Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Урок литературы в 9 классе на тему: «Человек – хозяин своей судьбы» (по рассказу М.Шолохова «Судьба человека»).

Дата: 23 июня 2014, 08:10
Автор:

Цели: научить постигать идейный замысел произведения и определять авторскую позицию; развивать умение анализировать художественное произведение, выявлять роль детали в тексте; воспитывать осознание долга перед Родиной, ответственность за собственный жизненный выбор.

​Сценарий урока опубликован в №26 \”Учительской газеты\” за 1 июля 2014 года.Автор:

Лилия Мирошкина, учитель русского языка и литературы средней школы №27 имени Э.А.Хиля Смоленска, учитель года Смоленской области-2013

Дополнительные материалы к уроку

Карты исследования

1-я группа исследовала описание рук главного героя.

Вскоре я увидел, как из-за крайних дворов хутора вышел на дорогу мужчина. Он вел за руку маленького мальчика, судя по росту — лет пяти-шести, не больше.

– Здравствуй. — Я пожал протянутую мне большую, черствую руку. (Герою многое пришлось пережить, черствая – не гладкая, бугристая, как сама жизнь. А еще это говорит о том, что он много работал).

…чуть-чуть улыбаясь, мальчик смело протянул мне розовую холодную ручонку.

Он сидел, понуро склонив голову, только большие, безвольно опущенные руки мелко дрожали, дрожал подбородок, дрожали твердые губы… (бывают в жизни такие моменты, когда даже  сильный мужчина проявляет слабость).

Нельзя нам было руки опускать! Нет! (Герой все-таки заставляет взять себя в руки ради жизни и мира на земле, ведь нужно бороться с фашистами).

Чужой, но ставший мне близким человек поднялся, протянул большую, твердую, как дерево, руку… (Твердый и характер у Андрея Соколова, не сломили его беды и испытания судьбы).

Может быть, все и обошлось бы благополучно при нашем расставанье, но Ванюшка, отойдя несколько шагов и заплетая куцыми ножками, повернулся на ходу ко мне лицом, помахал розовой ручонкой. И вдруг словно мягкая, но когтистая лапа сжала мне сердце, и я поспешно отвернулся.

Члены рабочей группы с места могут дополнять.

Имена героев рассказа тоже неслучайны. 2-я группа выясняла их значения

Андрей

Означает «муж, мужчина, мужественный, храбрый». (Это полностью соответствует характеру героя).

Ирина

Имя означает «мир, покой». (Она действительно хранит мир в семье. С ее смертью герой теряет и мир, и покой в душе).

Анатолий

Означает «восход солнца». (Он и вправду был солнышком,  радостью  и гордостью для родителей. А с его потерей закатилось солнце для Андрея Соколова).

Иван

Означает «дар Бога, благодать Божья». (Это награда герою за все испытания судьбы).

И, безусловно, зеркало души – глаза. Эту деталь писатель тоже не оставил без внимания. 3-я группа работала с описанием глаз Андрея Соколова.

Наиболее яркие строки, связанные с описанием глаз, следующие:

Глаза, словно присыпанные пеплом, наполненные такой неизбывной тоской, что в них трудно смотреть (передается глубина горя героя.  «Словно присыпанные пеплом».  Пепел там, где все сожжено, разрушено. В душе героя – пепелище, разочарование, пустота).

Искоса взглянул я на рассказчика, но ни единой слезинки не увидел в его словно бы мертвых, потухших глазах. Он сидел, понуро склонив голову, только большие, безвольно опущенные руки мелко дрожали, дрожал подбородок, дрожали твердые губы… (Мертвые глаза – будто умер сам человек…).

Эпизоды из произведения. У каждой группы – своя распечатка эпизода, остальные следят по тексту.

1.      Прощание с семьей.

Какие ключевые моменты здесь можно выделить?

Пришли на вокзал, а я на нее от жалости глядеть не могу: губы от слез распухли, волосы из-под платка выбились, и глаза мутные, несмысленные, как у тронутого умом человека. Командиры объявляют посадку, а она упала мне на грудь, руки на моей шее сцепила и вся дрожит, будто подрубленное дерево… И детишки ее уговаривают и я, — ничего не помогает! Другие женщины с мужьями, с сыновьями разговаривают, а моя прижалась ко мне, как лист к ветке, и только вся дрожит, а слова вымолвить не может. Я и говорю ей: «Возьми же себя в руки, милая моя Иринка! Скажи мне хоть слово на прощанье». Она и говорит и за каждым словом всхлипывает: «Родненький мой… Андрюша… не увидимся… мы с тобой… больше… на этом… свете»…

Тут у самого от жалости к ней сердце на части разрывается, а тут она с такими словами. Должна бы понимать, что мне тоже нелегко с ними расставаться, не к теще на блины собрался. Зло меня тут взяло! Силой я разнял ее руки и легонько толкнул в плечи.

Толкнул вроде легонько, а сила-то у меня была дурачья; она попятилась, шага три ступнула назад и опять ко мне идет мелкими шажками, руки протягивает, а я кричу ей: «Да разве же так прощаются? Что ты меня раньше времени заживо хоронишь?!» Ну, опять обнял ее, вижу, что она не в себе…

Оторвался я от Ирины, взял ее лицо в ладони, целую, а у нее губы как лед. С детишками попрощался, бегу к вагону, уже на ходу вскочил на подножку. Поезд взял с места тихо-тихо; проезжать мне — мимо своих. Гляжу, детишки мои осиротелые в кучку сбились, руками мне машут, хотят улыбаться, а оно не выходит. А Ирина прижала руки к груди; губы белые как мел, что-то она ими шепчет, смотрит на меня, не сморгнет, а сама вся вперед клонится, будто хочет шагнуть против сильного ветра…

Следующий эпизод, к которому мы обратимся – плен, в церкви.

Среди ночи слышу, кто-то трогает меня за руку, спрашивает: «Товарищ, ты не ранен?» Отвечаю ему: «А тебе что надо, браток?». Он и говорит: «Я — военврач, может быть, могу тебе чем-нибудь помочь?» Я пожаловался ему, что у меня левое плечо скрипит и пухнет и ужасно как болит. Он твердо так говорит: «Сымай гимнастерку и нижнюю рубашку». Я снял все это с себя, он и начал руку в плече прощупывать своими тонкими пальцами, да так, что я света не взвидел. Скриплю зубами и говорю ему: «Ты, видно, ветеринар, а не людской доктор. Что же ты по больному месту давишь так, бессердечный ты человек?» А он все щупает и злобно так отвечает: «Твое дело помалкивать! Тоже мне, разговорчики затеял. Держись, сейчас еще больнее будет». Да с тем как дернет мою руку, аж красные искры у меня из глаз посыпались. Опомнился я и спрашиваю: «Ты что же делаешь, фашист несчастный? У меня рука вдребезги разбитая, а ты ее так рванул». Слышу, он засмеялся потихоньку и говорит: «Думал, что ты меня ударишь с правой, но ты, оказывается, смирный парень. А рука у тебя не разбита, а выбита была, вот я ее на место и поставил. Ну, как теперь, полегче тебе?» И в самом деле, чувствую по себе, что боль куда-то уходит. Поблагодарил я его душевно, и он дальше пошел в темноте, потихоньку спрашивает: «Раненые есть?» Вот что значит настоящий доктор! Он и в плену и в потемках свое великое дело делал.

И слышу я рядом с собой такой тихий разговор. Один говорит: «Если завтра, перед тем как гнать нас дальше, нас выстроят и будут выкликать комиссаров, коммунистов и евреев, то ты, взводный, не прячься! Из этого дела у тебя ничего не выйдет. Ты думаешь, если гимнастерку снял, так за рядового сойдешь? Не выйдет! Я за тебя отвечать не намерен. Я первый укажу на тебя! Я же знаю, что ты — коммунист и меня агитировал вступать в партию, вот и отвечай за свои дела». Это говорит ближний ко мне, какой рядом со мной сидит, слева, а с другой стороны от него чей-то молодой голос отвечает: «Я всегда подозревал, что ты, Крыжнев, нехороший человек. Особенно, когда ты отказался вступать в партию, ссылаясь на свою неграмотность. Но никогда я не думал, что ты сможешь стать предателем. Ведь ты же окончил семилетку?» Тот лениво так отвечает своему взводному: «Ну, окончил, и что из этого?» Долго они молчали, потом, по голосу, взводный тихо так говорит: «Не выдавай меня, товарищ Крыжнев». А тот засмеялся тихонько. «Товарищи, — говорит, — остались за линией фронта, а я тебе не товарищ, и ты меня не проси, все равно укажу на тебя. Своя рубашка к телу ближе».

3. Гибель семьи и Анатолия.

Какое событие из военной жизни стало для героя рассказа самым страшным? Самым страшным стала для Соколова потеря близких.

Не дай бог никому таких писем получать!.. Сообщает он, что еще в июне сорок второго года немцы бомбили авиазавод и одна тяжелая бомба попала прямо в мою хатенку. Ирина и дочери как раз были дома… Ну, пишет, что не нашли от них и следа, а на месте хатенки — глубокая яма… Не дочитал я в этот раз письмо до конца. В глазах потемнело, сердце сжалось в комок и никак не разжимается. Прилег я на койку, немного отлежался, дочитал. Пишет сосед, что Анатолий во время бомбежки был в городе. Вечером вернулся в поселок, посмотрел на яму и в ночь опять ушел в город. Перед уходом сказал соседу, что будет проситься добровольцем на фронт. Вот и все.

Когда сердце разжалось и в ушах зашумела кровь, я вспомнил, как тяжело расставалась со мною моя Ирина на вокзале. Значит, еще тогда подсказало ей бабье сердце, что больше не увидимся мы с ней на этом свете. А я ее тогда оттолкнул… Была семья, свой дом, все это лепилось годами, и все рухнуло в единый миг, остался я один. Думаю: «Да уж не приснилась ли мне моя нескладная жизнь?» А ведь в плену я почти каждую ночь, про себя, конечно, и с Ириной и с детишками разговаривал, подбадривал их, дескать, я вернусь, мои родные, не горюйте обо мне, я — крепкий, я выживу, и опять мы будем все вместе… Значит, я два года с мертвыми разговаривал?!

Дважды он прерывает свой рассказ, и оба раза — когда вспоминает с погибшей жене и детях. Именно в этих местах Шолохов даёт выразительные портретные детали и ремарки: “Искоса взглянул я на рассказчика, но единой слезинки не увидел в его, словно бы в мёртвых, потухших глазах. Он сидел, понуро склонив голову, только большие, безвольно опущенные руки мелко дрожали, дрожал подбородок, дрожали твёрдые губы”; “Рассказчик на минуту умолк, а потом сказал уже другим, прерывистым голосом: “Давай, браток, перекурим, а то меня что-то удушье давит”. Сколь велика, должна быть боль, которую испытывает этот человек, если он, не раз, глядевший в лицо смерти, никогда не пасовавший перед противником, говорит: “За что же ты, жизнь, так покалечила? За что так исказнила?” Сердце героя “окаменело от горя” на столько, что даже плакать он не способен, хотя слёзы, может быть, и принесли бы ему облегчение (“…А мои невыплаканные слёзы, видно, на сердце засохли”).

Оценочный лист

Фамилия, имя

Самооценка

Оценка членов группы

Оценка учителя

Итоговая оценка

Фрагмент из фильма \”Судьба человека\” доступен для скачивания здесь.Видеоролик на песню \”Судьба\” доступен для скачивания здесь.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt