Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Урок истории в двух вариантах

Учительская газета, №11 от 23 марта 2004. Читать номер
Автор:

Перед дверью мы оказались вдвоем. Я и симпатичный маленький мальчик, с виду лет восьми. Желая пропустить его вперед, я протянула руку к высокой двери и… словно споткнулась о строгий взгляд. Укрепившись ногами на полу, сам распахнув массивную дверь с видимым усилием, мальчик сказал тоном, не допускающим возражений: «Проходите, пожалуйста». Если бы это была обычная вежливость по отношению к взрослому, признаться, во мне бы она вызвала меньшее изумление. Но следом за мной крохотный рыцарь придержал дверь и трем смешливым первоклассницам. Те весело прощебетали «спасибо». «Мужичок с ноготок» довольно улыбнулся и отправился по своим школьным делам.

Этой идиллической картинкой сразила меня московская школа-лаборатория №760, где вот уже пять лет реализуется программа по параллельно-раздельному обучению. На одном этаже сосуществуют классы мальчиков и классы девочек. А стартовала программа с начальной школы, и ее «первопроходцы» ныне благополучно перешли в пятый класс. Но раздельность обучения должна распространяться и на средний возраст, так считает Татьяна Ерофеева, завуч начальной школы. «Разлука» девочек и мальчиков может длиться до восьмого класса, а далее дети вольны выбирать: продолжение обучения в однополой среде или слияние.

Здесь и сейчас

Основным фактором перехода на такую образовательную модель стало, по словам Ерофеевой, желание сохранить здоровье детей, причем не только физическое, но и нравственное.

– Девочки и мальчики совершенно разные по своему развитию. Не обращать на это внимания, значит, идти против природы. А подобные действия, как правило, приводят к печальным результатам. Поэтому мы строим уроки, учитывая разницу развития. Если у мальчиков темп подачи материала высокий и им обязательно ставится цель, к которой они должны двигаться, самостоятельно делая открытия, то у девочек все наоборот. Часто идут повторы, объяснения более подробные.

Я – учитель истории и к каждому уроку у пятиклассников готовлюсь по схеме: «мальчишеский класс», «девчоночий класс» и смешанный. Последний вариант требует традиционного подхода: объяснение – закрепление. У мальчишек я сразу выношу проблему. Мало того, если ангажируется следующая тема, то важно им подбросить «загадку» из предыдущей. Ребята много читают, буквально забрасывают вопросами, и пока они тему не поймут «здесь и сейчас», дальше двигаться бесполезно. Девочки более пунктуальны: если им даны пределы «от и до», то редко-редко кто перешагнет эту границу. Конкретный пример: мы закончили знакомство со странами Древнего Востока, и тот, и другой класс получил творческое задание, допустим, «Путешествие в Древний Египет». Девочки выполнили его в жанре пересказа, то есть подробно перечислили все, что узнали на уроке, из учебника: «Древний Египет расположен в Северо-Восточной Африке…» и т.д. Мальчики действительно отправились в путешествие, нафантазировали, сохраняя исторические факты, и даже живописно оформили работы. В отличие от девочек они сами лезут за информацией, на уроке остается только суфлировать, рассуждают и рассказывают они сами. У нас словно идет обмен знаниями по теме. С девочками мы выстраиваем план, делаем передышки на каких-то моментах, расставляем акценты, словом, придерживаемся определенной схемы. Эта разность подходов позволяет не навязывать системе мышления девочки или мальчика чуждый ей темп.

– А что меняется в отношениях детей друг к другу при раздельном обучении?

– Опять же сошлюсь на пример, который ярко продемонстрирует это изменение. В смешанном классе, существующем на той же параллели, что и раздельные, подрались мальчик с девочкой. Мальчик вел себя агрессивно, и девочка, защищая себя, замахнулась на него мешком со сменной обувью. Все закончилось благополучно, но реакция мальчишек из смешанного класса была следующей: она, такая-сякая, сама виновата! Другими словами, «смешанные» мальчики не видят разницы между полами: девочка вынуждена принимать на себя их стиль поведения, а мальчики не находят причин его менять. Я рассказала об этой ситуации мальчикам, что учатся отдельно от девочек. Реакция последовала незамедлительно: девочка в любом случае слабее, как слабый может быть виноват? И потом, «отдельные» мальчики долго не могли вникнуть в суть произошедшего: для них сам факт драки мальчика с девочкой был непостижим.

При раздельном обучении у них воспитывается трепетное отношение к противоположному полу. Примерно раз в четверть для раздельных классов устраиваются балы. И это балы в прямом смысле слова! Девочки, хотя никто им об этом не говорит, приходят в бальных платьях, все мальчики при костюмах. Девочки потом всегда рассказывают: какие у нас мальчики молодцы! Как они за нами ухаживали, помогали, в конкурсах поддерживали и выручали! А тем удовольствие оттого, что выглядели, как мужчины, что были выдержанны и подтянуты.

Родители

тоже «за»

Есть благость в раздельном обучении и при аспекте граждановедения. Любая тема, допустим, достоинства и недостатки человека, требует разных акцентов. Включенное в достоинства понятие «честь» все равно несет неодинаковую смысловую нагрузку для тех и других. У девочек это «девичья честь», и при мальчиках об этом уже не поговорить. А говорить надо, так как девочки сегодня развиваются довольно быстро. При раздельном обучении мы можем затрагивать многие деликатные темы.

Кстати, мысль о том, что обучение в однополой среде обладает рядом преимуществ, разделяют и родители. Сегодня при наборе в первый класс в школу-лабораторию №760 существует конкурс. Почти такой же, как в хороший вуз: 4 человека на место.

– Желающих очень много, – подтверждает Татьяна Ивановна. – Из-за этого нам никак не удается сделать классы меньшей наполняемости. Сегодня в классе 28 мальчиков. А хотелось бы 20. Первый класс пережить очень трудно: новые условия, новые требования. К тому же 50% детей приходят из дома, то есть достаточно избалованны.

Мы с Татьяной Ивановной постарались определить тип семьи, которая более других склонна обучать своего ребенка в однополом коллективе. Получилось такое интересное наблюдение: если раньше дети приходили в основном из неполных семей, то сегодня приверженцы раздельного обучения – семьи, где есть и папа, и мама. Причем инициатором выступает, как правило, глава семьи. Особенно много детей из семей военных.

– Наверное, этому способствует тот факт, что у нас раздельное обучение методологически и научно обосновано на духовно-нравственных традициях и принципах российского народа. Наша начальная школа – маленькая страна, где каждый класс – город. У него есть свои герб и гимн. Каждый класс мальчиков выбирает себе род войск, и эти войска охраняют рубежи «маленькой страны». Конечно, это – игра. Но когда наши мальчики вступают в Союз богатырей земли российской, то они принимают настоящую присягу. Присутствуют при этом комиссар военкомата, ветераны войны. Это очень важная и торжественная церемония.

А девочек мы посвящаем в «невестушки». В каждом классе девочек стоит колыбелька с младенцем – символ материнского начала.

– Татьяна Ивановна, за пять лет реализации программы параллельно-раздельного обучения определились какие-либо острые проблемы?

– Безусловно. Одна из них – мальчикам для подражания нужен настоящий мужчина. Дело в том, что, приходя в начальную школу, дети встречают здесь в основном женское начало. Это неплохо, но только на ранних этапах. Ведь учительница – это тоже мама, только с другим характером. Однако с пятого класса мальчики нуждаются в неком образце, на который можно равняться. У нас получается, что они все время видят реакцию женщины, а ведь у мужчины она другая. Мы, конечно, стараемся для походов, туристических вылазок привлекать отцов, но школе требуется учитель-мужчина.

Москва


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту