Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Тестовая культура. Или бескультурье? Заметки на полях отчета о проведении аналитического исследования системы граждановедческого образования

Учительская газета, №34 от 22 августа 2017. Читать номер
Автор:

Вспомните, когда последний раз вы заполняли какую-то анкету или вопросник. Тогда, когда получали новый паспорт. Когда брали кредит в банке. Когда устраивались на новую работу. Согласитесь, не то чтобы каждый день приходилось это делать, но довольно-таки часто. А на работе вся отчетность построена на умении заполнять таблицы, переносить данные из одной формы в другую, отмечать нужное из определенного набора. С тестами тоже приходится сталкиваться. Я говорю не о тестах из Интернета: насколько ты художественная личность, соответствует ли твоя работа твоему характеру, какой человек больше всего подходит тебе для семейной жизни и тысячи им подобных. Я имею в виду совсем другие тесты – те, что приходится выполнять на курсах повышения квалификации, при подготовке к аттестации, при групповом проектировании. И, конечно, если будет введен квалификационный или сертификационный экзамен для педагогов, когда заработает национальная система учительского роста, без них уж никак не обойдется.

Умение заполнять анкеты, опросники, выполнять тесты – это часть функциональной грамотности как учителя, так и ученика. Но как точно подметила Екатерина Дорохова, «владение навыками и умениями чтения и письма называется грамотностью. Современный словарь синонимов включает это слово в такой синонимический ряд: грамотность, осведомленность, компетентность, знание (чего), знакомство (с чем). И соответственно синонимами слова грамотный являются слова осведомленный, сведущий, компетентный, знающий, наслышанный (о чем), сильный (разг.)». Вслед за автором статьи хочется задать вопрос: если грамотность – это уже умение читать и писать, компетентность, осведомленность, то что именно добавляет к этому понятию слово функциональный? Ученые соглашаются, что функциональная грамотность – комплексное понятие, включающее несколько компонентов и параметров, в том числе компьютерную и информационную грамотность, которые требуют умения работать с базами данных, различными формами, таблицами, опросниками.Алексей Леонтьев считает, что функциональная грамотность – это способность свободно использовать навыки и умения чтения и письма для получения информации из текста и для передачи такой информации в реальном общении. И уточняет: «Функционально грамотный человек – это человек, который способен использовать все постоянно приобретаемые в течение жизни знания, умения и навыки для решения максимально широкого диапазона жизненных задач в различных сферах человеческой деятельности, общения и социальных отношений».В Массачусетском технологическом институте (MTI) создали график рыночной стоимости сотрудника компании в зависимости от продвижения его по двум шкалам. Первая касается решения рутинных задач, повторяющихся действий, воспроизведения, простой усидчивости. На второй шкале – умение выполнять сложные операции, не имеющие готового алгоритма, способность находить новые пути решения задач на основе разрозненных данных. Первая шкала как раз и описывает те качества, которые требуются при заполнении различного рода анкет, опросных листов, вопросников, тестов. В какой-то мере эти умения один из кусочков смальты огромной мозаики. Функциональная грамотность и есть большая мозаика. Практика показывает, что дети часто заполняют анкеты более тщательно, чем взрослые. И более точно следуют инструкциям и правилам выполнения тестов. Примером тому стало международное сравнительное исследование качества граждановедческого образования ICCS-2016. Это одно из самых интересных сравнительных исследований в мире. Первое такое исследование проводилось в 1999 году, и в нем участвовало 20 стран. Российская Федерация заняла 17-е место. Основное исследование следующего цикла прошло через 10 лет – в 2009 году.  В нем уже участвовало 35 стран. Россия оказалась на 19-22-х местах вместе с Литвой, Испанией и Австрией, поскольку разница в баллах была статистически незначимой. В последнем цикле, основное исследование которого проводилось в прошлом году, участвует 24 страны. Итоги будут озвучены Международной ассоциацией по оценке учебных достижений учащихся (IEA) 7 ноября 2017 года в Амстердаме. В этом цикле по разным причинам, в первую очередь финансовым, отказались от участия такие страны, как Польша, Ирландия, Швейцария, Лихтенштейн, входившие в прошлом цикле по результатам в первую десятку, Словакия, Англия, Новая Зеландия, Чехия (из второй десятки), Испания, Австрия, Греция, Люксембург, Кипр (из третьей десятки) и Таиланд, Гватемала, Индонезия, Парагвай (из четвертой десятки). Появились две новые страны-участницы – Перу и Германия.Всего в исследовании участвовали 94000 учащихся восьмых классов из 3800 школ, а также 37000 учителей, в том числе из Российской Федерации, 204 школы, 4275 учащихся и 2953 учителя. Учащиеся заполняли бумажные тестовые буклеты и анкеты на специальных сессиях в школе, а учителя и директора школ – электронные. В учительской анкете был вопрос: «Что вы считаете наиболее важными целями граждановедческого образования в школе?» Далее перечислялось десять целей: «а) распространение знаний о политических, социальных и гражданских институтах; b) уважение учащимися окружающей среды и важности ее защиты; c) формирование навыков для защиты учащимися своей точки зрения; d) формирование у учащихся навыков разрешения конфликтов; e) получение знаний о гражданских правах и обязанностях; f) предоставление учащимся возможности принимать участие в жизни местного сообщества; g) формирование у учащихся навыков критического и независимого мышления; h) стимулирование участия учащихся в жизни школы; i) поддержка развития эффективных стратегий для борьбы против расизма; j) подготовка учащихся к их будущему участию в политике». Задание было такое: «Выберите три цели, которые вы считаете наиболее важными, и отметьте три соответствующих варианта». Такое же задание касалось и вопроса «По вашему мнению, что требуется для улучшения преподавания граждановедения и обществознания в вашей школе?». Удивительно, но 743 педагога (11,93% всех анкетируемых) выбрали вместо трех пунктов от четырех до десяти. Естественно, их ответы программа не приняла для обработки. Как шутили компьютерщики, у нее случился когнитивный диссонанс. На начальном этапе исследования, когда только формировалась выборка учителей, каждая участвующая школа заполняла так называемые трекинговые формы, в которых указывались фамилия, имя, отчество учителя, его пол и дата рождения. Заполненные формы были отправлены в Центр обработки данных в Гамбург, который является подразделением Международной ассоциации по оценке учебных достижений учащихся (IEA). Анкета, которую учителя заполняли позже, начиналась с вопросов, какой возраст анкетируемого и какой пол. После того как анкеты были полностью заполнены, в Центре обработки данных наложили полученную информацию на трекинговые формы. И оказалось, что у 290 участников анкетирования (3,86%) в двух документах по-разному указан пол, а у 60 (0,8%) напутано с возрастом. После расследования каждого случая выяснилось, что ошибки (кроме четырех) были заложены еще в трекинговых формах: перепутаны символы, отражающие пол анкетируемого, неправильно введен год рождения. Подобная история произошла и с данными о возрасте и поле учащихся. Надо сказать, что при заполнении в школе трекинговой формы учащихся надо было точно указать месяц рождения ребенка, потому что в исследовании могли участвовать дети не старше 14,5 лет, даже если они учились в восьмом классе. После схожей процедуры – заполнения анкет учащимися, наложения информации в Гамбурге – выявили 1749 (23,32%) так называемых ложных записей, которые требовали перепроверки. Причина та же: ошибки при заполнении в школе трекинговой формы, особенно много путаницы с указанием месяца рождения ребенка. Заполняя анкету, руководитель образовательной организации должен был ответить на два вопроса. Первый: «Какой был численный состав школы (число учащихся) 1 января 2016 года?» Второй: «Сколько всего было учащихся в 8-х классах 1 января 2016 года?» Директора 23 школ (6,55% всех руководителей) написали, что у них в восьмых классах учится больше детей, чем во всей школе. А еще восемь директоров просто пропустили этот вопрос и несколько следующих.Что касается заполнения анкет учащимися, то незначительные трудности вызвали лишь вопросы, относящиеся к дому и семье. Так, часть учащихся не смогли точно сформулировать ответ на вопрос «Чем занимается ваша мать или попечитель женского пола (отец или попечитель мужского пола) на работе?». Тут одним предложением требовалось описать, что делает он или она на работе. Ответы часто повторяли то, что было написано раньше, когда учащийся отвечал на вопрос «Какова основная работа вашей матери и отца?». Например, профессия матери – повар, а чем занимается – писали «заведующая производством». В другой анкете ученик отмечает, что его мать работает кладовщиком, а ее работа заключается в том, что «она распределяет людей по рабочим местам». Еще один учащийся, указывая, что его отец работает дальнобойщиком, вообще пропускает описание того, чем он занимается. «Медсестра лечит людей». «Охрана охраняет». Есть ответы, которые невозможно закодировать в соответствии с международной кодификацией профессий и специальностей. Например, в одной из анкет написано, что у отца профессия «билазист», а занимается он тем, что «водит билаз». «Как никто не может дать другому того, чего не имеет сам, так не может развивать, воспитывать и образовывать других тот, кто сам не является развитым, воспитанным и образованным», – считал немецкий педагог Адольф Дистервег. Я уверен, что педагог может хорошо знать, что должен знать ребенок, чем владеть, но он никогда не сможет научить его тому, чего сам не умеет, чем сам не владеет. Так и директор школы, требуя от своих учителей умения делать что-то, не говорю о предметных компетенциях, должен в первую очередь уметь сам это делать.Почему все-таки учителя и руководители так небрежно, неаккуратно, некорректно заполняют анкеты? Главная причина, на мой взгляд, заключается в том, что они воспринимают анкетирование как сиюминутную задачу, у которой нет долгосрочной истории. Они не представляют себе всего процесса обработки и чистки данных, сколько это требует человеческих и финансовых ресурсов. Кроме того, они не умеют оставаться сосредоточенными, пока заполняют таблицы, анкеты, опросники. Часто пропускают важную информацию, которая задает формат ответа. Они, к сожалению, не могут долго удерживать внимание на поставленной задаче. Этому нужно учиться. Этой теме могут быть посвящены специальные практические занятия как на курсах повышения квалификации, так и на заседаниях методических объединений и школьных педсоветах. И учеников тоже нужно учить грамотному заполнению анкет, таблиц, вопросников, выполнению тестов. Прежде всего надо учить ребят работать с разными формами заданий. (Каждый ученик должен был ответить на 33 вопроса, четыре из которых с открытыми ответами. Именно эти вопросы и оказались самыми трудными для ребят. Часто они их просто пропускали.) Надо вырабатывать у учащихся навыки минимизации потерь времени при занесении ответов в бланки и умение исправлять случайные ошибки. Но на каком школьном предмете этому учат?..Говоря о культуре тестирования, мы должны помнить о неукоснительном соблюдении двух принципов. Первый касается конфиденциальности. Он предполагает неразглашение сведений о результатах тестирования или анкетирования без согласия ученика. Может быть, ученик предпочел бы скрыть от своих одноклассников свои пробелы в подготовке. И тут надо идти ему навстречу. Особенно в подростковом возрасте, когда любая неудача на глазах сверстников превращается в настоящую трагедию. Второй принцип связан с доступностью. Каждый ученик имеет право на доступ к содержанию интерпретации своих результатов, к анализу проблем и неудач в выполнении отдельных заданий теста. Функциональная грамотность – это индикатор общественного благополучия. Как тут не сказать о том, что подавляющее большинство кредитных должников в стране – люди, которые не в состоянии правильно прочитать банковский договор, прикинуть порядок выплат, рассчитать собственный бюджет. Что же касается чистки данных международного сравнительного исследования качества граждановедческого образования ICCS-2016, то на исправления ошибок директоров школ и учителей команда из трех человек потратила десять рабочих дней! Но кто их считает, как говорила героиня известного анекдота про кума и вареники… Директора написали, что у них в восьмых классах учится больше детей, чем во всей школе.У 290 участников анкетирования (3,86%) в двух документах по-разному указан пол.​Петр ПОЛОЖЕВЕЦ, национальный координатор международного сравнительного исследования качества граждановедческого образования ICCS-2016


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt