Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
А Вы читали?

Строгая рука для шальных генов

Учительская газета, №27 от 25 января 2021. Читать номер
Автор:

Кто после детдома нормальный?

Современная детская литература перестала отлынивать от «взрослых» тем. С этим можно не соглашаться и спорить, этим можно возмущаться или восхищаться. Однако мне видится правильной сама возможность, вернее право, поставить кавычки вокруг слова «взрослый» в этом контексте. Я не говорю, что стремление оградить ребенка от любого травмирующего опыта деструктивно для самого ребенка, это не моя компетенция. Но я беру на себя смелость утверждать, что это стремление отбирает много сил у литературы.

Главный герой романа Анны Зеньковой «С горячим приветом от Феклы» – 11‑летний мальчик Сева, которого воспитывает не родная ему бабушка Фекла. Жизнь не балует их обоих. Сева – брошенный ребенок, никогда не знавший своих родителей. Фекла – успешная в молодости спортсменка, лишившаяся карьеры из-за травмы. Основные сюжетные перипетии начинаются с того, что Фекла умирает как героиня, но не как действующее лицо. Она продолжает жить в голове Севы, ругает, подсказывает, направляет, спорит, учит, словом, становится вторым внутренним голосом взрослеющего ребенка.

«Твоим шальным генам нужна строгая рука… А лучше ремень», – убеждает живая Фекла Севу в начале романа. «Сева. Ты будешь жить долго и счастливо. Я тебе обещаю», – говорит она в его голове под конец сюжета.

Конечно, тенденция к стиранию границ между детским и взрослым, как и любая полижанровость, является позитивной только при условии мастерского исполнения. В этом смысле роман «С горячим приветом от Феклы» – образец изящества. Он вобрал в себя все лучшие педагогические и терапевтические черты такого рода литературы: акцент на понимании, дружбе, любви. Развитие взаимоотношений героев проходит путь от ожесточенных конфликтов к безусловной поддержке, а в конце читателя ждут обязательный, но не наигранный хеппи-энд и щепотка ненавязчивой морали.

Однако не меньшую важность представляет соседний пласт реальности этого произведения. В нем царят жестокость и печаль, потери и забвение, алкоголизм и наркомания, одиночество и разрушение семейных ценностей. Мир романа Анны Зеньковой красив и суров. Живущие в нем юные герои решают непростую задачу – не дать худшему в этом мире проникнуть в них самих. Преодолеть реальность, чтобы стать людьми, и остаться собой.

«- Я в медицинский хочу! – упрямо твердил рыжий. – Ученым стану. Может, даже Нобелевку получу.

<…>
– Семью заведу. Стану нормальным человеком. Может, даже забуду про все это. Ну, когда-нибудь!» – мечтает один из главных героев, и его стремления серьезно контрастируют с окружающей и обуславливающей его повседневностью.

Действие романа разворачивается в провинциальном интернате. Он мог бы ожидаемо стать средоточием детских страхов: кого из нас не пугали тем, что за непослушными детьми приходят злые дяди и забирают в детдом? Однако Анна Зенькова показывает, что в мире есть нечто страшнее злобы – безразличие. Причем демонстрируют его не преподаватели и сотрудники «вспомогательного учреждения для детей-сирот и оставшихся без попечения родителей». Они-то как раз в большинстве своем понимающие и даже заботливые люди. Безразличие присуще всем остальным взрослым. «Кто после детдома нормальный?» – спрашивает один из героев по кличке Ржавый, и нет ничего хуже того факта, что дети уже в таком возрасте понимают, как может и будет воспринимать их окружающий мир.

Но если книга Анны Зеньковой чему и учит, то только тому, что не все потеряно. Это должны понять и дети, и взрослые. Дети вырастут и станут достойными людьми, потому что они хотят этого и не желают, чтобы хоть кто-то еще в мире повторил их судьбу. И мы, взрослые, должны им помочь. Или хотя бы не препятствовать своим отношением, не конструировать в их головах негативный образ действительности еще до того, как они столкнутся с взрослыми ее проявлениями. Им тяжело и без этого.

Зеньковой удалось создать глубоко нравственный роман, не превратив его при этом, как часто бывает, в моралистическое умствование, притчу или проповедь. Книга читается на одном дыхании, захватывает и не отпускает. Отдельного упоминания заслуживают очаровательные масскультурные маркеры, выступающие в качестве примет времени: жидкий Терминатор, зомби, мастер Йода, Халк и так далее. Возможно, не все эти образы станут достоянием вечности, но их хрупкая сиюминутность придает произведению особую живость, заставляет почувствовать, что книга и ее автор говорят с тобой на равных и не претендуют на истинность каждого слова. Им достаточно того, чтобы слово было добрым.

Зенькова А. С горячим приветом от Феклы. М. : КомпасГид, 2020. – 360 с.

Алексей КОЛЕСНИЧЕНКО


Комментарии

Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt