Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

У психологии ненависти есть свои проблемы

УГ - Москва, №29 от 19 июля 2011. Читать номер
Автор:

Сергей ЕНИКОЛОПОВ, профессор, кандидат психологических наук, заведующий кафедрой криминальной психологии факультета юридической психологии МГППУ, заведующий отделом медицинской психологии НЦПЗ РАМН:Термин «преступление ненависти» обычно употребляется в отношении деструктивного, незаконного, насильственного поведения, мотивированного предубежденностью или ненавистью. Жертвами подобных преступлений становятся люди, отличающиеся от преступников расовой, этнической, религиозной принадлежностью, сексуальной ориентацией или имеющие физические недостатки.

Выделение преступлений, совершенных на основе предубежденности, в отдельный класс целесообразно с нескольких точек зрения. Во-первых, с точки зрения профилактики и борьбы с такими правонарушениями. Во-вторых, с точки зрения влияния на жертву. Известно, что жертвы преступлений ненависти более травматизированы и дольше находятся в состоянии дистресса, чем жертвы преступлений, не основанных на предубежденности. В-третьих, такие преступления часто рассматриваются как послание целой группе, к которой принадлежит жертва, что инициирует ответное насилие. В-четвертых, когда на подобные преступления нет реакции со стороны общества и закона, преступники воспринимают свое поведение как приемлемое и даже, возможно, как приветствуемое и возобновляют атаки на своих жертв. При таких обстоятельствах отсутствие реакции на преступления ненависти, а также их замалчивание можно квалифицировать как призыв к насилию.Рост преступлений ненависти заставляет задуматься о причинах этого проявления социального насилия. Большинство авторов согласны с тем, что причины подобных преступлений комплексны и не могут быть сведены к какому-то единственному фактору. В психологической литературе выделяются следующие виды преступлений, совершенных на почве ненависти: по цели, в отношении которой было совершено преступление, – личность или собственность; по группе, к которой принадлежит жертва (раса, этнос, сексуальная ориентация, религия, лица с физическими или психическими недостатками); по виду насилия – реактивное или инструментальное; по мотивации преступника – поиск острых ощущений, защита сфер влияния и собственного образа жизни, миссия («очищение мира от зла»), ответная (на оскорбления в адрес собственной группы), репрессивная защита собственной группы от влияния других и «деградации», повышение самооценки в собственных глазах или в глазах сверстников, страх или презрение к группе жертвы, а также для примера (чтоб другим не повадно было); по месту совершенного преступления – по соседству или далеко от места проживания преступника, на территории жертвы или преступника; по количеству преступников – групповые и совершенные одиночками.Выделенные виды чрезвычайно важны для профилактики, раскрытия и экспертизы преступлений ненависти. Опыт показывает, что преступления, жертвами которых становятся гомосексуалисты, обычно совершает группа подростков в местах, далеких от собственного проживания, в поиске острых ощущений, совершаются в местах толерантного к ним соседства, а невраждебного, где риск насилия гораздо выше, репрессивная защита собственной группы от влияния других и деградации совершается, как правило, одиночками, подростки не совершают преступления с мотивацией «очищение мира от зла». Преступления против мигрантов чужой национальности или расы совершают соседи. При сильном общественном резонансе мотивированные поиском острых ощущений преступления не совершаются вторично, но это совершенно не относится к мотивации защиты и миссии.В поисках причин, обусловливающих преступления ненависти, не стоит забывать, что, как правило, утверждение существования таких причин, оправдывающих действия преступников, – часть их стратегии. Однако мотивы не всегда осознаются или часто скрываются преступниками, что вызывает трудности экспертизы преступлений ненависти.Связь между предубежденностью и инструментальной агрессией подчеркивают многие авторы, и особенно при наблюдениях «горячих» аспектов межгрупповых отношений. Преступления ненависти инструментальны по своей природе.Другой существенный фактор при анализе и экспертизе преступлений ненависти – выявление предубежденности к группе, к которой принадлежит жертва. В западной практике это осуществляется с помощью определенных психологических методик либо по наличию индикаторов предубежденности. К таким индикаторам относятся определенного рода символика, татуировки, граффити, письменные угрозы, плакаты, использование словесных эпитетов ненависти во время совершения преступления. Присутствие подобных индикаторов – отягчающее обстоятельство. Учитывая, что в российской практике большинство из них сами нуждаются в собственной проверке и могут рассматриваться как отдельное правонарушение, призыв к ненависти, выявление наличия предубежденности представляется важным моментом для экспертизы преступлений ненависти. Однако на этом пути существуют сложности. Остаются открытыми вопросы, связанные с генезом предубежденности. Анализ литературы показывает, что предубежденность тесно связана с враждебностью личности и представляет собой враждебное, негативное отношение к какой-либо группе. В научной практике используется классификация предубежденности по группам, к которым принадлежат мишени: расизм, этническая, сексизм. Каждый из видов имеет свои особенности, но общее звено в них – ненависть к «иному». На уровне мотивации индивида можно выделить три вида подобного отношения: осознаваемое и декларируемое вербально; подавляемое и выявляемое только на неосознаваемом уровне; неосознанное.Существующие уровни анализа преступлений ненависти позволяют выделить историко-культурные, социально-психологические, экономические и политические условия, при которых осуществлялись преступления. К таким условиям относятся: групповая динамика, которая объясняется как конформизм, давление сверстников, групповые нормы, молодежные субкультуры; Интернет и СМИ способствуют проявлению предубежденности в насилии; фрустрация, вызванная экономическими изменениями, и борьба за ресурсы; политическая борьба за власть.Для того чтобы не только описывать события, но и предсказывать их, важен психологический уровень анализа преступлений, который позволяет выявить психологические характеристики личности, способствующие подверженности влиянию пропаганды, а также внешних воздействий или ограничений, затрагивающих экономическое или социальное положение человека.Преступники обладают психологическими характеристиками, которые встречаются и у нормальных людей, что затрудняет их дифференцирование, создает определенные трудности в организации превентивных мер. Их отличительные черты – фанатизм и ненависть к тому, кого они воспринимают как врага.По мнению М.Тейлора, для фанатиков характерно нежелание идти на компромисс, пренебрежение к чужим взглядам, тенденция видеть вещи в черно-белых тонах, ригидность суждений. Эти когнитивные черты обнаруживают сходство между фанатизмом, авторитаризмом, предубеждением и фундаментализмом.Фанатизм опасен страстной преданностью собственным убеждениям, соединенной с крайней нетерпимостью к чужим взглядам и стремлениям. Опасность авторитаризма состоит в подверженности личности любому сильному влиянию и чувствительностью к различного рода угрозам, в том числе несуществующим. Идеология фундаментализма оправдывает насилие как необходимое средство и моральное обязательство в борьбе за светлое будущее. В такой системе ценностей индивид стоит ниже общества, и потребности социума важнее всех его желаний.Функция предубежденности состоит в том, что она намечает мишени для канализации агрессии и предоставляет жертву для насилия. Учитывая роль эмоциональных процессов в регуляции поведения человека, выявление стимулов негативных эмоциональных реакций представляется особенно важным. У авторитарных людей подобным стимулом становится угроза ценностям. Разнообразие и степень аффективных реакций находятся в прямой зависимости от норм и ценностей, принятых обществом и разделяемых группой, с которой идентифицирует себя индивид.Аффект, вызываемый угрозой личностным ценностям, зависит от того, насколько значима эта ценность и не стала ли она сверхценным образованием (СЦО). Под термином «сверхценные идеи» следует понимать ошибочные либо односторонние суждения или группы суждений, которые вследствие своей резкой аффективной окраски получают перевес над всеми остальными идеями, причем доминирующее значение этих идей держится в течение длительного времени. Они занимают промежуточное место между навязчивыми и бредовыми идеями. Возникают эти идеи не против желания субъекта, а в силу его аффективной потребности в них. Сверхценные мысли – это глубокое убеждение, которое человек ценит, которым он дорожит. Формальные механизмы мышления при сверхценных идеях не нарушаются.Согласно распространенному среди исследователей мнению основные качественные характеристики СЦО – высокая степень выраженности аффекта и их доминирующее (либо центральное) положение по всей душевной жизни, определяющие поведение субъекта в ущерб другим целям и интересам личности.Один из основных качественных параметров, раскрывающих психологическое содержание психопатологического феномена СЦО, – избыточное ценностно-смысловое опосредование деятельности в ущерб ее произвольности, неизбежно приводящее к искажению реальности и ущемлению возможностей личностного развития. Примерами сверхценного образования могут служить фундаменталистская и националистическая идеологии.Идеология представляет собой целостную систему убеждений, которая дает социальной группе рациональное обоснование своего происхождения, существования и целей, на которые она вдохновляет, а также средств для достижения этих целей. Потенциально присущи всем идеологиям крайности паранойяльные и нарциссические аспекты. У фундаменталистских идеологий, находящихся на паранойяльном полюсе, можно обнаружить такие типичные характеристики, как разделение мира на праведных и неверных, необходимость уничтожать последних, обещание светлого будущего. Сторонники подобных идеологий склонны к ненависти и жестокости. Они чувствуют себя вправе убивать невинных обывателей и испытывают при этом удовлетворение от сознания выполненного морального долга. Другой пример СЦО – маскулинная идеология. В современной клинической психологии, к сожалению, не существует общепринятой модели СЦО. Экспериментальных исследований связи СЦО с фанатизмом, предубежденностью и агрессией крайне мало.В преступлениях ненависти существует опасность повторной виктимизации жертв. Происходит это из-за предубежденности, испытываемой к группе жертвы сотрудниками правоохранительных органов. Она мешает созданию обстановки доверительности и конфиденциальности при первичных беседах с пострадавшими и в ходе расследования. Для преодоления этого и повышения эффективности профилактической и правоохранительной деятельности необходима разработка программ повышения квалификации и переподготовки кадров сотрудников образовательных и правоохранительных органов.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту