search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Гурманы отметят необычный праздник – Международный день эскимо, которому исполняется 100 лет

Валентина ШАРЫКИНА: Милые женщины, останавливайтесь у фонарей!

Много лет подряд наша страна, тогда еще СССР, не пропускала ни одной телевизионной передачи “Кабачок 13 стульев”. Эта музыкальная “мыльная” опера продолжалась в течение пятнадцати лет. Роль обаятельной пани Зоси бессменно исполняла актриса Театра сатиры Валентина Шарыкина. Поэтому не случайно беседа с актрисой, с которой мы встретились в Театре сатиры, началась именно с воспоминаний о том времени.

– Валентина Дмитриевна, как вы попали в “Кабачок”?
– Заведующий труппой нашего театра Георгий Васильевич Зелинский, который создал эту передачу, пригласил меня на роль официантки. Так я стала пани Зосей, роль которой играла, пока “Кабачок” жил на экране. В сущности, я не создавала никакого конкретного образа, играла самое себя. Мне очень нравилось петь и танцевать, в передаче делала это с большим удовольствием. В Польше знали о нашей передаче и даже присвоили всем артистам, занятым в “Кабачке”, звание заслуженного артиста Польской народной республики. Кроме него у меня есть звание заслуженной артистки России.
– В Польшу вас не приглашали?
– С “Кабачком” – нет. Но с театром мы туда на гастроли ездили.
– Ваш творческий путь в театре начался с известного спектакля “Проделки Скапена” Мольера, где вашим партнером был Андрей Миронов. Какие впечатления у вас остались от общения с ним?
– С Андреем мы учились на одном курсе в театральном училище. Еще студентами подготовили отрывок по произведениям Чехова, и с этой работой вместе показывались в Театр сатиры. Нас приняли сюда в 1963 году, так что для нас обоих “Проделки Скапена” были первым спектаклем. Андрюша был светлым, лучезарным человеком, актером огромного таланта и обаяния, с потрясающим чувством юмора. Помню, с ним, Анатолием Дмитриевичем Папановым и другими актерами мы ездили по стране с концертами. При возвращении домой у меня очень долго буквально болели щеки от постоянного смеха. Миронов с Папановым были необыкновенными рассказчиками, умели потрясающе рассказывать анекдоты и всякие байки. Отношение Андрюши к партнерам всегда было теплым. Правда, ему особенно некогда было общаться, так как был постоянно занят: репетиции, спектакли, съемки, концерты, записи песен…
– Чем объяснить, что некоторые актеры вашего театра по много лет не получали ролей?
– Видите ли, в нашем театре большая труппа, и каждый мечтает о роли. У нас много женщин – красивых, талантливых, и режиссеру, наверное, трудно выбрать наиболее достойную актрису. И если, к примеру, он даст роль мне, то, значит, ее не получит другая актриса. И у нее остается чувство обиды. Та же известная Таня Егорова ушла из театра, не дождавшись ролей. Идет серьезный отбор, и нужно иметь настойчивый характер, чтобы отвоевывать свою позицию и свое право на роль. Я, к сожалению, никогда не была бойцом, не боролась за роли. Случалось так, что, когда кто-то заболевал, меня срочно вводили в спектакль. Вообще случай – это великая штука, и нам к нему надо быть всегда готовыми. Однажды, когда наш театр собирался на гастроли в Ростов-на-Дону, неожиданно заболела Вера Кузьминична Васильева. Гастроли мы открывали спектаклем “Безумный день, или Женитьба Фигаро”, где она играла роль графини Розины. Я была занята в массовке, поэтому роль Васильевой у меня была, как говорится, на слуху. И тогда попросила разрешения сыграть эту роль. За две ночи выучила текст. Но во время спектакля со мной случился казус. В первом акте, во время сцены графини и Керубино, я должна была по ходу действия сесть в кресло. Я его вроде нащупала, но… неожиданно для себя оказалась на полу. Вы не можете представить весь ужас, который я испытала. В этих кринолинах я никогда не смогла бы встать с пола самостоятельно. У меня уже пронеслось в голове, что вот сейчас закроется занавес, и меня выгонят из театра. Но тут меня выручили мои партнеры – Саша Воеводин, исполнитель роли Керубино, и Нина Корниенко, игравшая роль Сюзанны. Они со смехом подскочили ко мне, помогли встать и усадили в кресло. Действие пошло дальше. Мы все это так обыграли, что Андрей Миронов мне сказал, что, если бы я смогла это повторить, было бы замечательно. Но на такой “подвиг” я была уже неспособна. Впоследствии роль графини я уже играла в очередь с Верой Васильевой.
– Вы ведь играли вместе с Андреем Мироновым в его последнем спектакле?
– Да, мы тогда были на гастролях в Риге. В тот день как раз шел спектакль “Безумный день, или Женитьба Фигаро”. Он уже подходил к концу. Я переоделась перед финальной сценой и из-за кулисы смотрела, как играет Андрей, который, как всегда, был неподражаем. Он поражал всех нас своей необычной веселостью и какой-то искрящейся радостью. И вот я смотрю, как Фигаро объясняется в любви Сюзанне. Неожиданно Андрей стал как-то странно моргать, я видела, как он открывал рот, но ничего не было слышно. Вдруг на сцену выскочил Александр Анатольевич Ширвиндт, подхватил Андрея на руки и унес за кулисы. Только тогда мы все поняли, что Андрею плохо. Вскоре приехала “скорая помощь”, которая увезла его в больницу. Как потом выяснилось, у него был обширный инсульт, он еще неделю находился в коме… Никто из нас не мог представить, что Андрюша, наше ясное солнышко, со своей необычайной, особенной энергетикой, может уйти из жизни так рано.
– Артисты по природе своей – люди очень суеверные. У вас есть какие-то приметы или традиции, которые вы обязательно соблюдаете перед спектаклем?
– Конечно, есть. Когда я еду в метро, то обязательно выбираю вагон, сумма цифр в котором составляет сотню. Если мне это удается, то спектакль обычно проходит хорошо. Есть у меня еще любимые цифры, которые приносят удачу, например семерка и тринадцать.
– Как-то в театре “Сатирикон” на спектакле “Квартет” неожиданно взорвался софит, поранивший зрителей первого ряда. А у вас случалось подобное на сцене?
– Однажды мы с Андреем Мироновым играли спектакль “Дон Жуан, или Любовь к геометрии”. В конце первого акта мы вдруг услышали, как зрители кричат из зала: “Вы горите!”. Оглянувшись, увидели, что горит задник сцены. На мне было платье с тяжелым железным кринолином. В нем я резво помчалась со сцены вместе с другими актерами. Кто-то нажал на пожарный предохранитель, и все залило водой. Огонь погасили, но продолжать играть было уже нельзя. Поэтому мы перенесли спектакль на другой день.
– Вы ведь еще и в кино снимаетесь. В свое время много говорили о нашумевшем фильме “Старшая сестра”. Вы в нем сыграли один эпизод, но он запомнился зрителям.
– В этот фильм я попала, когда училась на четвертом курсе театрального училища. Мне предложили роль Шурочки, жены героя Кирилла, которого сыграл Виталий Соломин. На съемках я встретилась с замечательными актерами Татьяной Дорониной, Инной Чуриковой, Михаилом Жаровым. Конечно, во многом мне помог режиссер картины Георгий Натансон. Я также снималась в картинах “Дети Ванюшина”, “Егор Булычев и другие”, “Третий тайм”, “Июльский дождь”, “Преступление”, “Приваловские миллионы”… Но вообще должна сказать, что кинематограф не любит лиц, так сказать, заезженных. В этом плане мне очень помешал “Кабачок 13 стульев”.
– У вас, наверное, была большая популярность?
– Должна сказать, что у меня очень странная внешность. Меня узнают редко и порой в самый неподходящий момент. К примеру, прихожу на рынок, и ко мне обращается продавец: “Я вас помню. Я вот раньше работала учительницей, а теперь жизнь заставила торговать на рынке. А где теперь работаете вы?”. Отвечаю, что продолжаю служить в театре.
– Но ведь в бытность “Кабачка” у вас было много поклонников.
– Может, они у меня и были, но мне просто некогда было обращать на них внимание. Во всяком случае с ума из-за меня не сходили, это я с ума схожу от своей профессии. Хотя разные случаи бывали. Однажды мне позвонил какой-то студент и говорит: “Пани Зося, вы мне так нравитесь, я бы хотел хоть раз встретиться с вами”. Я согласилась встретиться возле метро. И вот перед спектаклем “Женитьба Фигаро” я вышла из дома в обычном своем виде, с хозяйственной сумкой в руках (мне надо было еще заскочить в магазин за продуктами). Возле метро подошла к юноше и говорю: “Здравствуйте, я Валентина Дмитриевна Шарыкина, пани Зося из “Кабачка 13 стульев”. Смотрю, молодой человек так побледнел, что я за него испугалась. Сказав, что у меня больше нет времени, я попрощалась. А через неделю на проходной театра мне передали письмо. Этот студент с огромной обидой писал, что, мол, просил пани Зосю с ним встретиться, а она вместо себя послала какую-то женщину. Словом, не поверил мне.
– Валентина Дмитриевна, скажите, если вам предложат для роли постричься наголо, согласитесь на эту жертву?
– Как-то во время репетиции спектакля “Тень”, где я играла небольшую роль, Андрей Миронов спросил меня: “Вот скажи, если бы во время съемок в кино режиссер потребовал бы раздеться догола, ты бы согласилась?”. Я подумала и ответила, что нет. И услышала: “Ты – не артистка!”. Это ответ на ваш вопрос.
– Для вас возраст – тема больная?
– Абсолютно нет. Я же не собираюсь играть Красную Шапочку, хотя, чем черт не шутит, может, попробовать? Я играю то, что мне полагается играть по возрасту. В сущности, дело не в возрасте, а в состоянии души.
– Расскажите о вашей семье?
– У меня не первый брак. В прошлом была замужем за актером, но у нас с ним семья не получилось. С нынешним мужем живем уже двадцатый год. К сожалению, детей у меня нет, но по этому поводу я страдать себе не позволяю, потому что считаю это бессмысленным. Дома у нас живет веселая компания: пять собак, попугайчиха Лиска и крольчиха Маруська. Почти всех я подобрала на улице. Как-то удается помещаться в нашей небольшой двухкомнатной квартире. Правда, нужно регулярно выводить собак на улицу, постоянно за ними убирать, мыть. И мы стараемся вести себя так, чтобы не мешать соседям.
– А как относится к этой ораве ваш муж?
– Мы с ним обязанности по дому делим пополам.
– Если не секрет, где вы с ним познакомились?
– Под фонарем.
– ?!
– Как оказалось, после спектакля он шел за мной до метро. Был поздний мартовский вечер, и я испугалась: кто это за мной топает? Возле фонаря осмелилась повернуться и грозно спросила, почему, мол, вы за мной идете? И вдруг увидела безумно перепуганное лицо…
– И что, с перепугу вышли замуж?
– Выходит, так. Так что милым женщинам желаю останавливаться у фонарей.
– Когда у вас случаются ссоры, кто первым приходит мириться?
– Ну, конечно, я. Разве мужчина может позволить себе подойти первым?
– Есть роли, о которых вы мечтаете?
– Когда поступала в театральное училище, то на вступительных экзаменах читала отрывок из “Анны Карениной”. Я всю жизнь мечтала сыграть эту роль, но, как говорится, поезд уже ушел. Есть у меня и другие мечты, но это настолько личное… Я лучше прочитаю вам стихи латышского поэта Александра Чака:

Часто пробую мечты на ощупь
И гадаю о судьбе опять.
Будет что-то светлое, как роща.
Иль печали будут прибывать.
Кто-то в дверь звонит – взовьется
разум.
Что сидишь насупленный, как пень?
Забывай-ка все печали разом.
Сны ведь обещали этот день.
Наконец-то счастье позвонило.
Я бегу на лестницу скорей.
Милосердия моего уныло
Просит нищий, плача, у дверей…

Леонид ГУРЕВИЧ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте