search
Топ 10

В нечеловеческих условиях остаться человеком. Факультатив

Думается, что мы чаще должны вспоминать тех, кто сражался за наш прекрасный город на Неве, кто выстоял блокаду, кто погиб, оказавшись в осажденном Ленинграде…

Несмотря на героизм и отвагу советских воинов и партизан в сентябре 1941 года врагу удалось подойти вплотную к городу и окружить его. Днем фашисты обстреливали его из дальнобойных орудий, ночью сбрасывали с самолетов зажигательные и фугасные бомбы. Рушились жилые здания, детские дома, больницы, заводы, музеи, театры, гибли женщины, старики, дети.

В условиях блокады самым сложным оказалось снабжение населения и войск продовольствием и водой, боевой техники фронта – горючим, заводов и фабрик – сырьем и топливом.

Запасы продовольствия в городе таяли с каждым днем. Постепенно сокращались нормы выдачи продуктов. С 20 ноября по 25 декабря 1941 года они были самыми низкими, ничтожно малыми: рабочие и служащие получали лишь до 250 граммов суррогатного хлеба, а иждивенцы и дети – всего 125 граммов в день! Муки в этом хлебе почти не было. Его выпекали из мякины, отрубей, целлюлозы. Это было почти единственное питание блокадников. Кто имел дома столярный клей, сыромятные ремни, употребляли и их в пищу. Блокада принесла ленинградцам и другие тяжелейшие испытания.

Зимой 1941-1942 годов город сковала лютая стужа. Не было топлива и электроэнергии. Истощенные голодом, обессилевшие и измученные непрерывными бомбежками и обстрелами, ленинградцы жили в неотапливаемых комнатах с заделанными картоном окнами, потому что стекла были выбиты взрывной волной. Тускло светили коптилки. Замерзли водопровод и канализация. За водой для питья приходилось ходить на набережную Невы, с трудом спускаться на лед, брать воду в быстро замерзающих прорубях, а потом под обстрелом доставлять ее домой.

Остановились трамваи, троллейбусы, автобусы. На работу приходилось ходить пешком по занесенным снегом и нерасчищенным улицам. Основной «транспорт» жителей города – детские саночки. На них везли скарб из разрушенных домов, мебель для отопления, воду из проруби в бидончиках или кастрюльках, тяжелобольных и умерших, завернутых в простыни, т.к. дерева на гробы не было.

Смерть входила во все дома. Изнуренные люди умирали прямо на улицах. Свыше 640 тысяч ленинградцев погибли от голода.

Враги надеялись, что тяжелые лишения пробудят в ленинградцах низменные, животные инстинкты, заглушат в них все человеческие чувства. Они думали, что голодающие мерзнущие люди перессорятся между собой из-за куска хлеба, из-за полена дров, перестанут защищать город и в конце концов сдадут его. 30 января 1942 года Гитлер цинично заявил: «Ленинград мы не штурмуем сознательно. Ленинград выжрет самого себя».

Но фашисты просчитались. Плохо знали они советских людей. Те, кто пережил блокаду, до сих пор помнит глубокую человечность безмерно страдавших ленинградцев, их доверие и уважение друг к другу.

Вызовом врагу была работа 39 школ в осажденном городе. Даже в жутких условиях блокадной жизни, когда не хватало еды, дров, воды, теплой одежды, многие дети учились. Писатель Александр Фадеев сказал: «И самый великий подвиг школьников Ленинграда в том, что они учились». Опасен и тяжел был путь в школу и обратно домой. Ведь на улицах, как на передовой, часто рвались снаряды, и идти приходилось, преодолевая холод и снежные заносы.

В бомбоубежищах, подвалах зданий, где проводились занятия, стоял такой мороз, что замерзали чернила. Стоявшая в центре класса печурка-«буржуйка» не могла его обогреть, и ученики сидели в пальто с поднятыми воротниками, шапках и рукавицах. Руки коченели, мел то и дело выскальзывал из пальцев. Ученики шатались от голода. У всех была общая болезнь – дистрофия. А к ней прибавилась и цинга. Кровоточили десны, качались зубы. Ученики умирали не только дома, на улице по дороге в школу, но, случалось, и прямо в классе.

«Никогда не забуду Зинаиду Павловну Шатунину, заслуженную учительницу РСФСР, – вспоминает Ольга Николаевна Тюлева, – было ей уже за 60 лет. В это лютое время она приходила в школу в отутюженном темном платье, белоснежном воротничке и такой же подтянутости требовала от нас, школьников. Я смотрела на нее и думала: В какую ярость пришли бы фашисты, увидев нашу учительницу. Своим примером она готовила нас к повседневному маленькому подвигу – в нечеловеческих условиях суметь остаться человеком».

Однако несмотря на всю бедственность положения города гитлеровцам не удалось захватить Ленинград ни с ходу, ни штурмом, ни осадой и измором. Долгих 29 месяцев они вели ожесточённую, кровопролитную битву с городом, который по своему вкладу в общую борьбу сравнялся с фронтом. Ленинградцы пережили ужасы голода и холода, бомбёжки и обстрелы, понесли ни с чем не сравнимые потери, но не сдались. Город-фронт не просто выстоял. В этой беспримерной схватке были разгромлены блокировавшие его войска. Серьёзно подорванным в итоге оказался дух самих гитлеровцев, населения Германии, её сателлитов. За годы блокады погибли около 850 тысяч ленинградцев. Мужчины, женщины, дети… Они тоже хотели жить, но они не могли представить себе жизни в неволе, под пятой врага. И они умирали во имя и ради нашего будущего.

Федор Удалов, ученик 11-го класса лицея №395, Санкт-Петербург

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту