Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Чужая азбука

В солнечный день учиться лень

Учительская газета, №15 от 14 апреля 2020. Читать номер
Автор:

Социологи отметили невысокий уровень образования в государственных школах Кипра

Дарю афоризм: чем ярче солнце, тем больше лени. Невозможно заставить себя засесть за серьезные книги и формулы, если летом плюс 33, весной и осенью – 25‑30, зимой… В январе и в феврале плюс 17. Разве это зима?!

Тестирование молодых учителей Кипра на профессиональную пригодность показало неприличную для людей с высшим образованием цифру – из 5000 учителей только 1869 человек справились с заданиями. Причем в «билетах» не было вопросов на общее развитие. Тест предлагал задания только по профильным предметам. Химика не спрашивали о Шекспире, а филолога не просили вспомнить общую формулу аминокислоты.

Выходит, более трети молодых учителей Кипра не любят дело, которым занимаются и за которое получают деньги. Как следствие, средний балл выпускных экзаменов кипрских школьников – 9 из 20 возможных. Особенно низкие знания выпускники показали по математике и родному, греческому, языку. Впрочем, я поторопился. Для 15 процентов школьников Кипра греческий язык неродной. Может быть, поэтому так низка «средняя температура по больнице»?!

Вот уже несколько лет бодаются друг с другом Профсоюз учителей и Министерство образования и культуры Кипра. Учителя (как и положено всем учителям мира) требуют сокращения нагрузки в зависимости от стажа работы и возраста и (конечно же!) повышения зарплаты. Чиновники кипрского Минобра сопротивляются, как могут, и тянут время. А кому, собственно, идти на уступки и раздавать пряники? Случайным в педагогике (как показало тестирование) людям?! Вопрос остается открытым.

Противостояние чиновников и учителей достигло такого накала, что в конфликт вынужден был вмешаться президент Кипра Никос Анастасиадис. Он призвал непримиримых снова сесть за стол переговоров и найти компромисс. Но… Воз и ныне там. Возможно, СМИ Кипра преувеличивают, но нынешнее положение в школах страны журналисты в голос окрестили критическим. Такого, говорят они, не было за всю историю острова.

Это тем более удивительно, что в государственное образование Кипра вбухиваются немалые (даже по меркам Евросоюза) деньги – 5,7 процента от ВВП. Это более миллиарда евро (средний показатель по ЕС – 4,9 процента ВВП).

Учитывая, что до 60 процентов ВВП Кипра составляет банковский и финансовый сектор, огромную роль в экономике (а значит, и в образовании) страны играют капиталы, вывезенные из России. Не секрет, что Кипр любят не только туристы со средним достатком (хотя цены здесь выше, чем в соседних Греции и Турции), но и «денежные мешки», понастроившие на побережье особняки и виллы. На Кипре удобно прятать то, за что строго спросят на родине. Низкие налоги, не обязательная отчетность за вклады и их происхождение, льготы при получении гражданства… Только плати, и ты в шоколаде.

Деньги любят тишину. Кипр называют финансовым раем. Чудо-остров, в офшорах которого, по самым скромным подсчетам, пристроено более 70 миллиардов евро, принадлежащих (де-факто) российским банкам, компаниям, фирмам и лично кучке финансовых тузов-плутократов (а по совести должны принадлежать нам, простым россиянам).

При таких деньгах и образование, казалось бы, должно быть на высоте. Ан нет! Около 60 процентов родителей (среди которых немало и русских) недовольны качеством преподавания в государственных школах. Причем почти треть из них недовольны категорически! Очевидно, что в противостоянии государства и Профсоюза учителей родители на стороне государства. Учителя преподают спустя рукава, ученики платят им той же монетой (не понимая в силу возраста, что наказывают прежде всего себя, а не учителей).

Родители уверены, что на Кипре необходима реформа образования. Опрос показал, что 76,3 процента из них против увеличения льгот учителям, повышения им зарплаты и параллельного сокращения нагрузок. «Надо думать о детях, а не о себе!» – мысль, которая красной нитью проходит в подавляющем большинстве анкет родителей. «Качеству образования – да! Льготам для учителей – нет!»

Богатые киприоты учат детей в частных школах, где уровень образования на порядок выше. Вообще это мировой бренд современности – чем больше у человека денег, тем меньше в нем патриотизма. Об этом можно сожалеть, но это так. Состоятельные киприотские родители не видят будущего своих детей на чудо-острове, потому что считают Кипр деревней Европы. Ее забытой и бедной окраиной.

Те, кто может себе это позволить, учат детей в частных английских и американских школах с прицелом на то, что их чада поступят в престижные университеты Европы, окончат их, откроют свой бизнес в Англии, Франции, Германии, Бельгии, Люксембурге, Швейцарии, США… На худой конец бизнес откроют на малой родине (скажем, в Лимасоле), но жить будут в вышеперечисленных странах, наезжая в «родную деревню» время от времени.

По выбору школы понятны перспективы ученика. Пошел в муниципальную школу (а таких чуть более 51 процента), где преподают на греческом языке, значит, высшее образование (если ты вообще планируешь поступать в вуз) будешь получать на Кипре. Мечтаешь о Европе (богатые родители сделали за тебя выбор) – прямой путь в англо­язычную частную школу. Стоимость обучения колеблется от четырех до восьми тысяч евро в год.

В английских школах Кипра все (или почти все, климат и ментальность все-таки вносят свои коррективы), как в Англии. Стандарты. Внутренняя дисциплина. Традиции. Этикет. Символика. Внешний вид…

Вообще английские традиции на Кипре довольно стабильны. Их поддерживают 17000 англичан, которые коротают старость на солнечном острове.

Первые шесть лет – начальное образование. Еще пять лет – и юный киприот после сдачи экзаменов получает среднее образование. Но это, как у нас говорят, ни рыба ни мясо. Цель-то поступить в университет. Для этого надо учиться еще два года. Итого 13 лет обучения в английской школе. Теперь осталось успешно сдать экзамены на так называемый A-level (А-уровень).

«А» в данном случае не первая буква английского алфавита, а высший уровень знаний, наивысшая оценка за экзамен. Литера «Е» – низшая. Оценки (от «А» до «Е») ставят за каждый предмет отдельно. «Аттестат» рассылается в выбранные университеты англоязычных стран. Чем выше средний балл «аттестата», тем больше шансов поступить в хороший вуз.

Узнав, что я собираюсь в командировку на Кипр, мой московский приятель попросил передать для племянника… банку маринованных белых грибов и томик Ремарка.

– Таких грибов там нет, – оправдывался приятель. – Артем их очень любит. И Ремарка на русском языке на Кипре не купить.

Гостинец стал поводом для встречи с московским подростком, который учится в американской школе в Лимассоле. С 14 лет Артем живет один на чужбине, и не похоже, что очень страдает. Впрочем, он сам все рассказал.

– В российской школе я обязан был изучать все предметы, нравится или не нравится… Здесь дисциплины разбиты на три блока – гуманитарный, экономический, естественных наук. Ты выбираешь то, что тебе ближе. Допустим, выбрал математику и физику. Ок! Месяц к тебе присматриваются и говорят: «Молодой человек, вам ближе общественные науки». То есть корректируют, уточняют твою мечту.

Я выбрал экономику. И не ошибся. Мои базовые знания по математике были чуть выше, чем у остальных «экономистов», но вот в бухгалтерии, тонкостях финансовых операций, офшорах и прочих премудростях я разбирался слабо. Теперь подтянулся.

– Снимаешь квартиру?

– Нет. Живу в бординге, – так по-простецки Артем назвал свой пансион (по-английски boarding house). – Один в комнате. Общие холл, актовый и спортивный залы, кухня с поварами и обслуживающим персоналом, телевизионная комната. У каждой иностранной группы свой куратор. Это кто-то вроде классного руководителя, но с большей личной ответственностью за учеников. У нашей русской группы студентов русскоязычный куратор. Кураторы тоже живут в бордингах.

– Он что, вместо вожатого, как в наших детских лагерях отдыха?

– Куратор следит за нашим режимом, помогает в учебе. Допустим, если я собираюсь к товарищу, живущему в городской квартире, в гости, я обязан предупредить своего куратора. Бывает, уик-энд с ночевкой. Семья приятеля берет меня за город, к морю. В этом случае разрешение куратора просто необходимо! Больше того. Он звонит моим родителям в Москву и спрашивает, разрешают ли они мне пойти в гости и остаться там на ночлег.

– А чип в тело внедрить не проще? – мягко иронизирую я.

– Шутку оценил, но мы не расстаемся с сотовым телефоном. Если у тебя его нет по каким-то причинам, телефоном обеспечивает школа. В нем вбиты номера телефонов всех экстренных служб, кураторов, дежурных… А вдруг я попал в дурную компанию? – Артем смотрит на меня с лукавой улыбкой.

– Наркотики, девушки с низкой социальной ответственностью… – я тоже хитро улыбаюсь.

– На Кипре нет проблемы наркомании. Есть частные случаи употребления марихуаны и кокаина, о которых тут же сообщают СМИ. И проституция здесь вне закона. У ночных клубов всегда дежурят полиция и волонтеры. А если серьезно, куратор делит свою ответственность за меня с моими родителями.

– Артем, и сколько стоит этот сервис?

– Год обучения в такой частной американской школе обходится родителям в 30000 евро.

Что тут скажешь? Похоже, наш российский бизнес Артема в перспективе потерял.

Английские и американские школы есть во всех крупных городах Кипра – Никосии, Арадипу, Паралимне, Ларнаке, Лимассоле, Пафосе. Чисто академический (помимо прочих) плюс обучения в таких школах – ученики получают право бесплатно пользоваться библиотечным фондом и учебно-методическими материалами крупнейших библиотек США, Великобритании, Австралии.

На Кипре, по разным данным, постоянно проживают от 40 до 50 тысяч русских. Семь процентов населения острова говорят на русском языке. Разумеется, есть на острове и русские школы, но только одна из них – при российском посольстве в Никосии – лицензирована Министерством просвещения РФ. Все остальные русские школы – частные.

Общеобразовательная программа рассчитана на 11 лет. Обязательно изучение английского и греческого языков. Все остальные предметы, как у нас в России, а вот дополнительные с налетом греко-римской экзотики – ораторское искусство, логика, основы мировых религий…
Классы малочисленны – по 10‑15, от силы 20 человек, а в старших классах и того меньше, так как многие из русской школы стараются перейти в английские. Конечно, с прицелом на продолжение учебы в Европе. Сколько стоит обучение в средней русской школе? Считаем. 250 евро в месяц за обучение. Еще 80 – группа продленного дня и кружки по интересам. Пользование библиотекой и видеотекой – 160 евро. 100 евро за обеды. Взнос за участие в школьных торжествах и национальных (российских) праздниках – по 20 евро с ученика и родителей за каждый праздник. Многие дети живут в пригородных особняках. Если родителям некогда завозить детей в школу, за ними приходит специальный автобус, а это еще 200 евро в месяц.

Экскурсии, пикники, музеи и галереи – отдельная песня. На круг получается не менее 1000 евро в месяц. В учебный год получается кругленькая сумма.

Но вернемся в государственную киприотскую школу. В первый класс малыши идут в неполные шесть лет, точнее, в пять лет и восемь месяцев. Учебный год начинается не первого сентября, а декадой, а то и двумя неделями позже. Причин две: надо помочь родителям собрать урожай и проводить восвояси квартирантов, живших в доме (квартире) все лето.

Уроки начинаются с молитвы. Новый циркуляр Министерства образования Кипра на этом не настаивает, но священнослужители непреклонны. Первоклашек, их родителей, бабушек и дедушек, что привели ребенка в школу, обязательно освящает священник. Цветов учителям никто не дарит. На Кипре так много цветов, что они давно утратили символ торжественности и обязательности, а в день начала учебного года стали повседневным элементом декора.

Арсений РЫКОВ, Никосия – Москва


Комментарии

Должны ли родители участвовать в разработке календарных планов воспитательной работы?
Архив опросов
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt