, что в Холодильном институте очень похожие экзамены. Я побежала туда, сдала все на пятерки и стала учиться. Но на 4-м курсе поняла, что, если еще раз услышу слова “абсорбция” или “фреон”, застрелюсь. Ушла, так и не закончив. Правда, успела при этом поработать там машинисткой. Еще были медицинское училище, объединенные курсы косметики: маникюр, педикюр, стрижка и косметика. Параллельно я работала медсестрой в поликлинике Союза писателей, старшим инженером в Ленвторсырье, переводчиком в КБ, контролером в бассейне, маникюршей. А в 1985 году мы создали кооператив по лову и обработке рыбы. У нас был свой флот, 54 озера с землеотводом. Так что в те времена я все знала про рыбу. Спустя какое-то время совершенно случайно мне предложили работу агентом по снабжению в “Русском видео”, через четыре месяца я стала начальником сервисной группы, через полгода – помощником генерального директора. А спустя какое-то время решила, что пора создавать свою маленькую фирму. И мы организовали малое предприятие. Сделали первый фильм о Санкт-Петербурге, продали его. Потом встретили человека, который создавал тогда брокерскую контору. Мы придумали программу под названием “Телебиржа”. Так в моей жизни появилось телевидение.

– Кризис не просто подкосил, а практически уничтожил многие малые предприятия. Как тебе удалось сохранить телекомпанию?

– Я уверена, будущее за качеством. Мы очень много работали, не боялись экспериментировать, рисковать, не жили одним днем. Перед нами не стояла цель нахапать денег, купить квартиру, машину, построить дом. Хотелось нормально жить и заниматься тем, что интересно. Собственно, мы так и живем. Сегодня интересно заниматься кино, мы им занимаемся. Завтра будет интересно делать спортивные трансляции – будем. На глотку себе мы никогда не наступали, не занимались конъюнктурой. Возникала идея, садились, обсуждали. Если она была всем интересна, мы ее реализовывали. И никогда не искали сначала заказчика. Создавали передачу в складчину. Потом ее продавали. За 10 лет существования студии все созданные цикловые программы были проданы, потому что они качественны, сделаны с душой. Я помню, как у нас закончились контракты и мы остались ни с чем. Собрались и придумали программу “Новости дня. Хроника человечества”. Она была куплена за 15 минут.

– После сериала “В зеркале Венеры” Российское телевидение сразу заказало вам новый фильм – “8 Марта”. И вы сделали его в рекордные сроки, всего за 1 месяц. Так, наверное, даже в Голливуде не работают. При этом еще и заняли “звезд”: Л.Удовиченко, И.Ливанова, М.Светина, Н.Усатову.

– Кино и телевидение, на мой взгляд, отсутствует как таковое. Поэтому многие талантливые молодые актеры просто не известны. Мы отсматривали артистов для “8 Марта” 48 часов. Нужна была 40-летняя женщина и 45-летний мужчина. В этой возрастной категории мы нашли только пять известных женщин и двух мужчин. Просто 10 лет нам никого не показывали. Крутили одних и тех же, а они за это время старели, им сейчас уже по 50 – 60 лет, а новые “звезды” не появились. Хотя на самом деле они есть, просто страна их не знает.

– Дальше будет кино?

– Дальше будет все, что будет нравиться. У нас есть автор, который очень любит историю. Он делает программу “Династия. Отечество и судьбы”. Это нравится ему, каналу “Культура”, по которому эта передача идет, и зрителю. Есть человек, который всю жизнь мечтал возродить встречи в Политехническом музее. Прошли годы, и мы это сделали. Теперь программа “Вечера в Политехническом” – одна из самых рейтинговых на Питерском телевидении. Есть люди, помешанные на компьютерах, – мы выпускаем программу “Мир компьютера”. Надеюсь, что будет кино. Сегодня мало кто снимает мелодрамы и комедии, особенно лирические комедии. А такое кино просто необходимо. На наш взгляд, люди устали от насилия, крови, ужасов.

– Скажи, как тебе удается совмещать руководство телекомпанией и дом, оставаясь при этом женщиной?

– А я и на работе – женщина. Как выяснилось, это лучший способ руководить. Я не работодатель, а они – не наемные работники. Мы единомышленники. Это не я даю им работу, а они – мне. Своим талантом, своей заинтересованностью в этой работе, своей самоотверженностью. Я прекрасно понимаю, что если бы не было этих людей, у меня не было бы этой работы.

– Но ведь приходится заставлять их подчиняться и выполнять то, что необходимо…

– Конечно. Для этого существует система кнута и пряника. В основном, конечно, пряника. Рядом со мной близкие люди, очень талантливые, способные. Их иногда надо просто немного подтолкнуть. С кем-то пожестче, с кем-то – помягче. Так ведь и дома так же: с собакой – пожестче, с мужем – помягче, с сыном – и так, и так.

– Увольнять людей часто приходится?

– Текучести кадров у нас нет. За 10 лет существования студии я уволила двух человек, сами ушли трое. У нас бывают времена затишья, как и у всех творческих коллективов. Тогда трудно и с творчеством, и с финансами. Кто-то не выдерживает. Тогда мы собираемся и говорим: “Ребята, надо бы потуже затянуть пояса и попробовать вместе пережить этот период”.

– А женой артиста быть тяжело?

– Не знаю. Женой Максимкова быть очень легко и приятно. Если все артисты такие, как он, жены должны быть счастливы. Андрюша безумно талантливый и столь же безумно комфортный человек.

– Как удается сохранить любовь и взаимопонимание, работая в одном месте, да еще когда муж оказывается в подчинении у жены?

– Я пытаюсь разделить профессиональные и житейские отношения. Мне кажется, это удается. У меня, к примеру, в подчинении есть близкие друзья. Они намного старше меня, и им достается больше всех. Но это не по принципу: бей своих, чтоб чужие боялись. Просто к близким мы наиболее требовательны. Но как только заканчивается рабочий день, мы с удовольствием собираемся за столом и не говорим о том, что случилось 2 часа назад. Так же и с мужем. Мы можем очень сильно поругаться по работе, но никакого отношения к нашей семье это не имеет.

– Вы практически всегда вместе: на работе, дома, на съемках. У тебя есть какой-то секрет, позволяющий не надоесть друг другу?

– Любовь – тяжелый труд. Причем не от времени к времени, а ежесекундный. Надо постоянно работать над собой. Надо научиться включать мозг, не давать чувствам захлестывать тебя. Любые отрицательные эмоции приносят дискомфорт во взаимоотношения. Я, к примеру, не могу бросить курить, потому что через 2 часа со мной будет некомфортно окружающим. А почему они должны страдать? Так же и в любви. В любой ситуации надо пытаться найти хорошее. Что бы ни происходило. Надо постоянно пытаться услышать друг друга. Если мы говорим: “Да, я люблю”, значит, принимаем человека таким, какой он есть. Со всеми его недостатками. Со временем эти недостатки становятся более выпуклыми, но надо пытаться их не замечать. И когда хочется все высказать, разговаривать не с партнером, а с самим собой. За это время пыл проходит, что-то забывается. Когда у меня возникает желание выяснять отношения, я просто задаю себе вопрос: “Зачем? Ради чего?”

– Как ты думаешь, ум – это достоинство женщины или ее недостаток?

– Все зависит от того, чего женщина хочет. Если ей не терпится все время находиться в состоянии повышенной удовлетворенности – недостаток. А если она хочет нормально соотносить себя с окружающим миром – достоинство, как и для любого человека.

– Андрей часто делает тебе подарки?

– Я помню абсолютно все подарки. Однажды Андрюша меня потряс. Дело в том, что он безумно занятой человек, но при этом очень широкий и щедрый. Я обычно сама покупаю себе подарки и говорю, к примеру: “Андрюшечка, ты мне на 8 Марта подарил колечко”. Он отвечает: “Боже мой, какой замечательный подарок я сделал!” Один-единственный раз он купил подарок сам. Не важно что, но это был сюрприз. И это было так неожиданно!

– Ты производишь впечатление человека, прекрасно умеющего владеть собой. А что тебя может вывести из себя?

– Раньше – всякая мелочь. Сейчас таких вещей меньше. В первую очередь – необязательность, безынициативность, неспособность человека думать. Я не верю в слово “не могу”.

– Что тебе помогает выживать?

– Я не выживаю, я счастлива. У меня живы родители, жива бабушка, у меня потрясающий сын, замечательный, талантливый муж, у которого живы и здоровы родители. Я каждое утро просыпаюсь. У меня двигаются руки и ноги, работает мозг. Как мне кажется, я не совершаю идиотских поступков, которые бы мешали окружающим. Да, на самом деле все здорово. Вот и весна на дворе…

Ирина ГРИГОРЬЕВА

Фото автора

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте