search
Топ 10

У нас сложилась культура диалога. Факультатив

В телепередачах, газетных публикациях нередко сообщается о том, как живут люди в бывших советских республиках, а ныне в суверенных государствах, и все-таки этой информации недостаточно. Поэтому при первой возможности стараюсь получить интересующие меня сведения из первых уст. На одной из международных конференций присутствовал представитель министерства просвещения Литвы – Ричардас Тоторайтис, с ним мы и побеседовали.

– Ричардас, как пишет наша пресса, у вас в Литве процесс демократизации всех сторон жизни продвигается быстрее, чем в России. Вы у нас нередко бываете и, наверное, можете сравнивать?

– Процесс демократизации в нашей стране начался сразу же после получения независимости. Уже в начале 90-х годов наши учебники и наши общественные науки начали освобождаться как от коммунистической идеологии, так и от штампов советского периода. Труднее проходил этот процесс в головах людей, но тем не менее многие сумели поменять свое мировоззрение. Демократизация нашей жизни значительно ускорилась после вступления Литвы в Европейский союз. На развитие демократических процессов в школе направлена государственная политика, выделяются довольно большие средства. Педагоги обучаются на специальных курсах демократическому стилю общения, методике демократизации школьной жизни. Я думаю, что успехам в этом направлении способствуют не только действия властей, но и желание самих людей, в том числе и учителей. Вот почему этот процесс происходит более успешно.

А самое главное, что сами ученики и их преподаватели понимают, что никто там, наверху, их жизнь не изменит, если они сами не захотят жить по демократическим принципам. А они хотят. Государственная система и финансовая возможность это позволяют.

– А как развивается школьное самоуправление? И нет ли попытки со стороны отдельных директоров подчинить его своей воле?

– По нашему закону об образовании и разным нормативным актам существует несколько уровней самоуправления. Мы хотим, чтобы школа управлялась ученическими советами, а не только администрацией, чтобы эти советы включали родителей, учащихся и органы управления. Существует отдельно самоуправление учеников. И эти две линии пересекаются на организационном уровне.

Если несколько лет назад мы делали акцент на самоуправлении учеников, то сегодня развивается тенденция, когда вся школа управляется на демократической основе. Конечно, нельзя ограничиваться только учебными заведениями. Если все общество недемократично, то и от школы нельзя требовать, чтобы там царил дух демократии, потому что тогда его там просто не может быть.

А когда управление государством основано на демократических принципах, тогда школа становится основой воспитания демократического сознания людей.

– Администрация школы всегда прислушивается и к рекомендациям советов?

– Думаю, что на законодательном уровне это существует. И некоторые решения администрация не может принять без дискуссии с учениками и их родителями. Дети сами выбирают предметы, которые они хотели бы изучать, какие экзамены они хотели бы сдавать. Наши люди уже привыкли к этому. Сейчас совместное обсуждение какой-то проблемы стало нормой нашей жизни. Уже никто не может какое-то решение монополизировать, принимать единолично. У нас сложилась культура диалога благодаря демократическим переменам, которые начались пятнадцать лет назад. Демократический стиль стал нормой взаимоотношений между людьми, между детьми и учителями, между учителями и родителями.

Активные ученики, активные советы хотят вовлечь все большее количество участников в эти процессы. По результатам наших опросов оказалось, что часть ребят относится к этому индифферентно. Не хотят, хотя правовые и финансовые возможности существуют. Это парадокс. Все так упорно боролись за демократические принципы, за то, чтобы было самоуправление, а когда все это стало реальностью, часть людей предпочитает оставаться пассивной.

– Ваша молодежь в большинстве своем более активна, чем старшие поколения. Насколько многочисленны молодежные движения, молодежные организации?

– В советское время были только комсомольцы и пионеры. Теперь у нас много молодежных организаций. Их столько, что трудно перечислить. Все они регулярно получают помощь государства. Министерство просвещения устраивает конкурсы на лучшую молодежную программу. Они развиваются самостоятельно, но мы заинтересованы, чтобы эти организации и движения участвовали в демократических процессах. Многие молодые люди хотят лично участвовать в демократических преобразованиях.

– А каково участие в этом студентов?

– Студенты устраивают бурные дискуссии о реформе высшего образования. Многие студенты считают, что они получают недостаточно качественное образование. К тому же за учебу приходится дорого платить. Студенческое движение пробует влиять на государственную политику в области высшего образования. Мы открыты для этого.

– Гражданское общество влияет на все стороны жизни в стране?

– Гражданское общество у нас стало проявлять себя в начале 90-х годов прошлого века. И оно продолжает развиваться. Этот процесс бесконечный. Его влияние ощутимо. Я думаю, что гражданское общество достаточно влияет на уровень демократизации в стране. Кстати, это одно из условий принятия Литвы в Евросоюз.

У нас заметно расслоение по интересам и по экономическим факторам. Создано много организаций, которые борются за интересы разных групп. Некоммерческие организации влияют на демократические процессы и на решения, принимаемые властью.

Конечно, нашу демократию надо совершенствовать. Часть населения по-прежнему остается в стороне, есть люди, которые не верят в эти процессы, не понимают, что происходит, и с ними надо работать. В Литве сегодня проводится такая политика – больше внимания тем людям, которые не защищены и которые живут в маленьких городах и поселках. Разрабатываются программы для их обучения. Жители маленьких поселков тоже хотят знать иностранные языки на хорошем уровне, а также владеть компьютером. Очень большие деньги идут на это из Евросоюза и национального бюджета. Отдельные слои общества не так продвинуты, как этого требует современная жизнь в Литве, и государство старается помочь им достичь общего уровня.

– Учителя активно отстаивают свои права?

– Их на это организуют профсоюзы. Они активно выступают за повышение зарплаты учителям, лучшую организацию их труда. При капиталистической системе это само собой не происходит. И очень хорошо, что учителя у нас живо откликаются на вызовы времени.

– Уровень развития демократии влияет и на развитие партийного строительства, на их программы, содержание…

– Наши партии за 15 лет пережили серьезную эволюцию. В сегодняшнем парламенте представлено несколько крупных партий. Это партия социал-демократов, это новая партия труда, это левая партия (одно из крыльев бывшей компартии), это новый союз, партия фермеров, партия консерваторов, партия либералов. Консерваторы – это те, кто в конце 80-х включился в движение «Союдис», возникшее во времена Горбачевской перестройки. Левые в Литве центристского толка. Во внешней и внутренней политике они мало отличаются от других, только социальной программой.

– Коммунистической партии – прямой наследницы компартии советской эпохи у вас нет?

– Нет. Она не востребована. Коммунистические идеи в классическом их варианте не поддерживаются широкими слоями населения.

– Состоят ли учителя в каких-то партиях? И если да, то могут ли они говорить детям о своих политических взглядах?

– Каждый человек может себе выбрать партию в соответствии со своими взглядами. Учителя тоже. В школе политическая деятельность запрещена. Учебные заведения деполитизированы. Партийные пристрастия – личное дело. Идея гражданского образования состоит в том, чтобы показать ученикам, как работают разные партии, в чем заключается идея многопартийности. И сам ученик в будущем может выбрать, какой линии, какой политики ему придерживаться. Это основной принцип. Но это не означает индифферентности к политической жизни со стороны учащихся.

– Есть ли у вас специальный предмет типа граждановедения?

– У нас проводятся интегрированные уроки. Но есть специальный предмет «граждановедение», или точнее – «новая гражданственность».

– Социальным проектированием ваши школьники занимаются?

– Наши ученики уже много лет создают проекты. Сначала они решали проблемы на уровне школы, затем более глобальные в масштабах страны, так называемые национальные проекты.

– Есть ли у вас конфликт поколений? Наши учителя довольно преклонного возраста не всегда понимают своих совсем молодых коллег, своих учеников…

– Со старшим поколением действительно не все так просто. Эти люди давно закончили школу, они воспитывались в соответствии с коммунистической идеологией. У них другие компетенции. Молодежь сегодняшняя более свободна, более уверенная в завтрашнем дне. Как правило, молодые люди не говорят по-русски, они просто его не знают. С английским языком приходят другие ценности. Сами учителя тоже меняются, чтобы продолжать оставаться в школе, тем более что зарплата у них хорошая, на уровне государственных служащих.

Большинство литовцев хорошо усвоили, что они сами должны определять свою судьбу, и выпускники школ часто довольно отчетливо представляют свое будущее.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту