search
Топ 10

Таджикский форпост

По итогам 2001 г. Московский погранотряд Пограничной группы ПС России в Республике Таджикистан признан лучшим в Погранслужбе РФ. О его вкладе в охрану таджикско-афганской границы, говорят цифры: в минувшем году на участке отряда задержано 4164 кг наркотиков, из них 1669 кг – героин (в 2000 г. соответственно 2949 и 676 кг), задержаны 35 нарушителей границы, предотвращено 53 попытки ее нарушения. Пограничники обнаружили 4 схрона с оружием, боеприпасами и наркотиками, изъяли 20 единиц стрелкового оружия, более 900 различных боеприпасов, 40 реактивных снарядов, 7 радиостанций и 46300 долларов США. 40 раз вынуждены были вступать в боестолкновения и 49 раз подвергались обстрелам с афганской территории, уничтожили 40 наркокурьеров, избежав при этом безвозвратных потерь. Трое пограничников были ранены.
Нынешний год для “москвичей” особенный – год 70-летнего юбилея отряда. В самом его начале состоялось событие, достойное знаменательной даты. Директор ФПС РФ генерал-полковник Константин Тоцкий вручил переходящее знамя ФПС России и памятный вымпел. Наиболее отличившиеся защитники границы удостоены государственных наград и ценных подарков.
Медали “За отвагу” удостоен капитан Роман Владарик, медали Суворова – ефрейтор Одинашох Бедилов, медали “За отличие в охране государственной границы” – старший лейтенант Владислав Иванов, медали Жукова – сержант Шерали Шодмонов. Распоряжением председателя Госдумы награждены подарками подполковник Сироджиддин Шодиев, майор Михаил Поддубный, капитан Ширажутдин Ширавов, старший лейтенант Михаил Васильев. Приказом директора ФПС России капитан Павел Быватов награжден дипломом Федеральной пограничной службы РФ 3-й степени, а начальник отряда подполковник Виктор Кондрашов – ценным подарком.
И все же мне помнится, как с трибуны Госдумы депутаты периодически вещали о дороговизне содержания в Таджикистане пограничной группы, о том, что надо бы вернуть “зеленые фуражки” домой. Стоит ли послушаться их? За ответом мы направились на участок 12-й заставы.

Домой возвращаться рано
Та июньская ночь в засаде на берегу реки Пяндж крепко засела в памяти. Накануне контрабандисты, наткнувшись на пограннаряд, не подчинились требованию сдаться, открыли огонь, пытались скрыться. Не удалось. Одного ранили, двух других захватили с пакетами героина.
Стоит солнцу скрыться за вершинами гор, становится темно, хоть глаз выколи, и на афганском берегу начинают мерцать огни фонариков. Это не признаки передвижений, а условные сигналы. В таджикском кишлаке их отслеживают сообщники. Ждут тех, кто на лодке, плоту, бурдюке, прочем подручном средстве с наркотиком пересечет реку. Повезет разминуться с пограничниками, сдать груз – заработают под сотню долларов. Чаще не везет. Задерживают. В случае вооруженного сопротивления могут отправиться к Аллаху. Выживут – вернутся в Афганистан, а там без наркотиков и выручки может приговорить к смерти хозяин.
На той стороне границы цена жизни невелика. У дехкан нищей, разоренной гражданской войной страны, нет заработка для выживания, содержания семьи. Один “зеленый” – уже деньги. За 10-20 долларов находится немало добровольцев. Наркокурьеры готовы на все. Как рассказывал бывший в то время начальником штаба Московского погранотряда (тогда еще майор) Шухрат Гаибов, доставлять наркотик может несколько групп на разных направлениях до 20-30 человек с автоматами, а то и пулеметами. С афганского берега переправщиков тоже поддержат огнем. Все ради того, чтобы доставить как можно больше пакетов, завернутых в белую ткань с печатями: 999 – знак героина высшего качества. Грамм его – это 10-15 доз. И несколько загубленных жизней!
…Ночь, проведенная нами на участке 12-й заставы, обошлась без нарушений границы, боестолкновения. Что было скорее исключением из правил. А в управлении Пограничной группы ФПС в Таджикистане сообщили: пока мы добирались в Душанбе, военнослужащие Московского отряда (той самой 12-й погранзаставы) предотвратили еще одну попытку переправы наркотиков из Афганистана. Мы “разминулись” с наркокурьерами на сутки.
Так стоит ли нашим пограничникам рисковать жизнями в Таджикистане? Судите сами.
Героиновая волна с каждым годом все больше “накрывает” Россию. По прикидкам экспертов, уже больше 2 миллионов молодых людей стали наркоманами, постепенно сводя счеты с жизнью, и эта цифра угрожающе растет.
“Ресурсы” опиума-сырца в Афганистане 2002 г. эксперты оценивают в 2-3 тысячи тонн. И наркобизнес продолжается. Рожденному американцами вследствие контртеррористической операции правительству в Кабуле трудно изменить ситуацию. Нет сил. Реализация “белой смерти” приносит наркобаронам миллиардные доходы, 1000% прибыли!
Килограмм “белой смерти” стоит в Афганистане до 500 долларов, в Душанбе – уже тысячу, а в крупных городах России за несколько десятков. В Москве – до 50 тысяч “баксов”, в Западной Европе – ориентировочно полмиллиона. Эти бешеные сверхприбыли используются международным терроризмом.
Более 90% всего “зелья”, задержанного Погранслужбой России в 2001 г., приходится на таджикско-афганский участок границы – 5 тонн, в основном героин (для сравнения: в 1992 г. – 300 кг). Оставь “зеленые фуражки” тот рубеж, и Россия будет беззащитна перед потоками “белой смерти”, они достигнут десятков, если не сотен тонн. Хотя бы потому, что нет у нас второго рубежа сдерживания наркотической экспансии с юго-восточного направления. Граница с Казахстаном (7600 км) не обустроена. Там нет застав, ее охраняют оперативно-войсковым способом – ведут поиск нарушителей на вероятных путях их движения. Пограничники стараются изо всех сил. Но их мало. На одного защитника границы приходится на ряде участков по несколько сотен километров. И пока у правительства нет достаточных средств на обустройство новых границ.
Если каждый рубль, вложенный в охрану пограничниками морских ресурсов давал до 40 (!) рублей предотвращенного ущерба, то эффект борьбы с наркотрафиком в денежной цифири не подсчитать. Но его можно оценить в тысячах и тысячах жизней россиян, спасенных от страшной беды наркомании. Убежден, эта цена неизмеримо выше затрат на содержание погрангруппы в Таджикистане!
Конечно, российские офицеры и солдаты в будущем уйдут с таджикско-афганской границы. Когда условия созреют. Между прочим, ряд пограничных застав недавно передан в распоряжение таджикских пограничников. Например, на Мургабском направлении. Но пока у Таджикистана, чтобы полностью взять на себя ответственность за стабильность военно-политической обстановки в этом регионе и на границе, средств и сил явно не хватает. Поэтому нашим “зеленым фуражкам” возвращаться домой преждевременно.

Зачем идете в горы вы?
Военнослужащие погранзастав на Пяндже между двух огней: с фронта – контрабандисты из Афганистана, с тыла – их пособники. Их, кстати, “взрастила” гражданская война в Таджикистане. Жители гор лишились привычного сельскохозяйственного уклада жизни, втянулись в наркоторговлю.
В июле 1993 г. наркобароны выплеснули злобу на 12-ю погранзаставу Московского отряда. До 300 “духов” окружили несколько десятков пограничников. 25 из них во главе с лейтенантом Андреем Мерзликиным после ожесточенного боя вырвались из огненного кольца. Подоспевшее подкрепление уничтожило большинство бандитов. Все пограничники-участники того боя удостоены государственных наград. Их командир стал Героем России.
Для военнослужащих Московского или Пянджского отрядов задержание крупных партий под 100 и выше кг – не в новинку. Случается, за месяц перехват достигает полтонны. А это громадные потери наркомафии. Поэтому руководители удачных операций не исключают, что они под прицелом противника. “Зеленые фуражки” бесстрашно выполняют свой долг, несмотря на то, что знают, во сколько их жизни оценивают наркобароны. К примеру, как уже сообщало “Военное образование”, начальника лучшего в нашей Погрангруппе в Таджикистане Московского погранотряда – до полумиллиона долларов. Впрочем, он с подчиненными нанес наркобаронам куда больший суммарный урон.
Пограничная группа ФПС в РТ – единственное формирование российских погранвойск, где большинство военнослужащих (свыше 90%) – иностранцы, граждане Таджикистана. Но ключевые должности, начиная с управленческого аппарата группы и до подразделений границы, занимают наши офицеры, прапорщики, контрактники. Особенно трудны условия жизни и службы на заставах. Письма из дому идут месяцами. Летом – сорокаградусная жара. Зимой отопление – “буржуйка”. Электроэнергию порой дают на несколько часов в сутки. Бензина не всегда хватает, приходится топать на своих двоих. Непросто доставлять продукты, хотя снабжение ими налажено бесперебойно. Если у контрабандистов современные мобильные телефоны, то у пограничников в основном устаревшие радиостанции. Приборы ночного видения тоже видавшие виды.
И все-таки, несмотря на сложности быта, боевые условия, риск, молодые офицеры стремятся на таджикско-афганскую границу. Подчеркну: не ради наград. Для профессионалов границы – это возможность набраться боевого опыта, испытать себя на прочность, проверить свои командирские качества.
Для наркобаронов остается загадкой душа пограничника. Удивляются: почему, при мизерной зарплате, не сделать “легкие” деньги? Откуда им знать, что в погранвойсках традиционно в почете воинский долг и офицерская честь. Людей, избравших судьбу пограничника, не сломить, не купить. Таджик Шухрат Гаибов, к примеру, в бытность начальником штаба Московского погранотряда мог быть лояльнее к своим землякам-военнослужащим. Или с “пониманием” отнестись к местным “авторитетам”, намекавшим на возможность послабления для них пограничного режима. Но никому не позволил усомниться в своих честности, профессионализме. Службу правил строго по уставу. Поэтому заслуженно стал начальником погранотряда на Дальнем Востоке и вывел его в передовые, а ныне служит на российско-казахстанской границе. Свое будущее молодой полковник связывает только со службой в Российских погранвойсках, мечтает учиться в Военной академии Генерального штаба.
И таких офицеров очень много. Среди них – представители пограничных династий. Так, не первый год в Таджикистане капитан Владимир Резниченко – начальник штаба мотоманевренной группы. Не раз проявил себя в боестолкновениях на границе, был контужен. Он – один из сыновей первого заместителя директора – начальника Главного штаба ФПС России генерал-полковника Николая Резниченко, у которого, к слову, в послужном списке тоже не один боевой эпизод.
Год назад, после окончания Московского военного института ФПС, на одну из пограничных застав Мургабского отряда направили лейтенанта Максима Лекарева. В этом отряде начинал службу его отец. Товарищ Максима по учебной группе, лейтенант Анатолий Петрусенко, по собственному желанию, с благословения отца-пограничника тоже недавно прибыл за боевым командирским опытом в Таджикистан с российско-литовской границы. Назначен заместителем начальника одной из застав Пянджского отряда.
Их однокурсник – заместитель начальника погранзаставы Выборгского отряда лейтенант Тимур Архангельский – пограничник в третьем поколении. Ему специфика Таджикистана знакома с детства. По стопам отца – генерал-майора в отставке идет и старший брат Тимура Олег, в июне завершающий учебу в Общевойсковой академии. Он продолжит службу в ФПС.
У ряда потомственных пограничников уже и взрослеющие внуки готовятся примерить зеленые фуражки. Как у полковника в отставке Александра Алексеевича Мельситова, большую часть жизни посвятившего охране границы, а ныне преподавателя, профессора, кандидата наук. Его сын – Сергей, полковник, заместитель начальника управления ФПС, начинал, как и отец, заместителем начальника погранзаставы. Теперь уже его сыновья, Александр и Михаил, учатся в кадетском корпусе ФПС в Пушкине Ленинградской области.
Пока жива преемственность поколений и пограничных традиций, у нашей границы есть и будут защитники.
Жизнь продолжается. На таджикско-афганском форпосту с начала года наши пограничники участвовали в 10 боевых столкновениях, задержали 600 килограммов “белой смерти”. Героин не должен пройти, пока там верные воинскому долгу российские парни в зеленых фуражках заслоняют собою Россию.

Сигитас СПАНГЕЛИС

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте